$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ ДОХОДОВ©

15.08.2014

Постановление Совмина № 744 свидетельствует о стремлении правительства существенно скорректировать свою экономическую политику. Предыдущие 2 года экономические власти для обеспечения роста выпуска делали ставку главным образом на стимулирование потребительского спроса, используя экономические и административные инструменты по повышению доходов населения. Нормативное ограничение роста зарплаты ростом производительности труда сигнализирует, что такую практику планируется оставить в прошлом и среди составляющих совокупного спроса пытаться обеспечивать рост прежде всего за счет внутреннего инвестиционного, а также внешнего спроса.

Дмитрий КРУК, научный сотрудник Белорусского экономического научно-исследовательского центра (BEROC)

Проблема чрезмерной «раздутости» потребительского спроса стала достаточно очевидной уже к середине 2013 г. В последние 3 года инвестиционный спрос ослаб вследствие хрупкости финансовых рынков и недостатка источников финансирования. Внешний спрос также находился в угнетенном состоянии из-за неблагоприятной глобальной конъюнктуры, а также снижения конкурентоспособности отечественных производителей на некоторых рынках. При этом экономические власти не могли в полной мере задействовать стандартные инструменты монетарной и фискальной политики для воздействия на эти сегменты спроса — препятствовали высокие и нестабильные инфляционные и девальвационные ожидания. В этих условиях достаточно высока была вероятность продолжительной рецессии. Однако такой сценарий для правительства виделся неприемлемым, а потому оно стало активно эксплуатировать специфический белорусский инструмент — прямое воздействие на динамику доходов населения (преимущественно через сектор госпредприятий). В 2012–2013 гг. рост этих доходов был «поддержан» и частным сектором, что было обусловлено возросшей для него конкуренцией за квалифицированных работников с госсектором и российскими компаниями. В результате в 2012 г. и на протяжении 8 месяцев 2013 г. реальная зарплата росла чрезвычайно бурно. Например, в августе 2013 г. она достигла своего исторического пика, превысившего значение ноября 2011 г. (4-летний локальный минимум) на 61,4%.

Такой бурный рост зарплаты стал ключевым фактором предотвращения спада ВВП и позволил быстро нейтрализовать негативные социальные последствия валютного кризиса 2011 г. Однако быстро стали проявляться и негативные последствия такого подхода. Во-первых, поскольку рост зарплат существенно превышал темп роста производительности труда, то стали увеличиваться реальные удельные издержки на труд — один из важнейших показателей конкурентоспособности компаний. При этом лишь немногие предприятия смогли компенсировать это явление снижением прочих затрат. Поэтому конкурентные позиции отечественных предприятий ухудшились, а в масштабе страны это стало одной из ключевых причин роста внешнего дефицита. Во-вторых, чрезмерно возросшие доходы населения способствовали дополнительному росту цен и спросу на потребительский импорт. В-третьих, при сохраняющейся уязвимости финансовых рынков эти доходы становятся в некоторой мере дестабилизирующим фактором вследствие долларизации денежной массы.

Перечисленные дисбалансы были достаточно очевидны. Поэтому экономические власти де-факто свернули искусственное стимулирование роста заработной платы начиная с осени 2013 г. С того момента реальная заработная плата сохраняется приблизительно на одном и том же уровне с небольшими колебаниями. В результате в I квартале 2014 г. обозначился тренд на снижение реальных удельных издержек на труд, а также некоторое ослабление указанных выше негативных последствий. Постановление № 744, вероятно, сможет усилить эти благоприятные тенденции и способствовать снижению уязвимости к шокам национальной экономики.

Однако позитивную роль постановления № 744 не стоит переоценивать. Его можно интерпретировать и как признание прошлых ошибок экономической политики, и как наглядную демонстрацию того, что за необоснованный рост доходов в прошлом приходиться расплачиваться ограничением доходов в будущем.