$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ЗА МИР ВО ВСЕЙ ЭКОНОМИКЕ БЕЗ ДЕВАЛЬВАЦИЙ, ДИСБАЛАНСОВ И ПРОТЕКЦИОНИЗМА

16.11.2010

Главным событием в мире на минувшей неделе стал очередной саммит «Большой двадцатки» в Сеуле. Его участники — лидеры ведущих стран мира согласовали создание системы индентификации дисбалансов в мировой экономике. Но конкретных договоренностей об их исправлении и недопущении валютных войн так и не появилось.

В итоговом коммюнике саммита декларируется намерение проводить политику, способствующую сокращению чрезмерных диспропорций и поддержанию текущего платежного баланса стран на приемлемом уровне. Предельный уровень дисбалансов предполагается устанавливать в рамках совместного процесса оценки, опирающегося на особенности национальных и региональных экономик. Страны G-20 договорились не использовать девальвацию валют для поддержки национального экспорта и двигаться к рыночным обменным валютным курсам, меняющимся на основе фундаментальных факторов. Специальная рабочая группа начнет подготовку индикаторов оценки соответствия валютной политики отдельных стран общим целям сбалансированности. Но появятся они не ранее чем через год — если в рамках G-20 удастся их согласовать.

Пока же предложение США установить потолок дисбаланса внешней торговли в 4% от ВВП вызвало протесты Москвы и Пекина. «Глобальный дисбаланс» дефицита торгового баланса США (–3,2% ВВП) и профицит Китая (+4,7%), а также соотношение этих показателей в других странах являются источником постоянного напряжения, выливающегося в валютные и торговые войны. Конкретных договоренностей о недопущении подобных конфликтов сеульский саммит, как и все предыдущие, достичь не смог, хотя в итоговом коммюнике подтверждается продление данных в Торонто обязательств не вводить до конца 2013 г. новых протекционистских мер, включая ограничения на экспорт и не соответствующие нормам ВТО меры стимулирования экспорта. Но заметим, что, по данным Европейского центра исследований по экономической политике (CEPR), ЕС и Россия лидируют по числу дискриминационных мер во внешней торговле, а также занимают 6 и 7 места в мире по числу охваченных протекционизмом товарных позиций и по числу стран, против чьих товаров направлены эти меры. Получается, что иные лидеры стран G-20 продолжают призывать всех к тому, что сами делать не собираются.

Если США упрекает Пекин в искусственном занижении курса юаня для поддержки экспорта, то Китай, Германия и некоторые другие страны в ответ укоряют Вашингтон за манипулирование рынками путем печатания долларов. В частности, резкой критике подверглось решение ФРС США о запуске программы по выкупу гособлигаций на 600 млрд. USD. Все это делает довольно призрачными перспективы согласия. Впрочем, установление лимитов не означает их выполнение. К примеру, в нашей стране из года в год планируется снижение отрицательного сальдо внешней торговли, но жизнь всякий раз вносит свои коррективы в прогноз.

На этом фоне без особого удивления было воспринято заявление главы Всемирного банка Роберта Зеллика в Financial Times о том, что «нам необходима система, которая будет включать доллар, евро, иену, фунт стерлингов, юань и развиваться в сторону интернационализации и открытия рынков. Эта система должна, видимо, включать золото как международный стандарт, который будет служить показателем ожидаемого рынками уровня инфляции». Фактически это призыв вернуться к принципам Бреттон-Вудской системы, действовавшей в 1944–1968 гг. Пока неясно, осуществима ли такая идея, но очевидно, что доллар США более не справляется с ролью всемирной валюты. Его доля за последние 10 лет, по данным МВФ, в мировых резервах упала с 73% до 62%. Замену американской валюте ищут все более явно. Так, Лондонская нефтяная биржа ввела с 22 ноября оплату золотыми слитками за поставки нефти. Впрочем, поскольку динамика цен на золото и нефть практически синхронна, особого выигрыша этот эксперимент не сулит. По мнению министра финансов Бразилии Гвидо Мантеги, новая резервная система должна включать корзину из шести валют: доллар, евро, иена, фунт, юань и бразильский реал. Российский рубль не упомянут не случайно — сырьевая зависимость экономики не вызывает у лидеров G-20 доверия к валюте наших соседей. Но механизм создания такой корзины еще предстоит разработать.

В более спокойной обстановке обсуждались другие вопросы. Так, для банковского сообщества главным итогом сеульской встречи стало одобрение лидерами G-20 стандарта «Базель-3» (см. «ЭГ» № 77 от 8.10.2010 г.). Так что в 2013–2019 гг. белорусским банкам тоже придется поработать над размером и структурой капитала.

Лидеры «двадцатки» также обязались совместно устанавливать эффективный глобальный антикоррупционный режим. По итогам саммита принят Антикоррупционный план действий, где подтверждено намерение принимать и применять законы и другие меры против международного взяточничества, включая введение уголовной ответственности за подкуп иностранных должностных лиц, укреплять усилия по предупреждению и противодействию отмыванию денежных средств, разработать совместный механизм отказа во въезде и предоставлении убежища коррумпированным должностным лицам и тем, кто их коррумпирует. Для обеспечения возвращения хранящихся за рубежом доходов от коррупции все страны G-20 будут принимать меры по предупреждению и выявлению случаев перевода доходов от преступлений, создадут четкие и эффективные каналы оказания взаимной правовой помощи и другие формы международного сотрудничества в отношении коррупции и возвращения активов.

Также достигнута договоренность о реформе МВФ: страны с бурно развивающейся экономикой, такие как Китай и Индия, получат в МВФ больше прав и одновременно — больше обязанностей. Будет усилен и инструмент гибкой кредитной линии (для стран с сильной экономикой), а также создан новый инструмент предохранительной кредитной линии (для относительно сильных стран, испытывающих экономические трудности). Примечательно, что оба инструмента не предполагают в качестве условия кредитования предъявление к стране-заемщику каких-либо требований по изменению экономической политики. Это может стать весьма актуальным для Беларуси, особенно если не удастся добиться снижения цен на энергоносители и успехов в приватизации госсобственности.

Вадим ЛЕБЕДЕВ