$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ВЗАИМНЫЙ БЕЛОРУССКО-ЛИТОВСКИЙ ИНТЕРЕС©

02.12.2011

Как показал прошедший 29 ноября в Минске бизнес-форум «Инвестиционные и приватизационные возможности в Беларуси: потенциал и риски», бизнесмены Литвы проявляют большой интерес к нашей стране. Организаторами мероприятия выступили литовское отделение Международной торгово-промышленной палаты и юридическая компания Raidla Lejins and Norcous, которая на протяжении последних лет занимается правовым сопровождением инвестпроектов и крупных сделок в нашей стране. Управляющий партнер этой компании доктор Ирмантас НОРКУС дал интервью «ЭГ».

— Господин Норкус, Raidla Lejins and Norcous выступала юридическим консультантом ряда компаний, желающих вложить средства в Беларуси. Какие отрасли интересовали иностранных инвесторов и почему?

— Наши клиенты — представители различных отраслей. У многих из них есть интерес к Беларуси, в частности, по таким направлениям, как деревообработка, производство продуктов питания, розничная торговля, сфера услуг, энергетический сектор. Наибольшее внимание традиционно вызывает строительная отрасль и сопутствующие ей проектирование и поставка стройматериалов.

Для литовских инвесторов Беларусь — достаточно большой рынок со множеством свободных ниш. Привлекает низкая стоимость энергоресурсов, относительно недорогая, но квалифицированная рабочая сила. Формирующийся средний класс и его растущие возможности потребления — тоже фактор, заслуживающий внимания.

— Как ваш опыт позволяет оценить возможности вхождения иностранных компаний на белорусский строительный рынок? Какие барьеры являются здесь наиболее серьезными и что изменилось в последнее время?

— Наши клиенты шутят: «Были в Минске, город — одна большая стройка!». Но, к сожалению, интерес к строительной отрасли несколько снизился из-за разразившегося в Беларуси валютного кризиса и сложностей с расчетами в валюте.

Существует немало бюрократических барьеров, например, невозможность привезти в Беларусь необходимое количество квалифицированных специалистов. Органы миграции крайне неохотно выдают разрешения на привлечение иностранной рабочей силы. Необходимость учреждения в вашей стране юридического лица — резидента, вызванная отсутствием на практике понятия представительства в западном смысле, т.е. подразделения, занимающегося не только представительскими функциями, но и предпринимательской деятельностью, также лишает иностранную компанию возможности разрешить данную проблему посредством командирования сотрудников. МИД не дает разрешение на трудоустройство в представительство более 7 человек, а Департамент гражданства и миграции МВД, например, уверен, что представительство осуществляет только представительские функции, поэтому вообще не может нанимать работников строительных специальностей. Из-за таких особенностей вашего законодательства компании не могут использовать особый налоговый режим, предусмотренный двусторонними соглашениями об избежании двойного налогообложения, выражающийся, в частности, в освобождении от уплаты местного налога на прибыль, если работы на строительной площадке не превышают 12 месяцев. Соответственно, возникает дополнительная налоговая нагрузка: приходится платить достаточно высокий налог на прибыль в Беларуси, а после — еще и на дивиденды при выводе прибыли. Кроме того, резидент подпадает и под обязательство о продаже части валютной выручки.

Опасения наших клиентов вызывала и затянувшаяся неопределенная ситуация с лицензированием и регламентацией строительных отношений, которая, похоже, наконец разрешилась. Несомненно, отмена лицензирования, бывшего по сути дублированием сертификации, — прогрессивный шаг, внушающий надежду на дальнейшую либерализацию в предпринимательской сфере.

Позитивно восприняли наши клиенты изменения, внесенные в июне в Декрет от 6.08.2009 № 10 «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности», в части наделения инвесторов правом применять проектную документацию, разработанную за рубежом, и определять без проведения подрядных торгов генерального проектировщика, субподрядчиков проектных и строительных организаций.

— О чем говорит опыт вашей компании в сопровождении инвестиций, привлекаемых в белорусские СЭЗ?

— Мы были внешним консультантом Европейского банка реконструкции и развития, немецкого банка и шведского государственного инвестиционного фонда, финансирующих крупный инвестиционный проект в СЭЗ «Могилев».

Примечательно, что, кроме солидных налоговых льгот, освобождения от обязательной продажи части валютной выручки, резиденты СЭЗ получают и значительную организационную поддержку от администрации зоны.

— Сталкивались ли вы и ваши клиенты с какими-либо трудностями при приобретении акций белорусских предприятий? Какие результаты здесь достигнуты?

— В Литве механизм приобретения акций отработан, процедура стандартизована и сделки производятся достаточно быстро. В Беларуси много вопросов вызывает сам процесс покупки акций, нехватка информации и ясного понимания правил и ограничений по таким сделкам. Основные трудности вызывает очень долгий и сложный переговорный процесс с государственными органами, сложная бюрократическая процедура, во время которой может измениться и стоимость приобретаемого актива, и рыночные условия. В результате мы наблюдали, как пропадает заинтересованность инвестора. Конечно, сделки заключаются, но, к сожалению, не в том количестве, которое могло бы быть.

— Насколько привлекательно с вашей точки зрения нынешнее белорусское инвестиционное законодательство для зарубежного капитала? Что бы вы посоветовали в нем изменить?

— Стоит отметить, что, несмотря на отмену в 2006 г. особого инвестиционного режима в отношении иностранных инвесторов и уравнивания их в правах с местными, можно смело утверждать, что инвестиционные льготы значительны и реальны для зарубежного бизнеса. Беларусь предоставляет льготы точечно в отдельных отраслях (например, придорожный сервис) или регионах (малые города, сельская местность). Это абсолютно правильный подход, направленный на развитие отстающих секторов и территорий. Мы рекомендуем иностранным компаниям обязательно использовать возможность предоставления индивидуальных льгот при заключении инвестиционного договора.

К сожалению, законодательство в сфере инвестиций порой обгоняет другие области или даже противоречит само себе. Например, есть замечательная льгота по освобождению инвесторов от внесения платы за право заключения договора аренды земельного участка, предусмотренная в Кодексе о земле, которая нивелируется другим положением этого же Кодекса, предписывающим, что до совершения сделок по использованию права аренды земельного участка в качестве предмета залога арендатор обязан приобрести этот участок в частную собственность или внести плату за право заключения договора аренды.

В противном случае эти сделки будут признаны недействительными. Таким образом, предоставив инвесторам де-юре существенную льготу при строительстве, Кодекс о земле одновременно де-факто крайне ограничивает возможность ее использования, т.к. распорядиться арендованным земельным участком, в частности передать право его аренды в залог, без потери льготы невозможно.

В то же время упомянутый Декрет № 10 запрещает любые сделки с таким участком или располагающимся на нем объекте до завершения его строительства. Это означает, что инвестор не может привлечь заемное финансирование, т.к. не в состоянии предоставить должное обеспечение займа, например, передать такой объект в ипотеку или заложить право аренды участка. Белорусское законодательство вообще запрещает ипотеку земельного участка или залог права его аренды в пользу иностранных кредитных организаций, кроме ЕБРР и МФК. Это тормозит развитие проектов и противоречит мировой практике. К инвестиционному регулированию надо подходить комплексно.

— Как вы полагаете, что из опыта приватизации и привлечения инвестиций в странах Балтии может быть успешно применено сегодня в Беларуси?

— Действительно, те процессы, которые сейчас начинаются в Беларуси, мы наблюдали в Литве 15 лет назад. Несомненно, вам стоит перенимать положительный опыт, учитывая наработки своих соседей.

Приватизацию необходимо рассматривать в трех аспектах–этапах: подготовительный этап, саму продажу и последующий мониторинг. В Литве все активы были переданы фонду государственного имущества, который наделялся правами по распоряжению ими. При этом часть своих функций фонд передал специально созданным для этого командам, сформированным из независимых инвестиционных и юридических консультантов. Что-то похожее сейчас наблюдается и в Беларуси, но, в отличие от Литвы, этот подход применяется только к некоторым, специально отобранным объектам. Независимые консультанты в Литве проводили предпродажную подготовку предприятия, осуществляли поиск инвестора и представляли государство при переговорах с инвесторами, на которых разрешали принципиальные вопросы в отношении конкретного предприятия и после этого заключали сделку, отражая все важные моменты в договоре. Литовский опыт показывает, что преимущество всегда стоит отдавать стратегическому, а не финансовому инвестору, который может преследовать спекулятивные цели.

Важен и третий этап — постпродажный мониторинг. В Литве для приобретенных предприятий устанавливалась обязанность регулярно раз в полгода отчитываться перед фондом государственного имущества о выполнении условий договора. За невыполнение условий предусматривались негативные последствия: от штрафов до отмены сделки.

— У нас до сих пор сильны опасения, связанные с приходом иностранного капитала, мотивы и методы работы зарубежных компаний видятся как скупка предприятий, переход собственности в руки иностранцев, эксплуатация местного населения, вывоз валюты за рубеж и т.п. Есть ли почва для таких опасений?

— Негативный образ иностранного инвестора развеется, когда в Беларусь придет их достаточное количество и граждане увидят тот положительный эффект, который уже проявился в соседних государствах. Приватизация — это объективный, неминуемый экономический процесс, сопутствующий формированию рыночных отношений. Переход собственности в руки иностранцев надо расценивать не как захват или скупку предприятий, а как возможность для простаивающих производств возобновить деятельность, обеспечить людей работой и достойными условиями труда. Более того, условия большинства конкурсов в Беларуси предполагают сохранение профиля предприятия и рабочих мест в течение определенного времени после его приобретения. Не стоит забывать, что иностранные инвестиции — это в первую очередь приток валюты в страну, новые технологии, рынки сбыта и, соответственно, положительный экономический эффект, с лихвой компенсирующий вывод прибыли компании после уплаты налогов в стране.

В Литве тоже были подобные опасения. Но определенные защитные меры прописывались в договорах, исполнение которых строго контролировалось. Кроме стандартных условий о сохранении количества рабочих мест и профиля предприятия, о запрете на реорганизацию и ликвидацию, предусматривались и особые условия в зависимости от типа предприятия. Например, при приватизации авиакомпании закреплялась обязанность сохранить количество и направления авиарейсов, а при приватизации телекоммуникационной компании — не повышать тарифы на услуги в течение нескольких лет. Даже сейчас повышение тарифов должно быть обосновано и согласовано с государством, хотя компания частная, а с момента приватизации прошло более 10 лет. Так что при грамотном подходе негативных последствий приватизации, в т.ч. с участием иностранцев, не стоит опасаться. Более того, с приходом зарубежных инвесторов в Литве начала формироваться новая корпоративная культура, культура принятия решений, новый эффективный подход к сбережению имущества, на что со временем стали ориентироваться и местные компании.

— Сегодня Евросоюз переживает кризис, в т.ч. связанный с чрезмерными долгами стран еврозоны. Как это влияет на предпочтения инвесторов? Можно ли рассчитывать на их интерес к Беларуси сегодня и в более отдаленной перспективе?

— Вероятность прихода второй волны кризиса сохраняется. Поэтому, с одной стороны, рассчитывать на активный приток инвестиций сейчас не стоит. Компании иначе расставляют приоритеты и в первую очередь направляют средства на поддержание существующего бизнеса.

С другой стороны, для бизнеса последствия уже не будут столь удручающими: во время первой волны прошла селекция: слабые компании «утонули», а сильные, наоборот, окрепли. Именно от них, научившихся обращать сложность ситуации в свою пользу, сегодня можно ожидать инвестиций. Для сильных игроков кризис — это возможность пробрести активы немного дешевле обычной рыночной цены, хороший момент для выхода на ослабленный рынок и завоевания конкурентного преимущества. Мы наблюдали во время 2008 г. возросшее количество сделок M&A. Происходила естественная оптимизация: слабые компании продавались, а сильные, наоборот, расширяли бизнес.

Так что в Беларуси кризис, как ни парадоксально, тоже может сыграть положительную роль в привлечении иностранных инвестиций.

Беседовала Оксана КУЗНЕЦОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях