$

2.1204 руб.

2.4136 руб.

Р (100)

3.2021 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЗАГНАННЫЙ ВЕЛОСИПЕД©

12.06.2015

В последние дни деловое сообщество активно обсуждает смену руководства ОАО «МОТОВЕЛО» и неподтвержденные слухи об аресте его прежнего директора и собственников. При этом звучат различные предположения о причинах, целях и последствиях этих событий.

Молчание государственных органов и отсутствие объяснений внезапного назначения гендиректором предприятия бывшего председателя Мингорисполкома Николая Ладутько только подстегивают слухи. Некоторые СМИ уже бросились на защиту владельца ОАО «МОТОВЕЛО» и стеклозавода «Елизово» Александра Муравьева и других ли, которые, по неподтвержденным данным, были задержаны правоохранительными органами. Но прежде чем сравнивать происходящее с прошлыми скандальными изъятиями собственности и посадками бизнесменов, обратимся к фактам.

После распада СССР для «МОТОВЕЛО» наступили тяжелые времена. К 2006 г. завод был практически банкротом. Спасти его власти пытались с помощью реструктуризации долгов, но это не решало проблем производства и сбыта. Все начиналось 8 лет назад, когда в соответствии с Указом от 26.07.2007 № 354 фирме «АТЕС Holding GmbH» (Австрия) были проданы принадлежащие государству 31,3 млн. акций ОАО «МОТОВЕЛО» номинальной стоимостью 500 рублей на сумму 15,6 млрд. Br c 3-летней рассрочкой оплаты. При этом инвестор обязался сохранить специализацию предприятия и его торговую марку, вложить в развитие ОАО в 2007– 2012 гг. сумму, эквивалентную не менее 20 млн. USD. Но у новых владельцев были свои представления о будущем завода. Результаты говорят сами за себя.

В 2007 г., когда завод перешел под контроль ATEC, его выручка составляла 50 млрд. Br и на нем работало 2,5 тысячи человек. Уже на следующий год выручка выросла почти на 1/3, а число работников сократилось на 1/5. В 2009-м выручка упала до 42,4 млрд., а трудовой коллектив — до 897 человек. Примечательно, что именно в этом году ОАО получило 42,8 млрд. Br прибыли от операционных доходов — по этой статье согласно тогдашним правилам бухучета проходил результат от продажи или сдачи в аренду основных средств и иных активов. В последующие годы такие рывки не повторялись. Выручка росла практически на уровень инфляции, предприятие неизменно оставалось убыточным, а трудовой коллектив таял на глазах — благо о его сохранении в Указе № 354 ничего не говорилось.

Отметим также, что, по данным Белстата, в республике в 2005 г. производилось 5,96 тыс. мотоциклов и 440,8 тыс. велосипедов, в 2007-м — 10,7 тыс. и 373,8 тыс., в 2013-м — 12,2 тыс. и 194,9 тыс. соответственно. При этом использование производственных мощностей по выпуску мотоциклов выросло с 24% в 2007 г. до 76,1% в 2013-м, а велосипедов — с 81,4 до 93,9%. Для сравнения в 2013 г. в Беларусь было ввезено 1006 мотоциклов на 0,7 млн. USD, в 2014-м — 2330 на 1,6 млн. USD, велосипедов — 103 тыс. на 9,2 млн. USD и 156 тыс. на 15,9 млн. USD, а также частей и оборудования к ним на 10,7 млн. и 6,5 млн. USD соответственно. Участвовал ли в этом процессе «МОТОВЕЛО»?

По итогам 2014 г., согласно опубликованным Минфином данным, на заводе оставалось всего 179 работников, а выручка составила 77,5 млрд. Br. Нетрудно подсчитать, что за 8 лет в долларовом эквиваленте выручка «МОТОВЕЛО» обвалилась с 23,3 млн. USD до 7,6 млн., а число работников сократилось в 14 раз. Конечно, можно объяснять такие результаты неблагоприятной конъюнктурой рынков, подорожанием сырья, протекционистскими таможенными режимами, экспансией китайского ширпотреба и европейских технологий. Но тогда возникает ряд неприятных вопросов. Во-первых, представляли ли себе русско-австрийские бизнесмены во что ввязываются, приобретая такое предприятие? Во-вторых, из каких соображений белорусские чиновники отдали завод инвестору, не обладающему ни опытом, ни технологиями в данной области? В-третьих, почему столько времени власти пассивно наблюдали за тем, что происходит на «МОТОВЕЛО»?

Правда, уставный фонд «МОТОВЕЛО» вырос за 7 лет в 13 раз — с 15,7 млрд. до 205,7 млрд. Br, а обеспеченность акций предприятия имуществом — с -223 до +3050 Br. Так что формально АТЕС свои инвестиционные обязательства, вероятно, выполнил, хотя вряд ли можно считать достижением то, что осталось от торговой марки завода. Поэтому в данном случае мы наблюдаем не очередной виток передела собственности и национализации, а скорее запоздалую попытку государства спасти остатки былого флагмана индустрии от неосмотрительно выбранного чиновниками «эффективного собственника». А потому в умелых пропагандистских руках эта печальная история еще станет очередным аргументом против приватизации и рыночной экономики.

Кстати, согласно Указу № 354 в случае невыполнения инвестором взятых на себя обязательств он должен был еще в 2013 г. перечислить в республиканский бюджет сумму, составляющую разность между рыночной стоимостью акций на момент их приобретения и их номиналом на дату принятия Указа. Вот только за неимением биржевых котировок акции «МОТОВЕЛО» рыночной стоимостью не обзавелись, и, судя по грустным финансовым результатам, ее расчетное значение мало кому понравится. А вот номинальная стоимость акций завода за 8 лет выросла с 500 до 2747 Br, т.е. по текущему курсу она сократилась с 0,23 до 0,18 USD. Так что подсчет ответственности, исходя из норм подп. 4.2 Указа № 354, будет весьма интересным.

Леонид ФРИДКИН