$

2.0989 руб.

2.4052 руб.

Р (100)

3.1982 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Выбор цели

03.04.2009

Кризис — лучший реформатор и оптимизатор. То, что не было сделано в «тучные годы», может быть достигнуто теперь ускоренными темпами. В большинстве промышленно развитых стран сейчас идет оптимизация процессов управления экономикой, кардинальный пересмотр действующей инвестиционной и промышленной политики. Такое мнение в интервью «ЭГ» высказал ведущий аналитик инвестиционной компании «Юнитер» Олег АНДРЕЕВ.

- О росте поступления капиталов из-за рубежа у нас говорится много. Тем не менее, по данным Белстата, чистое поступление иностранных инвестиций в реальный сектор экономики в прошлом году снизилось на треть по сравнению с предыдущим. Чем это объяснить?

— Основная причина — существенное ограничение возможностей по привлечению кредитов из-за рубежа. Особенно отчетливо это проявилось во второй половине года.

Согласно статистике, в Беларусь в 2008 г. было инвестировано 6,5 млрд. USD. Приглядевшись к структуре этой суммы, мы увидим здесь как кредиты, так и портфельные и прямые инвестиции. Причем в состав последних включены также кредиты и займы материнских компаний. То есть в прошлом году белорусские предприятия взяли за рубежом 4,2 млрд. USD «чистых» кредитов, и еще 1,53 млрд. — кредиты и займы от нерезидентов-учредителей. В итоге из 6,5 млрд. только 800 млн. реально прямые инвестиции. Остальное — заемные ресурсы в разных видах. Эта тенденция обозначилась давно. Неудивительно, что в течение 2008 г. весьма активно шли выплаты по кредитам, сократившие на 33,9% чистый приток инвестиций в экономику страны.

- Получается, чуть ли не все инвестиции из-за рубежа — кредиты. Не окажется ли, что наши предприятия в результате такого привлечения ресурсов окажутся в долговой яме?

— Нет, про яму говорить пока не приходится. Во-первых, в целом у нас соотношение внешнего долга (с учетом долгов субъектов хозяйствования) к ВВП составило около 25%. Это более чем приемлемый показатель. Так, для стран ЕС предельным значением является 60%. Например, в Украине это соотношение — 57,6%, а в Японии и вовсе 165%. И катастрофой это не считается.

К тому же в течение 2008 г. наметились позитивные тенденции изменения структуры задолженности. Уменьшилась доля краткосрочного долга и возросла доля долгосрочного. Это обнадеживает.

- Согласно исследованию Нацбанка, в IV квартале 2008 г. по сравнению с IV кварталом 2007 г. наблюдалось замедление роста инвестиционной активности. Чем, по вашему мнению, это объясняется? И стоит ли вообще сегодня сохранять прежние темпы роста объемов производства и вложения капитала?

— Очевидно — сокращалась выручка, оставалось меньше свободных ресурсов, сузились возможности доступа к рынку заемного капитала. В общем, это нормальная реакция на кризисные явления: придержать, накопить, сохранить.

В этих условиях, безусловно, сохранять прежние темпы роста бессмысленно. Производить нужно больше тогда, когда покупают больше. Иначе идет работа на склад, что мы и наблюдаем в последние месяцы.

Но и замораживать вложения в основной капитал сейчас нельзя ни в коем случае. Наоборот, по возможности продолжать капитальные инвестиции. Во-первых, в нынешних условиях существенно снизилась стоимость на современное инвестиционное оборудование, которого так не хватает белорусской промышленности. Кризис рано или поздно закончится, оживится спрос — в первую очередь на качественную продукцию. А ее-то можно производить на качественном оборудовании. Остановить модернизацию сейчас — значит потерять рынки сбыта, законсервировать технологическое отставание. И так львиную долю экспортной выручки страна получает от продажи калийных удобрений и нефтепродуктов.

Кроме того, капвложения в инфраструктуру всегда дают хороший эффект мультипликатора и могут поддержать внутренний спрос во время спада.

- Кстати, экспортная выручка белорусских предприятий уже 3 месяца снижается. Так и до дефолта дойти можно…

— Мне кажется, что дефолт — слишком сильное выражение. Пока долговая нагрузка не критична. Хотя затруднения в погашении своих обязательств могут возникнуть, внутренний дефолт исключен, как, впрочем, и внешний.

Слишком велика роль государства, которое и в лучшие времена не допускало банкротства крупных предприятий, а во времена кризиса — тем более, даже если это не способствует повышению эффективности. У руководства предприятий появляется уверенность в правильности своих действий.

- Что изменилось в настроениях иностранных инвесторов в отношении Беларуси в связи с мировым кризисом? Сохранился ли их интерес к нашей стране, вырос или уменьшился? Какие направления можно считать наиболее перспективными?

— Интерес не изменился, а отодвинулся. Многие начатые проекты заморожены до лучших времен. Инвесторы копят ликвидность для расчетов по займам. Кроме того, до сих пор нет ясности с судьбой приватизации. Доля частного сектора в белорусской экономике очень мала. Государство же еще не осознало реалии сегодняшней ситуации и не готово продавать активы за ту цену, которую предлагает инвестор. Но именно они сегодня диктуют условия на рынке инвестиций, хотя год назад они гонялись «с сачком» за хорошими проектами.

Наиболее интересны для вложения капитала на сегодня пищевая промышленность (переработка молока, мяса, безалкогольные напитки), нефтепереработка (вечная тема), телекоммуникации, производство медпрепаратов.

- Белорусское руководство неоднократно заявляло, что не пойдет на продажу белорусских предприятий за бесценок. Но сегодня рыночная цена многих зарубежных компаний, давно известных на мировых фондовых рынках, резко упала, что стимулирует интерес к ним инвесторов. Не окажется ли, что Беларусь на этом фоне вообще утратит привлекательность для инвесторов?

— Нет, не утратит. Но существенно отодвинется во времени. Весь вопрос в том, какова цель приватизации. Если все сводится к пополнению бюджета, то, конечно, можно очень долго торговаться. Но, к сожалению, лишь до той поры, пока оборудование не обветшает, а технологии полностью устареют. Это явно не лучший путь.

Нужно искать золотую середину. Трезво оценивать сегодняшние реалии. Понять, что снижение цены сейчас — это шанс на будущие инвестиции в развитие, создание рабочих мест, повышение качества выпускаемой продукции, завоевание новых рынков сбыта и т. д. Тем более это актуально в условиях кризиса. Те, кто ранее искал инвесторов, испытывая большие проблемы с финансированием, после кризиса могут просто исчезнуть. Но есть шанс выйти из кризиса более крепкими с новым стратегическим партнером. Есть над чем задуматься.

- Как вы оцениваете сегодня перспективы белорусской приватизации и роль иностранных и отечественных инвесторов в ней?

— В целом, судя по тому, как развиваются события, перспективы очень даже хорошие. У правительства есть стратегическое понимание важности приватизационных процессов. Кроме того, в условиях резкой волатильности на внешних, традиционных для белорусских производителей рынках — падение спроса на продукцию машиностроения, резкое снижение цен на нефтепродукты и калийные удобрения, усиливающийся протекционизм на российском рынке продовольствия — существенно снизилась экспортная выручка. Снижение выручки в совокупности с невозможностью получить кредит на приемлемых условиях (об облигационных займах или IPO вообще речи нет!) ведет к тому, что у предприятий не остается ресурсов на инвестпроекты и развитие. Остаются два варианта: привлечение стратегического инвестора, который заинтересован в дальнейшем развитии предприятия и готов его модернизировать и приносить новые технологии, либо привлечение финансового инвестора (Private Equity фонда), который также готов финансировать рост и развитие перспективных компаний. Исходя из опыта работы — это то, что на сегодняшний день действительно нужно белорусскому бизнесу и то, что пользуется реальным спросом как со стороны инвесторов, так и со стороны национального бизнеса.

Что касается частного бизнеса, то его возможности участия в крупной приватизации очень ограничены, я бы даже сказал, что стремятся к нулю. Хотя есть вероятность репатриации капитала, что уже наблюдается и сегодня, однако здесь даже речи не идет об участии в крупных проектах стоимостью выше 100 млн. USD.

- Могут ли сегодня белорусские предприятия, ставшие ОАО, рассчитывать на успешное привлечение инвесторов сегодня?

— Безусловно, могут. Но если отбросить такие факторы, как позиция государства и готовность руководителей предприятий к переменам, то существует еще множество моментов технического характера.

В первую очередь, вновь созданным публичным компаниям нужно задуматься о транспарентности, т.е прозрачности своей деятельности. Это залог успеха, доверия и надежности в глазах иностранных инвесторов. Мы настоятельно рекомендуем акционируемым предприятиям одновременно проводить полный аудит по международным стандартам. Это дорого, но необходимо при поиске инвестора. На основании выводов аудитора инвестор и будет принимать решения о привлекательности и стоимости бизнеса.

Во-вторых, нужно правильно позиционировать предприятие в глазах потенциального инвестора. Этим должны заниматься профессионалы. К сожалению, пока основным рекламным материалом белорусских предприятий, нуждающихся в финансировании, являются совершенно нечитаемые формы, разработанные Минэкономики, которые содержат часто совсем неинтересную и ненужную для инвесторов информацию.

В международной практике существуют определенные стандарты разработки инвестиционных или финансовых меморандумов, которые дают потенциальному инвестору всю полноту процессов, происходящих с предприятием или бизнесом. Позволить себе это может любое белорусское предприятие, тем более что эффективность таких меморандумов весьма высока. Это я также говорю по нашему собственному опыту.

- А как вы оцениваете нынешнюю ситуацию с доступностью информации о деятельности белорусских предприятий, в том числе ОАО?

— Да никак. Ее как не было, так и нет. Даже акционерам сложно получить информацию о деятельности предприятия. У подавляющего количества компаний нет даже собственных интернет-сайтов или же они абсолютно не информативны. На сайте любой крупной российской компании вы найдете их отчетность по МСФО, инвестиционные программы, списки аффилированных лиц, пресс-релизы и т. д. Информация, которая просачивается в прессу о наших предприятиях, как правило, очень скудна. Над прозрачностью белорусскому бизнесу нужно еще работать и работать. Ждать, пока к этому подтолкнет рынок, слишком долго. На мой взгляд, необходимо кардинально переработать Закон «О хозяйственных обществах», существенно дополнив, в частности, его ст. 88 о публикации информации. Назрели изменения и в вопросах защиты прав миноритарных акционеров. В недалеком будущем их будет становиться все больше. Но если сейчас они своих прав не знают, то потом поймут, что их прав по действующему законодательству просто нет.

- В 2007-2008 гг. много говорили о планах проведения IPO. Будут ли они реализованы или в связи с кризисом их придется отложить на неопределенное время?

— В ближайшие 1,5-2 года об IPO можно даже и не вспоминать. Речь сейчас идет не только о белорусских компаниях, но вообще о таком инструменте привлечения ресурсов. Ведь кроме отсутствия желающих приобрести, скажем, GDR (глобальные депозитарные расписки) отечественных компаний, у нас в стране до сих пор не отрегулирована законодательная база. Кризис, на мой взгляд, дает время восполнить этот пробел. К счастью, ситуация сдвинулась с мертвой точки. Недавно ЗАО «ИК Юнитер» совместно с международной юридической фирмой Baker and McKenzie и Deutsche Bank, Unicredit CAIB по просьбе Нацбанка РБ подготовили пакет изменений, которые необходимо внести в белорусское законодательство, с тем чтобы нашим компаниям IPO стало доступно.

- В последние 2 года в Беларуси был предпринят ряд шагов в сторону либерализации экономики, улучшения инвестиционного климата. Но в связи с мировым кризисом многие страны принимают экстренные меры в том же направлении — снижают налоговую нагрузку, улучшают условия ведения бизнеса. Конкурентоспособны ли на этом фоне белорусские реформы? Не окажемся ли мы опять в конце всяких рейтингов?

— Такая опасность существует. Однако я не стал бы говорить, что многие страны только и занимаются тем, что проводят либерализацию в условиях кризиса. На самом деле идет не либерализация, а оптимизация процессов управления экономикой, идет кардинальный пересмотр существующей до сих пор политики. Зачастую меры протекционизма превалируют над либеральным началом.

Тем не менее это не говорит о том, что Беларусь также должна идти по пути усиления протекционизма — дальше просто некуда.

Благодаря шагам правительства, предпринятым в начале 2008 г., республика вошла в десятку лучших реформаторов. А сейчас поставлена цель войти в число 30 самых инвестиционно-привлекательных стран мира. Однако если большинство стран уже разработало полноценные антикризисные программы, то у нас такой, к сожалению, пока не появилось. А ведь инвесторам нужны ясность и видение перспективы.

Беседовала

Оксана КУЗНЕЦОВА


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях