$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЗА ДЕРЕВЬЯМИ НЕ ВИДНО ПРИБЫЛИ©

24.07.2015

На деревообрабатывающую промышленность в Беларуси возлагали большие надежды. К этому располагает наличие лесного фонда, занимающего около 9,5 млн. гектаров. В действительности состояние лесного комплекса оставляет желать лучшего, а его перспективы туманные, считает генеральный директор Республиканской лесопромышленной ассоциации Валерий АЛЕКСАНДРОВИЧ.

— О проблемах отрасли красноречиво свидетельствует Указ Президента от 24.06.2015 № 257 «О некоторых вопросах приобретения активов банков, сформированных при кредитовании организаций деревообрабатывающей промышленности, и уточнении лимита внутреннего государственного долга». В соответствии с ним государство выкупает у банков долги предприятий деревообработки по кредитам, предоставленным начиная с 2007 года. Предприятия оказались не в состоянии обслуживать эти кредиты, а потому государству приходится брать на себя их долги с помощью выпуска государственных долгосрочных облигаций с последующей продажей их банкам. Это должно смягчить финансовые проблемы участников модернизации деревообработки, в т.ч. уменьшить непосильное долговое бремя и одновременно нагрузку на республиканский бюджет, а также улучшить качество кредитных портфелей банков.

— Валерий Мустафович, поможет ли такой механизм изменить ситуацию? Ведь для деревообрабатывающих предприятий уже не раз применялись разнообразные оздоровительные меры, выделялись кредиты, продлевались сроки возврата долгов…

— Сегодня трудно назвать меры, которые бы вывели нашу деревообработку на эффективную работу и позволили ей расплатиться с государством и банками. В модернизацию отрасли за последние 7–8 лет вложено, по официальным данным, свыше 1 млрд. EUR. Однако теперь очевидны просчеты в стратегии развития отрасли. Ее авторам казалось, что достаточно вложить средства в инвестпроекты по обновлению деревообрабатывающих производств, чтобы получить продукцию, которая тут же найдет потребителя, в т.ч. за пределами Беларуси, готового платить за нее хорошие деньги.

Любой модернизации должна предшествовать серьезная экономическая экспертиза. Необходимо четко представлять состояние рынка, его емкость, состояние спроса и предложения. Нужно было заранее договариваться с компаниями, контролирующими рынки сбыта древесной плиты, целлюлозно-бумажной, мебельной продукции, наладить производство и поставить ее партнерам в оговоренные сроки. К сожалению, в Беларуси пренебрегли этим этапом вхождения на рынки, а сроки модернизации предприятий превысили первоначально запланированные почти вдвое. В результате отрасль и оказалась в плачевном финансовом состоянии.

— Может быть, нашему правительству стоило в свое время продать эти предприятия зарубежным инвесторам? Тогда бы окупаемость инвестпроектов в деревообработке не была бы государственной проблемой...

— Сегодня многие в отрасли сожалеют, что власти не пошли таким путем, боясь продешевить и упустить выгоду. Впрочем, не уверен, что это заинтересовало бы инвесторов, поскольку покупка старого оборудования смысла не имела, разве что за бесценок. Для зарубежного бизнеса наша страна привлекательна прежде всего наличием древесного сырья. Именно это заинтересовало такие корпорации, как «Кроноспан» и ИКЕА (через литовский холдинг ВМГ), создавшие на Гродненщине и Могилевщине собственные деревообрабатывающие производства. Их деятельность в нашей стране заслуживает особого внимания, т.к. могла бы стать поучительной для белорусских производителей в плане освоения новых рынков и успешного продвижения продукции в конкурентной среде. Прежде чем решиться на инвестиции, эти корпорации провели анализ наличия в республике сырья, инфраструктуры, спроса. К тому же они обладают широкой сбытовой сетью за пределами Беларуси. Немаловажно и то, что эти иностранные компании пришли к нам со своими технологиями, обеспечивающими производство качественной продукции. В то же время они не стремятся к запредельному, но дорогостоящему качеству, а строго увязывают его с ценой потребления, ориентируясь на достижение максимальной рентабельности. Поэтому в отличие от наших модернизированных предприятий проблема затоваривания продукцией им не грозит.

— Лучшие зарубежные практики актуальны и для других секторов белорусского лесного комплекса. В частности, Президент Александр Лукашенко в последнее время неоднократно обращал внимание нашего Минлесхоза на заимствование финского опыта лесопользования.

— У Финляндии действительно есть чему поучиться. Например, эффективному хозяйствованию в лесу, площадь которого составляет порядка 23 млн. га, что почти в 2,5 раза больше, чем в Беларуси. Есть различия по структуре собственности: у нас все леса государственные, а в Финляндии — только 25%. Около 60% принадлежит частным лицам, еще 9% — компаниям, 6% — прочим пользователям. Но данный фактор не является определяющим в экономике лесохозяйствования, поэтому нам свои леса разгосударствлять и отдавать в частные руки не стоит.

Основное влияние на эффективность лесопользования оказывают другие компоненты. В Финляндии государственную политику по ведению лесного хозяйства осуществляют лесные центры — региональные государственные организации, подчиненные министерству сельского и лесного хозяйства. Задача этих центров — контроль за соблюдением лесного законодательства на закрепленных за ними территориях, а также поддержка хозяйствования, в т.ч. лесоустройство, строительство лесных дорог, обучение и консультации. Финские лесовладельцы обязаны предоставлять лесным центрам извещения о намечаемых рубках и лесовосстановительных мероприятиях. Кроме того, лесовладельцы входят в лесохозяйственные объединения, которые помогают им в работе, способствуют росту доходности и устойчивости лесного хозяйства. Деятельность объединений финансируется за счет обязательных взносов в местные лесные фонды.

У нас в Беларуси вся власть в лесу принадлежит Минлесхозу, который, однако, так и не смог умно распорядиться ею, чтобы создать эффективную модель ведения лесного хозяйства в интересах национальной экономики и общества. Сегодня лесные угодья находятся в ведении 97 государственных лесохозяйственных учреждений (лесхозов), в каждом из которых в среднем около 300—400 работников. Их деятельность приблизительно в объеме 30% дотируется из бюджета.

— Кроме того, лесхозы занимаются заготовительной деятельностью. Справляются ли они с этой задачей, как их финские коллеги?

— Наши лесхозы, действительно, не только растят лес, но и рубят его, продают, перерабатывают в своих цехах. Такой практики нет ни в одной стране мира, добившейся успеха в лесном хозяйстве и деревообработке, тем более, в Финляндии. Там объем коммерческих рубок составляет 50 — 58 млн. м3 в год. Доля рубок в частных (семейных) лесах составляет около 80%. Лес продается в основном на корню, поэтому заготовкой занимается покупатель древесины самостоятельно либо используя услуги подрядчиков. Хотя площадь одной лесосеки в частных лесах составляет в среднем лишь 4 га, тем не менее, заготовка рентабельна. Ее производят в основном машинным способом по сортиментной технологии.

— В последние годы и в Беларуси тоже наблюдается устойчивая тенденция сокращения ручного труда в лесозаготовках....

— Механизацию работ в лесу, безусловно, можно только приветствовать, поддерживать и развивать. Все работы в лесу должны выполняться подрядными организациями, имеющими равные права независимо от их формы собственности и подчиненности, выбранными на конкурсной основе. Подрядчик придет со своей техникой, со своим обслуживанием, со своей ответственностью, выполнит необходимый объем работ качественно и в срок, получит расчет и уйдет до будущего приглашения. Лесхозы же должны лишь управлять этими работами и контролировать соблюдение технологий согласно нормативным документам, основанным на современных научных разработках. Для этого достаточно иметь в штате лесхоза 10—15 (в Эстонии — 7—10) высоквалифицированных специалистов с соответствующей мотивацией. У нас харвестеры, форвардеры, сортиментовозы и другая техника находятся на балансах лесхозов, которые, как мы уже говорили, не должны заниматься лесозаготовительной деятельностью. Приобретение этой техники и ее содержание обходится очень дорого. Для улучшения экономики лесного комплекса необходимо срочное создание рынка услуг. Для этого государство должно стать заказчиком научной разработки соответствующего положения, в котором должны быть оговорены условия, учитывающие все нюансы различных работ, выполнение которых станет выгодным для подрядчика. Обеспеченность фронтом работ и справедливая оплата — гарантия привлечения инвестиций.

В Финляндии все участники рынка работают в одинаковых условиях, там имеется полная прозрачность принятия решений, никакого фаворитизма. Финский опыт свидетельствует, что белорусская модель ведения лесного хозяйства нуждается в срочном и серьезном реформировании.

Беседовал Михал Стельмак


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях