$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЗАЛОЖНИКИ НДС©

06.09.2013

Планируемое повышение ставки НДС в Беларуси при снижении ставки налога на прибыль встретило в основном негативную реакцию бизнес-сообщества. Отечественные субъекты хозяйствования опасаются, что это отрицательно скажется на экспорте и отвлечет из оборота денежные средства, перекрыв возможное сокращение налоговой нагрузки в связи с уменьшением ставки налога на прибыль.

На первый взгляд, интересы производителей, поставляющих свою продукцию на рынок Таможенного союза, не должны пострадать — ведь здесь применяется нулевая ставка НДС. Однако механизм подтверждения правомерности ее применения, как и почти 10 лет назад, вызывает нарекания у бизнеса. Ведь если российский или казахстанский партнер не представит подтверждения уплаты налога на родине, белорусскому экспортеру самому придется заплатить НДС в наш бюджет. Чтобы смягчить эту проблему, законодательно увеличивали сроки получения подтверждающих документов: с первоначальных 60 дней до 90, потом — до 180 дней. На многочисленных «успокоительных» совещаниях давали разнообразные полезные советы — вроде «работать только с надежными партнерами».

Но бизнес-сообщество не устраивают ни принимаемые меры, ни тот факт, что ставки НДС в Беларуси выше, чем у партнеров по Таможенному союзу — России и Казахстане. Однако понижать ставки наши МНС и Минфин не согласны, объясняя это тем, что в этих странах, в отличие от Беларуси, большая часть бюджета пополняется за счет т.н. сырьевых платежей. Поэтому НДС и занимает столь высокий удельный вес в налоговых доходах консолидированного бюджета РБ. Компенсировать его снижение было бы нечем, к тому же этот налог, базой обложения которым является выручка, удобнее всего собирать. Поступления налога на прибыль не столь стабильны, а потому и надеяться на их увеличение, особенно при ухудшении финансовых результатов субъектов хозяйствования, не приходится.

Вот и теперь власти решили повысить ставку НДС, чтобы компенсировать потери от намечаемого снижения ставки налога на прибыль, а заодно повысить доходы государственного бюджета, формирование которого идет все напряженнее. Именно НДС считается одним из наиболее надежных источников налоговых поступлений, ведь им облагается выручка от реализации, занижать которую значительно труднее, чем прибыль. Это хорошо понимают во многих странах, где кризис и бюджетный дефицит тоже заставляют увеличивать налоги, включая НДС и акцизы. Но такие шаги неизбежно влекут рост цен, причем не только на импорт, но и на товары местного производства, особенно если в них велика доля импортной составляющей.

Хотя НДС во многих теориях считается «внутренним», косвенным налогом, нейтральным по отношению к субъектам хозяйствования, вся тяжесть которого ложится не на производство, а на потребление, в реальности компании тоже ощущают на себе его тяжесть. В частности, это проявляется в рисках уплаты НДС за своего контрагента, который не заплатил его в РФ или Казахстане или не счел нужным вовремя представить соответствующие документы белорусской стороне. Поэтому каждый страхуется как может: одни включают риски в отпускную цену товара, другие вводят залоговый платеж на сумму НДС.

Анализируя условия поставки продукции белорусских предприятий, можно обнаружить любопытные тенденции, неразрывно связанные с условиями функционирования Таможенного союза. Так, нередко минимальная партия, которая предлагается при поставках в РФ, должна быть вдвое больше, чем на внутренний рынок или в третьи страны. Кроме того, при поставке за пределы РБ товар отпускается по ценам без учета НДС, но при экспорте в Россию или Казахстан с покупателя удерживается «залоговый платеж в размере 20% стоимости отгружаемого товара до предоставления покупателем заявления о ввозе товара и уплате косвенных налогов с отметкой налогового органа». После представления данного документа указанная сумма, по выбору покупателя, подлежит возврату ему посредством банковского перевода либо засчитывается в счет последующих отгрузок товара по договору. Подобные условия считаются вполне стандартными и уже никого не удивляют. Но при этом происходит отвлечение оборотных средств импортера, что вряд ли его радует: хотя залоговый платеж через некоторое время возвращается, потери на сумму инфляции или средней ставки кредитования, даже если их не отражать в бухучете, вполне ощутимы. Если ставка НДС в будущем году увеличится, возможно, это станет дополнительным отрицательным фактором для конкурентоспособности отечественного экспорта.

Не случайно белорусские бизнес-союзы продолжают настаивать на упрощении механизма подтверждения нулевой ставки НДС в рамках Таможенного союза. Отчасти их мнение услышано: подготовлен ряд изменений в налоговое законодательство, согласно которым подтверждать уплату налога партнером по сделке, возможно, будут только налоговые органы, обмениваясь информацией в электронном виде. Это может несколько облегчить участь субъектов хозяйствования, но сам принцип подтверждения уплаты налога партнером для правомерности применения нулевой ставки НДС отменять пока никто не собирается. Между тем в Евросоюзе достаточно подтверждения самого факта экспорта и того, что плательщик-партнер состоит на налоговом учете в одной из стран ЕС.

Впрочем, белорусские налоговики считают европейский опыт не совсем удачным, хотя там компании не зависят от уплаты НДС в другом государстве их контрагентами. К сожалению, в странах Таможенного союза проблема незаконного возмещения НДС стоит довольно остро. То и дело вскрываются случаи попыток получить НДС из бюджета по фиктивным сделкам, когда экспорт в реальности не осуществлялся. В ответ налоговые органы (особенно в России) усиливают контроль, что серьезно затрудняет возврат НДС для добросовестных экспортеров, но почему-то оставляет лазейки для мошенников.

К примеру, недавно в Гомеле по результатам проверки совместного предприятия предотвращен необоснованный возврат из бюджета НДС в сумме 1,4 млрд. Br. Было установлено, что плательщиком необоснованно завышены и приняты к вычету суммы НДС, не отраженные в бухучете и принятые к зачету при отсутствии первичных учетных документов, в сумме 1,7 млрд. Br. Кроме того, завышена налоговая база для НДС по ставке 0% в связи с неверным применением курса валют Нацбанка на дату реализации товаров. Но нашим нарушителям далеко до российских «коллег», у которых подобные операции поставлены на широкую ногу. Например, в Самарской области идет масштабная проверка работы местных налоговых органов, весьма мягко применявших правила ст. 176 НК РФ о проведении камеральных проверок при возмещении НДС к отдельным компаниям, которые, как оказалось, получали из бюджета такое возмещение на огромные суммы по фиктивным сделкам. Сумма потерь казны, по словам губернатора Самарской области Николая Меркушкина, за 2012 г. оценивается в 52 млрд. RUB.

Валерия ГЕРАСИМОВА