$

2.0882 руб.

2.4544 руб.

Р (100)

3.1726 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЗАДАЧА ДЛЯ ВТОРОГОДНИКОВ©

09.07.2013

После нескольких лет перерыва тема рейдерства неожиданно вновь оказалась в центре внимания белорусского бизнес-сообщества. При этом единичные случаи передела собственности, ставшие достоянием СМИ, показывают, что ни государство, ни общество до сих пор не готовы адекватно оценивать подобные вопросы.

У наших соседей тема рейдерских захватов предприятий известна уже не один десяток лет. На горьком опыте россияне убедились, что главными причинами рейдерства являются, с одной стороны, слабость законодательной базы, правоохранительной системы и судов, масштабная коррупция, с другой — рост благосостояния, числа и стоимости активов, а с третьей — неэффективное использование собственности. К этому надо добавить низкий уровень предпринимательской культуры: собственники, заботясь о развитии бизнеса, часто забывают о его защите. Можно добавить слабость рыночных институтов и равнодушное, а порой и негативное отношение общества к бизнесменам и к частной собственности, неприкосновенность которой зачастую не признается.

Каникул не будет

Очевидно, что в нашей стране часть этих факторов налицо. И отдельные предприятия уже становились мишенью рейдерских атак. Напомним, в 2008–2009 гг. «ЭГ» подробно описывала попытку захвата ЗАО «Фабрика головных уборов «Людмила». Поднятый вокруг этого случая шум отчасти спугнул рейдеров, и предприятие удалось отстоять. Были и другие схожие случаи. Однако вместо того, чтобы принимать к сведению отечественный и зарубежный опыт, наши бизнесмены предпочитают учиться на собственных ошибках. Например, недавно в Интернете бурно обсуждалась ситуация с ЗАО «Магазин Таллин». Минский столичный союз предпринимателей привел ее в качестве примера на круглом столе, посвященном теме рейдерства в Беларуси.

По словам бывшего директора ЗАО Виктора Янушкова, предприятие подверглось рейдерскому захвату. Незаконно приобретены акции, уволены руководители и ряд ключевых сотрудников, без согласия акционеров проводится незаконная реорганизация и сдача помещений в аренду одной из торговых сетей. По мнению В.Янушкова, новые владельцы заинтересованы не в развитии предприятия, а в получении сиюминутной выгоды.

Правда, у нового руководства ЗАО своя версия произошедшего: по их мнению, информация, предоставленная В.Янушковым, не соответствует действительности — имеются вступившие в силу решения суда, которыми признается законность владения акциями нынешними акционерами и смены руководства ЗАО. При этом бывшим акционерам была предложена конкурентоспособная цена за акции, финансовые показатели предприятия не ухудшились, активы из оборота не выводились.

Судебные тяжбы продолжаются. Разобраться в происходящем можно только внимательно оценив документы и факты. Ведь приклеить ярлык «рейдерство» со слов заинтересованных лиц можно ко многим сделкам по приобретению контроля над предприятиями, а, с другой стороны, никто не признает себя рейдером добровольно. Проблема в том, что термин «рейдерство», под которым обычно понимается недружественное поглощение, до сих пор не закреплен в отечественном законодательстве, и квалифицировать действия захватчика таким образом наши правоохранительные органы чаще всего не в состоянии. Между тем анализ ряда корпоративных конфликтов показывает, что порой в них имеются признаки рейдерства. Но выявить их среди споров о признании недействительными решений общих собраний акционеров, иных органов управления хозяйственным обществом, об исключении из состава участников, о переводе прав и обязанностей сторон по сделкам с акциями и т.п. довольно сложно.

Как правило, рейдерство включает в себя сочетание незаконных, полузаконных (противоправных, но прямо не запрещенных) и законных способов приобретения чужого бизнеса. При этом поглощение является плодом кропотливой работы опытных специалистов, просчитывающих каждый шаг и учитывающих все нюансы законодательства и конкретных обстоятельств. Обычно привлекательной мишенью для рейдеров является успешный бизнес, часто недооцененный и неэффективно используемый. Ключевое значение для захвата имеет информация. Поэтому на «объект» внедряется агент или вербуется кто-то из местных работников, обеспечивающий поставку сведений о финансовых показателях компании, структуре собственности, учредительных документах, порядке принятия решений, привычках, связях, контактах и взаимоотношениях сотрудников, нарушениях законодательства и т.д. Исходя из этих данных разрабатывается тактика и стратегия захвата.

Экзамен

на выдержку

В Беларуси немало предприятий, которые потенциально могут стать объектами рейдерской атаки. При этом благоприятную почву для нее создает недовольство работников и акционеров менеджментом, невысокой зарплатой, скудными дивидендами. Поэтому желающие помочь «переменам», продав свои акции, не приносящие существенного дохода, всегда есть. Вникать в нюансы управления компанией и заботиться о ее будущем готовы немногие. Как правило, найдутся и те, кто за умеренное вознаграждение станет «пятой колонной» рейдера на предприятии. А когда скупленных акций наберется достаточно много, контроль над предприятием, вопреки воле собственников и менеджмента, переходит в руки чужака, который убирает руководство и наводит свои порядки: меняет направление материальных и денежных потоков, снабженческую и сбытовую политику, иногда сокращает штаты и выводит активы и т.п. Если акции скупаются с нарушением законодательства (например, преимущественного права покупки другими акционерами), можно обратиться в суд. Но тяжба требует немало времени и денег, процесс может затягиваться, чтобы взять противников «измором».

А потому нынешним собственникам и руководству предприятий стоит заранее позаботиться о четкой регламентации системы корпоративного управления, прежде всего, о предоставлении информации и режиме коммерческой тайны, о лояльности сотрудников и акционеров, внимательно следить за судьбой акций, тщательно соблюдать законодательство, чтобы не бояться проверок. Не стоит доверять типовым формам учредительных документов, так популярных среди экономных белорусов. В уставах и других локальных актах нужно предусмотреть нормы, направленные на защиту интересов участников. Все это — работа для квалифицированных специалистов, оплата услуг которых окупится сохранностью всего создаваемого годами бизнеса. Так создастся первая линия обороны от возможных недружественных поглощений.

Впрочем, последние не всегда выходят за рамки легальности. Случаев «черного» рейдерства — явно криминализованного, сопровождающегося насилием, и даже «серого», связанного с коррупцией, в Беларуси практически не зафиксировано. Для передела или захвата собственности у нас обычно достаточно «белых» методов, открыто не нарушающих законодательство. Зато «обороняющаяся» сторона порой сама первой начинает пользоваться незаконными способами давления на «захватчика».

Домашнее

задание

Передел собственности — это вполне естественный процесс. Вопрос лишь в том, удерживается ли он в рамках законности и окажется ли имущество в конечном итоге в руках наиболее эффективного собственника. На сей счет отечественное законодательство содержит немало оговорок, требуя в ряде случаев обоснования притязаний инвестора бизнес-планами, заключения инвестиционных договоров и т.д. Довольно затруднительно у нас организовать захват предприятия путем его банкротства. С другой стороны, в Беларуси имеется и достаточно мер административной и уголовной ответственности за незаконные действия: подделку и подлог документов, взятки и коммерческий шпионаж, манипулирование на фондовом рынке. Впрочем, ужесточение наказаний еще ни один вид преступности не ликвидировало. Заметим, что в России, несмотря на принятие в 2009–2010 гг. пакета «антирейдерских» поправок в УК, проблемы не только не разрешились, но местами и усугубились.

А потому, если собственник сам не беспокоится о своих активах, государство никак не может обеспечить их безопасность. Правоохранительные органы могут принять меры только в том случае, когда дело выходит за рамки спора хозяйствующих субъектов и приобретает криминальный характер. Иногда избежать недружественного поглощения и рейдерства можно, вовремя позаботившись о консолидации акционерного капитала, вполне законно выкупив акции у миноритариев. Когда контрольный пакет акций сосредоточен в одних руках, все действия рейдеров направлены против этого собственника и их легче отследить. Кроме того, желательно регулировать стоимость акций. Так, увеличение уставного фонда путем индексации номинала акций позволяет поддерживать их цену на уровне, соответствующем рыночной стоимости активов предприятия.

Нельзя допускать внутренние конфликты на предприятии между руководством и акционерами: обиженный может продать акции «захватчику», стать его агентом или источником утечки конфиденциальной информации. Не надо игнорировать интересы миноритарных акционеров — довольно часто это бывшие и действующие сотрудники предприятия. И если они годами не получают дивиденды, то будут только рады избавиться от акций или выдать доверенность для голосования на собрании кому угодно. На предприятии должны быть грамотные юридические, финансовые подразделения, служба безопасности. Необходим жесткий контроль за структурой дебиторской и кредиторской задолженности. Важно выбрать такого реестродержателя, который будет неукоснительно соблюдать требования о конфиденциальности данных реестра для третьих лиц и информировать обо всех попытках запроса данных реестра или его внезапной передачи другому регистратору. Партнеры по бизнесу должны быть надежными, а новые — тщательно проверены по всем возможным направлениям организации их деятельности. Нужно всегда тщательно подходить к подготовке и проведению собраний акционеров — любой просчет здесь может стать поводом для затяжного конфликта.

Чтобы обеспечить безопасность бизнеса, иногда полезно его реструктуризировать, т.е. создать такую систему владения и управления наиболее привлекательными активами, которые сделают их недоступными для третьих лиц. Это вполне возможно в рамках действующего законодательства, которое в отличие от зарубежного не требует раскрытия данных о бенефициарных владельцах.

Любые прямые предложения о продаже акций или доли, рост числа сделок с ними, факты захвата аналогичных предприятий в отрасли, неожиданное ухудшение отношений с местными властями, внеплановые проверки, распространение негативной информации о компании в СМИ, внезапный активный интерес мелких акционеров к информации о деятельности общества — все это признаки возможного начала рейдерского захвата. Значит, пора принимать экстренные меры. Если вам не безразлична ваша собственность, всегда найдутся законные пути ее сохранения.

Татьяна АБРАМОВИЧ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях