$

2.1058 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЗАЛОЖНИКИ ДОБРОВОЛЬНЫХ ПРОГНОЗОВ©

26.04.2013

В послании белорусскому народу и Национальному собранию 19 апреля Президент Александр Лукашенко особо отметил «в общем положительные» итоги за I квартал текущего года, хотя они были по многим параметрам ниже прогноза, и предупредил, что «никто не отменял заданий по росту экономики в нынешнем году». А потому правительству и парламенту придется выполнять планы, которые они «взяли добровольно, без всякой принудиловки». По-видимому, Беларусь — едва ли не единственная страна в мире, которая держится за прогнозы, принятые до мирового кризиса. Все остальные регулярно их пересматривают с учетом сложившихся реалий (как правило, в сторону понижения), причем жизнь обычно подтверждает правильность такого подхода.

Постоянные заверения белорусских властей о неизменности прогнозных показателей, в т.ч. по ВВП и инфляции, вызывают теперь у бизнеса и аналитиков лишь вялое удивление. Тем временем международные организации и правительства многих стран недавно в очередной раз снизили прогнозы роста мировой и национальных экономик. Основанием тому служит объективная оценка достигнутых результатов и имеющихся возможностей. Например, Минэкономразвития РФ пересмотрело прогноз на 2013 г., резко понизив рост и промышленности, и инвестиций, и самой экономики — с 3,6% до 2,4%, а при неблагоприятном развитии событий — до 1,7%. Учитывая, что цены на нефть не растут, такой вариант весьма вероятен.

При этом дело не в деньгах: монетарные и бюджетные стимулы, если к ним прибегнуть, по мнению многих экономистов, будут потрачены впустую и разогреют инфляцию. Для ускорения экономического роста надо обуздать инфляцию, повышать производительность труда на госпредприятиях, переключаться на удовлетворение внутреннего спроса, развивать финансовый сектор. Мало кто рискует выбирать иные стратегии, вроде попыток насильно «поворачивать банки лицом к реальному сектору» и повышать зарплаты без адекватного роста производительности труда (кстати, в Беларуси темпы их роста составили 23,2% и 5,3% соответственно). Но проблему производительности труда невозможно решить, пытаясь заставить лучше работать госпредприятия, составляющие основу белорусской экономики. Можно попенять Западу, который не проводит нужных ему реформ, требуя их от других. Но США, Германии и другим развитым странам достаточно минимальных темпов роста, чтобы обеспечить себя необходимыми товарами и услугами, выполнить свои социальные программы, обслуживать долги и кредитовать других. Развивающиеся страны нуждаются в высоких темпах роста, чтобы получить средства для модернизации экономики и особенно — для поддержания социальной стабильности. Собственно, мы уже ощущаем последствия рецессии: именно ей вызвано снижение льготного кредитования, строительства жилья, сокращение госаппарата (хотя увольнение 13,6 тыс. чиновников будет, по-видимому, сопровождаться существенным увеличением расходов на содержание оставшихся). Даже «курс на дальнейшее развитие амбулаторно-поликлинического обслуживания населения», названный Президентом «стержневой линией развития нашей медицины», вызван не только его лечебными преимуществами, сколько необходимостью снизить бюджетные расходы.

Мы не одиноки в своих проблемах. Их испытывает и наш любимый пример — Китай, где в I квартале 2013 г. ВВП вырос на 7,7% против 7,9% в IV квартале 2012 г. и 10% в течение предыдущих 10 лет. По мнению аналитиков, это затронет компании по всему миру, особенно экспортеров сырья, которые за последние 10 лет привыкли полагаться на постоянный рост спроса со стороны Китая. Интересно, что замедление китайской экономики происходит на фоне высокого уровня заимствований и капиталовложений. Таким образом, наличие того и другого — далеко не единственное условие экономического роста.

Пока же ВВП в I квартале 2013 г. увеличился по сравнению с январем–мартом 2012 г. в сопоставимых ценах лишь на 3,5% (при годовом прогнозе 8,5%), а валовая добавленная стоимость — на 2,1%, причем ее доля в ВВП снизилась с 88,6% до 86,9%.

При этом реальный сектор экономики, который мы так старательно развивали, пока остальной мир «надувал финансовый пузырь», сам несколько сдулся. Об этом красноречиво свидетельствует структура вклада основных видов экономической деятельности в темпы роста ВВП (см. диаграмму в печатной версии "ЭГ").

Заложники добровольных прогнозов

При этом реальный сектор экономики, который мы так старательно развивали, пока остальной мир «надувал финансовый пузырь», сам несколько сдулся. Об этом красноречиво свидетельствует структура вклада основных видов экономической деятельности в темпы роста ВВП (см. диаграмму в печатной версии "ЭГ").

Больше всего подвела промышленность, причем в горнодобывающей по сравнению с I кварталом прошлого года отмечен спад на 0,7%, в обрабатывающей — на 1%, а в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды — 2,4%. Одновременно в январе–феврале т.г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 16,3% сократился экспорт обрабатывающей промышленности (в т.ч. в нефтепереработке — на 83,5%, химическом производстве — на 9,8%, металлургии — на 7,3%, производстве машин и оборудования — на 13,1%, а транспортных средств — на 38,9%). Учитывая, что именно эти отрасли обеспечивают львиную долю белорусского экспорта, очевидно, что спад в них пока не удастся компенсировать за счет роста в других сферах. Для этого требуется время — как и для завоевания новых рынков. Впрочем, их диверсификация пока не заметна: на долю пяти стран приходится 74,1% отечественного экспорта, а 20 — 91,8%, почти так же, как и год назад. Поэтому призывы «идти туда, где нас ждут», в реальное изменение географии поставок пока не воплощается. Интересно, что спад белорусского экспорта происходит на фоне оживления мировой торговли, которая, по мнению экономистов ВТО, увеличится в текущем году на 3,3%. Это хуже сентябрьского прогноза (4,5%), но существенно лучше, чем в 2012 г., когда мировая торговля выросла всего на 2% (что, кстати, самый низкий показатель с 1981 г., кроме 2009 г., когда международная торговля сокращалась). Для сравнения: в России экспорт снизился на 4,5%, а импорт вырос на 6,9%. Интересно, что по данным Росстата, внешнеторговый оборот Беларуси и России сократился в январе– феврале т.г. на 30,3% по сравнению с январем–февралем 2012 г., тогда как с Казахстаном он вырос всего на 0,8%, с Польшей — снизился на 4,7%, а с Украиной — на 21,7%. Так что наши южные соседи, получив статус наблюдателя в Таможенном союзе, смогут увидеть интересные нюансы постсоветской интеграции. Нам же остается пенять скорее не на «просевшие рынки» России и ЕС, а на конкурентоспособность своих товаров и умение их продавать.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях