$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Компании и рынки

«Выживет ли отечественная легкая промышленность?» — 2

26.02.2008

26-29 февраля в Минске проходит международная специализированная выставка «Беллегмаш-2008», где будут представлены и ведущие производители концерна «Беллегпром». Сегодня в гостях у «ЭГ» руководители двух фабрик-экспонентов из Могилева: генеральный директор ОАО «Моготекс» Виктор МАТИЕВИЧ и генеральный директор ОАО «Лента» Нина ПЕТРОВА. Мы попросили рассказать их о стратегиях развития предприятий, а также ответить на вопрос, который вот уже несколько лет дискутируется на сайте «ЭГ»: «Выживет ли отечественная легкая промышленность?».

Очередной виток «Ленты».

Модернизационный

или О прогнозных показателях и стратегических задачах предприятия

Уже никто не удивляется ни стремительному взлету современных топ-менеджеров, ни карьерному краху их менее удачливых коллег. Мало осталось в стране руководителей, которые равно успешно обеспечивали предприятию требуемый уровень и в прежние застойные времена, и сейчас, когда каждый рабочий день проверяет на «правильность» принимаемые управленческие решения. В числе таких редких людей — Нина ПЕТРОВА. Вот уже 21 год она руководит ОАО «Лента». А пришла сюда ткачихой в 1961 г. — в год основания предприятия.

- Нина Григорьевна, когда было труднее?

— Конечно, сейчас. Оказалось, что наладить производство проще всего. Сегодня важнее серьезный маркетинг рынка, поиск надежных партнеров. Просто замучили просрочки задолженностей и неплатежи. Лучшими нашими партнерами были и остаются столичные ГУМ, ЦУМ, универмаги «Беларусь» и «Торговый дом на Немиге». Оставшийся сегмент госторговли с нашим товаром работает слабо. Частные магазины вообще мало берут продукции «Ленты» — на их прилавках китайский и турецкий товар.

- Где же выход, если дома, вопреки пословице, стены не помогают?

— В строительстве собственной товаропроводящей сети. ТПС «Ленты» дает до 70% отечественных продаж. Оптовые склады и магазины открыты в Минске, Гомеле, Мозыре, Бобруйске, Витебске, других областных городах страны. Безусловно, это недешево. Каждый новый магазин стоит 400-500 млн. Br. Чтобы салон домашнего текстиля хорошо смотрелся, а ткани «играли» — требуется соответствующий интерьер, освещение, большие площади. Но со временем затраты окупаются сторицей.

- Современный руководитель вынужден принимать десятки решений. Насколько он защищен от ошибочных шагов и последствий нештатных ситуаций?

— Жизнь ежедневно подбрасывает руководителю, тем более возглавляющему производственное предприятие, сложные задачи. Жить приходится в состоянии постоянного стресса. Рискуем на каждом шагу, особенно при закупках сырья и оборудования. Лайкровую нить, например, покупаем в Малайзии, оборудование — в Китае. Такие сделки нельзя не страховать. Руководитель отвечает за все, в т.ч. и за эффективность реализуемых проектов. Вот наша «Лента» каждые 3 месяца запускает новые продукты — тут опять риск, вдруг новинка окажется невостребованной. Да и новых покупателей приходится искать все дальше и дальше от дома.

- И куда продаете?

— Большая часть идет в Россию. «Лента» буквально «прописалась» на российских выставках, где нас уже за своих считают. Всегда находим там новых партнеров. Продукция предприятия из года в год называется в числе 100 лучших товаров Российской Федерации.

Недавно ОАО «Лента» было занесено в «Золотую книгу России». Мы вошли в городскую программу Москвы «Строим отель в Москве» — будем оформлять гостиницы. Как ни странно, зарубежные покупатели более пунктуальны, чем отечественные. Наиболее напряженными для расчетов оказываются российские новогодние каникулы. Однако трудное время позади, совсем скоро март, хозяйки начнут мыть окна и покупать новые шторы…

Выходим на рынок ЕС — преимущественно в страны Балтии, но объемы экспорта пока небольшие. А вот Украина менее привлекательна: пока там азиатский товар еще дешевле, чем в России.

- Каковы основные конкурентные преимущества предприятия?

— Хорошее имя: «Лента» известна как надежный партнер. Большой ассортимент: более 2 тыс. наименований. При желании производитель может закупить сразу всю номенклатуру изделий. Также пунктуальность: заказы выполняем в срок, вовремя рассчитываемся. Значительную часть продукции составляет гардинное полотно (38%), из которого шьем комплекты для окон. Оформляем окна санаториев, домов отдыха, предприятий, офисов, детских садов, школ, квартир. Недавно «Лента» «одела» окна мэрии Могилева.

- Нина Григорьевна, чем, на ваш взгляд, обусловлен успех зарубежных конкурентов? При каких условиях может выжить отечественная легкая промышленность?

— Победа азиатских производителей в мировом масштабе очевидна. Посещая дважды в год главный мировой форум домашнего текстиля Haimtextil (Франкфурт-на-Майне), нельзя не заметить, что во всех 10 трехэтажных павильонах доминируют экспоненты из Китая, Малайзии, Турции. Европейцев немного. Давление азиатов заметно и на улицах. Граждане ЕС перешли на неэлегантную одежду и обувь, сделанные на фабриках «желтого» региона. В нашей стране, считаю, одеваются лучше.

Я много лет работаю директором, но никак не могу понять, откуда у китайцев и малазийцев дешевое искусственное сырье? Тем не менее его низкая цена плюс частое, раз в 5-6 лет, техническое перевооружение, дешевая рабочая сила дают неоспоримые преимущества перед всеми остальными производителями.

Для белорусов очень важно сломать традиции замены оборудования раз в 20-30 лет. «Лента» в 1990 г. завершила модернизацию лентоткацкого производства. Это дало возможность фабрике за 2 года увеличить объемы в 6,5 раза. Если бы реконструкцию растянули на несколько лет, место на рынке заняли бы другие. Пришлось работать в 4 смены, чтобы набрать темп, восстановить экономику предприятия, отдать долги.

Сейчас «Лента» находится на новом витке технического перевооружения: уже установили швейное оборудование, закупаем лентоткацкое. Но для освоения новой продукции, поиска рыночных ниш, расчета с банками нужно время. Нам мешает существующая практика планирования ежегодного увеличения объемов производства до 110-111%. Если предприятие провело модернизацию — ему нужно дать время и свободу действий. Прогнозные показатели должны учитывать стратегические задачи субъекта хозяйствования.

Кстати, мы не отказались бы поставлять в рамках госзаказа армейские погоны и световозвращающую продукцию для участников дорожного движения, которые фабрика производит уже несколько лет. И это выглядело бы вполне логично: сегодня доля государства в ОАО «Лента» составляет 30%. Остальная часть акций у работников предприятия.

Камуфляж на экспорт
 
 Как выжить? Доминировать в своей нише

У ОАО «Моготекс» свой рецепт выживания в борьбе с китайскими и турецкими конкурентами: предприятие заняло нишу высокотехнологичных продуктов, сказал Виктор МАТИЕВИЧ.

- Виктор Аркадьевич, как повлиял на экспортную стратегию предприятия рыночный спрос и поиск предприятием своего «места под солнцем»?

— За последние несколько лет ОАО «Моготекс» серьезно изменило свою стратегию, расширив производство тканей для камуфляжной и рабочей спецодежды. Выбор оказался верным. Это подтвердили и результаты сбытовой политики 2007 г. Экспорт вырос до 43 млн. USD. В течение года за рубеж уходил как новый ассортимент, так и товар со склада. На 1 января 2008 г. складские запасы стали даже меньше нормативных — 49,7% (норма — 81%).

Быстрее всего рос экспорт в ЕС: на 35%. И хотя в денежном выражении объем продаж в страны Евросоюза составил 2 млн. USD, тенденция, согласитесь, неплохая. Мы предложили рынку принципиально новые ткани и серьезно увеличили продажи в Польшу, Сербию, Словению, Хорватию, Германию, а также через вильнюсское СП «Моготекс-Балтик» (Литва) в северные страны ЕС — Финляндию Швецию, Данию. Чтобы наращивать объемы продаж в ЕС, вместе со Шведским и Варшавским институтами готовим продукцию к сертификации в рамках европейской программы «ЭКОТЕКС».

Кроме того, по ряду позиций продвинулись на восток — в Казахстан, где традиционно сильны конкуренты из Китая, в Пакистан, другие страны Юго-Восточной Азии. Начали активно работать в Узбекистане.

- А как же российский рынок? Несколько лет назад «ЭГ» писала, что Моготекс намерен поставлять ткани для российских солдат. Недавно Путин знакомился с армейской коллекцией от Юдашкина. Кители модельер шил из могилевских тканей?

— Мы давно работаем с Минобороны Российской Федерации. Только для пограничных войск России в 2007 г. отгрузили 200 тыс. м тканей. Недавно форма российских пограничников из тканей Моготекса демонстрировалась в Астане Путину и Назарбаеву. Рынок Российской Федерации остается главным по объему продаж тканей и готовых изделий компании. Учитывая отсутствие границ, товары белорусской легкой промышленности импортными там не считаются.

Новый тканевый продукт мы предложили и армейцам Беларуси, у которых, к слову заметить, и нынешняя форма пошивается также из тканей Моготекса. Новая находится сейчас в опытной носке. Рассчитываем, что сможем снабдить ее необходимыми качествами на уровне той, в которой ходят войска бундесвера или НАТО. Что касается высокой моды от Юдашкина, то не исключено, что в серию будут запущены именно наши ткани.

- Выходит, ткани для армейской одежды — выгодная ниша?

— Выгодной становится тогда, когда на все 100% устроит армейцев. За 2007 г. на разработки тканей для силовых структур Беларуси, Узбекистана, Казахстана, стран Балтии мы потратили немало средств, что негативно сказалось на финансовой устойчивости предприятия. В России координацией проектов по производству спецодежды, обуви и средств защиты для силовиков занимаются 7 институтов. Учитывая то, что в ткани Моготекса одеваются армия, милиция, другие структуры Беларуси, было бы целесообразным при Минобороне создать аналогичную им структуру.

- А насколько перспективны гражданские проекты?

— Они для нас не менее интересны, чем заказы силовых структур. С 1999 до 2007 гг. Моготекс расширил с 29% до 60% нишу тканей для рабочей одежды. Особенно привлекателен этот сегмент рынка Российской Федерации. Экспертами российский рынок рабочей одежды оценивается в 150 млн. USD в год. Из поставляемых ОАО «Моготекс» в РФ 33 млн. USD объемов тканей 25-26 млн. USD составляют ткани для рабочей одежды. Кроме того, мы шьем спецодежду для крупнейших операторов Российской Федерации — Восток-Сервис и Тракт, контролирующих 50% рынка одежды для горняков, рабочих других производств, металлургов. Они одевают специалистов таких известных структур реального сектора экономики России, как Газпром, Северсталь, ряда нефтяных компаний.

Но этого мало. Общее потребление спецобуви, одежды и средств защиты только в структурах Газпрома оценивается в сумму 50 млн. USD в год. И если в 2007 г. поставки Моготекса Газпрому составили 1,5 млн. USD, мы видим реальную возможность увеличения этой позиции до 5 млн. USD.

В тендерах энергетических компаний, силовых структур стран Балтии также начинают конкурировать производители не тканей, а готовой рабочей одежды и униформ для различных структур. Учитывая эти мировые тенденции, мы намерены расширять швейное производство. В 2007 г. набрали 45 швей, в 2008-м возьмем еще 80.

- В себестоимости швейных изделий большая доля зарплаты швей. В результате не только производители Евросоюза, но и Беларуси начинают размещать заказы в Китае. Собирается ли Моготекс переносить свои производства в Китай?

— Да, белорусские швеи стоят дороже китайских. Один час работы белорусской стоит 7 евроцентов, китайской — 5. Эксперты прогнозируют, что часть швейного производства РБ в течение 1-2 лет перейдет в Китай. Однако наша продукция требует многочисленных сертификаций и согласований с заказчиками и необходимого контроля производства, который нельзя обеспечить на китайских фабриках, поэтому мы расширяем швейное производство дома, в Могилеве.

А вот перенос пошива домашнего текстиля в регионы, позволяющие получить большую прибавочную стоимость, вполне приемлем. Однако компания в последние годы сильно сократила производство тканей для потребительского рынка. Очень сложно конкурировать с дешевыми предложениями китайских и корейских производителей, 70% поставок которых приходят на рынки России и Беларуси по «серым» схемам.

- Моготекс полностью отказался от производства тканей для интерьера?

— Нет, мы по-прежнему работаем в нише бытового текстиля, но переходим от поставок тканей к продажам готовой продукции из них. В торговых сетях Польши хорошо идут скатерти, салфетки. В Сербию готовим поставки комплектов для аэропортов и энергетического комплекса. В нише бытового текстиля по-прежнему конкурируем и в России.

Партнеры ведут переговоры об отсрочке платежа до 60-100 дней. На это приходится идти, чтобы не уступать условиям поставщиков из Китая, Пакистана. Однако для этого придется найти в 2008 г. дополнительные 6-8 млрд. Br. Так что главной для нас по-прежнему остается задача пополнения оборотных средств: деньги нужны для закупки сырья, химикатов и т. д.

- Работа в высококонкурентных сферах требует соответствующего производства. Как обстоят дела с оборудованием и технологиями?

— Вложив в 2006 г. в модернизацию ткацкой фабрики 7 млн. USD, мы создали новые ткани, модернизировали на 6% производство и реально на 10% увеличили ходовой ассортимент. Если бы так обновлялись ежегодно, то через 5-6 лет смогли бы основательно перевооружиться. Но из-за роста цен на энергоносители мы не смогли продолжить техперевооружение, на которое в 2007 г. планировали пустить 8 млрд. Br. Доля энергоносителей в структуре себестоимости продукции выросла почти на 2% и достигла 10,9%. Тем не менее такого рода деятельность продолжим: в 2008-2011 гг. обновим технологии на 30 млн. USD. Это позволит увеличить объемы производства на 50%. Рассчитываем на бюджетную ссуду в 20 млрд. Br с возвратом средств в течение 5 лет. Придется не просто: реальные сроки выплаты заемных средств по проектам в легпроме составляют 10-15 лет.

Если найдем банк, способный профинансировать энергетический проект, снизим и энергозатраты в себестоимости продукции до 6-7%. Окупаемость проекта — 3-3,5 года, с поэтапным, по мере поступления сэкономленных средств, расчетом.

- А может, попытаться найти стороннего инвестора?

— Ищем. Однако легкая промышленность — не высокодоходная отрасль. Даже в России, где темпы рыночных реформ выше белорусских, нет прецедента вложения крупных капиталов в предприятия легкой промышленности. К тому же пока инвестиционный климат Беларуси не обещает крупному инвестору скорого возврата вложенных средств.

- Если капиталы в легкую промышленность идут с неохотой, выживет ли отрасль?

— Отрасль выживет, если главным будет производство конкурентоспособной продукции, а не решение проблем всеобщей занятости. Не нужно поддерживать неперспективные предприятия. Например, стране ни к чему шесть прядильных фабрик. Достаточно 1-2. Нужно менять технологии, стремиться быть лидерами в своей отрасли. Сегодня конкуренты из Турции и Пакистана в обновление и продвижение продукции ежегодно вкладывают более 3 млрд. USD. Без модернизации и доминирования в избранных нишах надежд на выживание мало.

Беседовала Тамара МАРКИНА