$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ЮБИЛЕЙ БЕЗ ПРАЗДНИКА©

17.09.2013
В минувшее воскресенье исполнилось 5 лет с начала глобального экономического кризиса. Именно 15 сентября 2008 г. наступил «черный» понедельник мировой экономики — после того как адвокаты банка Lehman Brothers обратились в суд с заявлением о банкротстве.

Последствия развернувшихся в дальнейшем событий мир до сих пор полностью не преодолел и не осмыслил. Лишь немногие из государств смогли излечиться от трех болезней кризиса: неадекватного и несбалансированного спроса, неустойчивости финансовых систем и гигантской закредитованности экономики. До сих пор многие находятся в плену устаревших моделей экономического роста, что мешает серьезному и устойчивому развитию. Зато пышным цветом расцвели разнообразные теории — от поиска новой парадигмы переустройства мира и корректировок моделей рыночной экономики до заявлений о скором и неизбежном крахе капитализма и замене его то ли доминированием государства как регулятора, то ли социализмом советского образца.

Действительно, после резкого падения ВВП в IV квартале 2008 г. развитые страны до сих пор не смогли наверстать упущенное: экономический рост неустойчив, доходы пока не вернулись на докризисный уровень, миллионы людей все еще не нашли работу. Однако маятник рецессии начал возвращаться. С 2010 г. ВВП США растет, пусть и более низкими темпами, чем ожидалось, ситуация в еврозоне постепенно стабилизируется, масштабная господдержка довольно быстро вернулась в американскую казну, а частный сектор остался таковым. Так, потери от кризиса в США оказались меньше, чем предполагалось в 2008 г. По оценкам бюджетного комитета конгресса (CBO), по программе TARP финансовым компаниям, а также автопроизводителям General Motors и Chrysler выделено 428 млрд. USD. Из них потери составили менее 5%, остальные деньги возвращены с процентами.

В результате экономическая парадигма в мире вновь меняется. Развивающиеся страны, которые благодаря быстрым темпам роста и отличным макроэкономическим показателям в 2000-е годы были наречены главными драйверами грядущего мирового развития, сумели стимулировать свои экономики за счет наращивания госрасходов и кредитования. После первого кризисного шока они быстро совершили неожиданный рывок и не только восстановили позиции, но и стали локомотивом роста мировой экономики. Однако этот успех вскоре остановила несбалансированность проводимой в этих странах политики, и развитые страны начали возвращать лидирующие позиции. Не избежала этих тенденций и Беларусь — со своеобразным «сдвигом по фазе». Если в 2008 г. рост ВВП составил к предыдущему году 10,2%, в 2009-м — 0,2%, 2010-м — 7,7%, 2011-м — 5,3%, то по итогам 7 месяцев 2013 г. — только 1,4%. Пик кризиса по множеству причин пришелся на 2011 г., но кардинальных выводов о его причинах делать не рискнули. Разумеется, можно продолжать требовать повышения исполнительской дисциплины и личной ответственности директоров за невыполнение прогнозов. Но ресурсов для преодоления мировых посткризисных тенденций у них гораздо меньше, чем возможностей у властей провести реформы, способные восстановить рост и привлечь инвестиции.

Пока белорусские чиновники пытались уверить себя и общество сначала в том, что мировой кризис нас не касается, а потом, что он во всем виноват, экономические процессы в мире шли своей чередой. Намек на то, что ФРС закончит программу количественного смягчения, привел к росту рыночных ставок в развитых странах и резкому оттоку капитала из когда-то модных развивающихся рынков, в т.ч. российского, назад в безопасные страны северного полушария. Но если Беларусь никогда не ощущала избытка иностранных инвестиций, то шансов получить их становится еще меньше: фондовые рынки и валюты развивающихся стран падают. Причем это касается не только экспортеров сырья, но стран вроде Индии и Турции, которые привыкли к значительному притоку капитала.

Теперь пессимисты уже предсказывают повторение азиатского кризиса конца 1990-х годов или даже хуже — что кризис, подобный тому, который в 2008–2009 гг. поразил развитые страны, ударит по развивающимся. Их уязвимость обусловлена тем, что обильный приток капитала привел к повышению стоимости валют этих стран: импорт в них резко подешевел, что привело к потребительскому, а в некоторых случаях и инвестиционному буму. Это подорвало торговые балансы этих стран, хотя рост цен на сырье привел к значительному росту экспорта. Сейчас цикл изменился в другую сторону: обменные курсы должны снизиться, чтобы произошла балансировка внешнего счета. Подобная перспектива, а также рост ставок в развитых экономиках заставили инвесторов уходить из развивающихся стран. Это еще сильнее усугубило падение их валют. Поэтому сохранение стабильности белорусского рубля имеет двойственные последствия: с одной стороны, это необходимо, чтобы избежать повторения всплеска инфляции, с другой — становится препятствием для экспортеров и стимулом для импортеров.

Впрочем, внятных выводов о причинах кризиса и правильности предпринятых мер не сделано не только в Беларуси, но и во всем мире. Это значит, что не найдены эффективные способы предотвратить новую рецессию. Между тем проблемы, которые привели к кризису, никуда не делись. Так, крупные западные банки, спасенные за счет помощи правительства, теперь снова получают прибыль при минимуме контроля. Аналитики отмечают, что уровень закредитованности возвращается к докризисным показателям. Удержать банкиров от чрезмерного риска призвано внедрение правил «Базель-3», основная идея которых — обеспечить высокую достаточность капитала, который мог бы поглощать значительную часть убытков. Именно так поступили власти США во время кризиса, сначала заставив крупнейшие банки принять государственные деньги для увеличения капитала, а затем в 2009 г., проводя стресс-тесты и требуя организовать дополнительную рекапитализацию рыночными способами. В Европе столь решительные шаги не предприняты, как и в Беларуси. У нас кредитование сдерживается высокими ставками, что не мешает представлять избранным льготные заимствования или компенсировать им проценты из бюджета. В условиях стагнирующей экономики и сокращения доходов такие действия могут рано или поздно оказаться непосильными для казны и так отягощенной растущими долговыми обязательствами. Очевидно, что из событий 5-летней давности мы не извлекли нужных уроков.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях