$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЗАБОТЫ ГЛОБАЛЬНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ©

22.06.2012

Премьер-министры Беларуси, Казахстана и России на бизнес-форуме в Петербурге, а лидеры стран G-20 — в мексиканском городе Лос-Кабос обсуждали варианты совместного реагирования на очередной виток мирового экономического кризиса. Общим для этих мероприятий был и результат — набор заявлений, за которыми трудно увидеть конкретные решения. Благие пожелания и явно не самые актуальные предложения мировых и региональных лидеров не слишком соответствовали серьезности ситуации.

Ее диагноз точно обозначил премьер-министр Казахстана Карим Масимов: «Кризис от нас не зависит и все равно придет». Однако дальнейшая дискуссия о методах преодоления грядущей финансовой нестабильности к консенсусу не привела. Глава белорусского правительства Михаил Мясникович предложил коллегам заняться глобализацией производств путем создания в ЕврАзЭС транснациональных корпораций, в т.ч. с привлечением даже зарубежных компаний, отказаться от услуг международных рейтинговых агентств, создав в ЕврАзЭС собственное, а также в большей степени сместить акцент внешнеторговой деятельности ТС на страны Юго-Восточной Азии.

Возможно, «задел» в виде китайского индустриального парка позволяет нам надеяться на расширение азиатского вектора. Но европейское направление, на которое приходится свыше 48% отечественного экспорта, очень непросто развернуть в другую сторону. Что же касается ТНК, то без приватизации эту задачу не решить, а негативная оценка Президентом Беларуси условий слияния МАЗа и КАМАЗа служит примером трудностей, с которыми придется столкнуться на этом пути. Для масштабного проекта создания совместной транспортно-контейнерной компании, что даст возможность железным дорогам стран — участниц Таможенного союза транспортировать грузы от казахстанско-китайской до белорусско-польской границы, нужно где-то изыскать средства.

Между тем западным ТНК явно не до инвестиций в ЕЭП. Лидеров «Большой двадцатки» занимает кризис еврозоны, угрожающий перекинуться на все остальные страны. А потому в итоговом коммюнике G-20 подтверждена готовность реализовать программу структурных реформ, преобразований в области нормативного регулирования для улучшения среднесрочных перспектив экономического роста и построения более стабильных финансовых систем. Также страны «двадцатки» договорились продлить мораторий на протекционистские меры до 2014 г. Как отмечается в декларации, «участники еврозоны из числа государств «Группы 20» примут все необходимые меры политики, чтобы защитить целостность и стабильность региона, улучшить функционирование финансовых рынков и вырваться из замкнутого круга взаимозависимости между суверенными структурами и банками». В частности, G-20 намерена выработать меры по полной защите еврозоны, среди них — банковский надзор, санация и рекапитализация, страхование вкладов. Однако решать проблемы Греции и Испании нужно уже сейчас. В спасении европейской интеграции заинтересованы все, в т.ч. страны Таможенного союза: не только из-за важности рынка ЕС, но и чтобы не подавать дурной пример евразийскому проекту.

ЛИДЕРЫ G-20 обсудили также вопросы реформы квот МВФ. Сегодня доля стран БРИКС в 11,5% явно не соответствует их удельному весу в глобальной мировой экономике — более 26% мирового ВВП. Россия, Индия, Бразилия внесут в антикризисные ресурсы МВФ по 10 млрд. USD, а Китай увеличил свой взнос до 43 млрд., что существенно усиливает его влияние в этом институте. Однако пока нет оснований полагать, что это скажется на отношениях между Беларусью и МВФ в обозримом будущем.

В свою очередь главам правительств ТС явно хотелось сосредоточиться не на текущих, а на стратегических вопросах. Так, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев предложил подумать о возможности введения единой валюты в рамках Евразийского экономического союза, который планируется создать к 1.01.2015 г., признав, что этот вопрос “не является предметом озабоченности сегодняшнего дня”. Тем не менее, он пригласил обсудить его экспертный совет бизнес-сообщества стран — участниц ЕЭП (который еще только предстоит создать). Не слишком актуальным выглядело и предложение К.Масимова создать в рамках союза специальный фонд, который займется финансированием перевода на цифровую основу научных разработок.

Д.Медведев также предложил коллегам скоординировать применение антикризисных мер на основе опыта РФ в 2008-2008-2009 гг. При этом он не уточнил, входит ли в программу урока выделение части средств российского резервного фонда, который помог нашему соседу благополучно пережить предыдущий кризис, профинансировав из него сокращение поступлений из-за падения цен на нефть, а также поддержку ряда предприятий и отраслей. По-видимому, это «наглядное пособие» на троих не делится: с 2008 г. фонд сократился вдвое, а пополнять его нечем: падение цен на нефть на каждый доллар обходится российскому бюджету в 60 млрд. RUB. Таким образом, если нефть подешевеет с нынешних 100 до 80 USD/барр., казна недосчитается почти 40 млрд. USD — 2/3 остатка резервного фонда. Неудивительно, что российские власти готовят два варианта бюджета на 2013 год: основной и стрессовый, исходя из цены на нефть в 90 и 60 USD/барр. Впрочем, в прогнозе Минэкономразвития РФ на 2013-2013-2015 гг. «шоковым» считается и 80 USD/барр. Это приведет к существенному обострению рисков для банковской системы, платежного баланса и общего уровня уверенности в экономике, инфляция вырастет до 8-8-10%. В результате замедлится рост реальных доходов, начнется стагнация спроса, снизятся оборот розничной торговли и инвестиции, а темпы роста ВВП упадут до 2%.

Если в 2008-2008-2009 гг. Россия направила на борьбу с кризисом около 3 трлн. RUB, то сейчас планируется выделить на эти цели лишь 500 млрд. Кроме того, Минэкономразвития РФ предлагает принять ряд мер по поддержке реального сектора экономики и социальной сферы, а также по стабилизации финансового сектора. В частности, планируется предоставление госгарантий банкам (на 70% обязательств предприятий-должников) и эмитентам облигаций, стимулирование кредитования, индексация пенсий и зарплат бюджетников, совершенствование механизмов банкротства. Можно не сомневаться, что, как и в прошлые годы, в кризисной ситуации российские власти не преминут прибегнуть к протекционистским мерам по защите своих производителей. Неудивительно, что К.Масимов предложил еще раз проанализировать Таможенный кодекс ТС и, возможно, внести в него некоторые коррективы, чтобы избавиться от «белых пятен», которых, по мнению казахстанского премьера, там еще много. Действительно, возможности по введению в ТК ТС защитных мер сильно сужены обязательствами РФ по присоединению к ВТО. Так что можно рассчитывать лишь на точечные защитные меры в рамках таможенно-тарифного регулирования «тройки». Остается надеяться, что они не окажутся очередным ударом по белорусским экспортерам и населению.

ПРИ ТАКИХ рисках переход на единую евразийскую валюту чреват для Беларуси множеством негативных последствий, включая утрату финансовых рычагов для стимулирования своей экономики.

Один из главных уроков, которые можно извлечь из российского опыта — это готовность Москвы гибко пересматривать свои прогнозы с учетом мировой конъюнктуры и макроэкономических реалий. Однако у нас по-прежнему считается незыблемой догмой выполнение 5-летнего плана роста ВВП на 62%, хотя показатели 2011—2012 гг. и ситуация в мировой экономике делают явно нереальным ежегодный рост ВВП в 2013-2013-2015 гг. более чем по 13-14%. Между тем, Всемирный банк в июньском докладе банка “Глобальные экономические перспективы” прогнозирует рост белорусской экономики в текущем году на 2,9% в 2013-м — на 3,5% и в 2014-м — 4,4%. Падение спроса на мировых рынках из-за кризиса в еврозоне и рецессии в США уже затормозило рост в Китае и ряде других стран. Отражением этого процесса является удешевление сырья в мире: индекс цен на сырьевые товары Continuous Commodity Index снижается уже 14 месяцев подряд. По мнению аналитиков, с одной стороны это свидетельствует о торможении сырьевой инфляции, ставшей одной из причин мирового кризиса, а с другой – свидетельством падения спроса из-за того же кризиса.

Вадим Лебедев


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях