$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ВТОРАЯ ПЕРЕМЕНА СТАВОК©

11.10.2013

Повышение в Беларуси ставки НДС до 22%, по-видимому, неизбежно. Власти могут при этом сослаться на мировую тенденцию роста налогов, вызванную стремлением правительств разных стран изыскать источники пополнения бюджетов, пострадавших от глобального финансового кризиса. Правда, бизнес-сообщество и некоторые ученые, как за рубежом, так и у нас, оценивают такой вариант решения проблем весьма скептически.

Тем не менее министр по налогам и сборам РБ Владимир Полуян заявил недавно, что увеличение ставки НДС при снижении ставки налога на прибыль (правда, не до 12%, как предполагалось первоначально, а до 15%) повысит инвестиционную привлекательность республики. Ведь в результате у нас будет наименьшая ставка налога на прибыль в Таможенном союзе, Едином экономическом пространстве и европейских странах. Благодаря этому, по прогнозу МНС, снизится налоговая нагрузка на экспортеров, применяющих нулевую ставку НДС и получающих возврат из бюджета сумм «входного» налога.

Заметим, что остальные страны, которых мы собираемся затмить новой налоговой формулой, тоже не стоят на месте. Например, в России, как заявил недавно министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, рассматривается возможность снижения ставки НДС. Впрочем, это маловероятно: проект российского бюджета на 2014 г. предусматривает дефицит в размере 389,6 млрд. RUB, или 0,53% ВВП, и вообще расценивается тамошними властями и экспертами как «крайне проблематичный». А потому в Москве активно ищут пути сокращения государственных расходов и увеличения доходов. Тут у россиян есть свои резервы: повышение налога на добычу полезных ископаемых, введение «налога на роскошь» (что, впрочем, несколько сложнее, чем просто повысить ставку НДС). Столь же проблематичны перспективы роста российской экономики, что сулит белорусским предприятиям трудности как с наращиванием поставок на традиционно главный рынок, так и с возвратом НДС.

Правда, с последним вопросом есть положительные моменты: в новом году в Беларуси планируется сократить сроки возврата НДС, которые и сегодня у нас заметно ниже, чем в РФ. Однако при увеличении ставки здесь могут возникнуть определенные сложности для бюджета — в дополнение к имеющимся проблемам применения механизма подтверждения нулевой ставки при экспорте в страны Таможенного союза. А вот платить НДС, если подведет российский или казахстанский партнер, белорусскому предприятию-экспортеру в будущем году придется уже по новой, повышенной ставке. Соответственно, страховать подобные риски они будут еще активнее, в т.ч. путем повышения отпускных цен или взимания залога с контрагентов, причем в большем размере, чем сейчас, — на те самые 2 процентных пункта. Вряд ли это поспособствует стимулированию экспорта и улучшению финансового состояния белорусских предприятий.

Кстати, всего полгода назад Минфин и МНС доказывали бизнес-сообществу необходимость сохранить действующую ставку НДС и намекали на возможность ее поэтапного снижения. Так что прямо противоположное решение стало для предпринимателей, уверовавших в неизбежное снижение налоговой нагрузки, полной неожиданностью. Впрочем, тут мы тоже не одиноки. Скажем, в Казахстане также планируется уменьшить ставку налога на прибыль (там он именуется корпоративным подоходным налогом) в 2014 г. до тех же 15%. Сделать это Астана собиралась еще в этом году, но помешали «кризисные явления». Интересно, что представители наших финансового и налогового ведомств не раз объясняли невозможность снизить ставку НДС (которая в Беларуси уже сегодня самая высокая по сравнению с партнерами по Таможенному союзу) тем, что у них подавляющая часть налоговых поступлений приходится на сырьевые платежи. Однако в Казахстане, например, налог на прибыль в прошлом году составил 37,5% доходов консолидированного бюджета. В некоторых странах ЕС и ОЭСР, тоже не одаренных избытком природных ресурсов, ставка налога на прибыль ниже 15%, так что о «наименьшей» ставке говорить пока не приходится. К тому же реальных возможностей для ее существенного снижения нет.

НДС вместе с акцизами совершенно справедливо считаются наиболее надежным источником налоговых доходов. Этими налогами облагается выручка от реализации, занижать которую значительно труднее, чем прибыль. К тому же поступления НДС намного меньше зависят от макроэкономической ситуации в стране. Не секрет, что в текущем году прибыль предприятий снизилась более чем на треть, а число убыточных организаций резко выросло. Надо полагать, что это и послужило поводом для издания Указа Президента от 27.09.2013 № 445, которым субъектам хозяйствования запрещено менять метод исчисления налога на прибыль до конца текущего года.

Поэтому стоит честно признать, что планируемое повышение ставки НДС в Беларуси обусловлено прежде всего необходимостью существенно увеличить налоговые доходы, по которым план в текущем году МНС выполнить намного сложнее, чем даже в кризисном 2011-м, когда поступления в казну росли пропорционально девальвации и инфляции. Зато надеяться на увеличение поступлений по налогу на прибыль, особенно при ухудшении финансовых результатов субъектов хозяйствования, не приходится. Роль этого налога для казны, в отличие от НДС, не столь значима, поэтому можно и ставкой пренебречь — до определенных пределов.

Неизбежно скажется изменение ставок на предприятиях, применяющих «упрощенку» с уплатой НДС, у которых налоговая нагрузка прямо вырастет, и у их коллег, не применяющих НДС, у которых за счет увеличения «входного» налога, не принимаемого к вычету, возрастут затраты. Применяющим общеустановленный порядок налогообложения, т.е. уплачивающим налог на прибыль, эту прибыль надо еще получить. Можно, конечно, сослаться на мировые тенденции — кому сейчас легко? Во Франции даже 75-процентный подоходный налог не помогает избавиться от дефицита бюджета, а в некоторых странах вводится налог Тобина на финансовые операции. Но не обязательно брать такие крайние примеры на вооружение — в каждой стране свои условия развития экономики и специфические обстоятельства вхождения в кризис и выхода из него. Следовательно, решения в налоговой сфере должны учитывать реальную ситуацию в республике и паритет отношений в Таможенном союзе.

Валерия ГЕРАСИМОВА

Точка зрения
 
 
Мы попросили специалистов оценить возможные последствия планируемого повышения ставки НДС для предприятий и экономики страны в целом.

 Ольга ШУЛЕЙКО, заведующая сектором бюджетно-налогового регулирования Института экономики НАН Беларуси, кандидат экономических наук:

— Корректировка налоговых ставок всегда требует очень взвешенного решения, поскольку речь идет о влиянии мер налогового регулирования как на доходы государственного бюджета, так и на условия для инвестирования и предпринимательской деятельности, а также на уровень инфляции в стране.

Даже при неизменной выручке повышение ставки НДС может принести дополнительные поступления в бюджет. При одновременном снижении ставки налога на прибыль до 15% возможно определенное снижение налоговой нагрузки субъектов хозяйствования, прежде всего — для высокорентабельных. Однако у нас немало низкодоходных и убыточных предприятий и, как свидетельствуют данные Белстата, их число в текущем году существенно выросло.

Доля НДС в доходах белорусской казны существенно выше, чем в странах ЕС, а также в России и Казахстане, где ставка этого налога составляет 18% и 12% соответственно. Предполагаемые изменения еще больше увеличат разрыв в ставках, что может оказать негативное влияние на экспортные возможности наших субъектов хозяйствования в условиях существенного усиления конкуренции, и прежде всего на российском рынке. Правда, в экономической теории НДС считается «внутренним», косвенным налогом, нейтральным по отношению к субъектам хозяйствования. Однако анализ показывает, что его влияние на финансовое состояние предприятий весьма существенно. Напомню, что в рейтинге Всемирного банка Doing Business, несмотря на довольно существенное продвижение вперед, Беларусь по-прежнему уступает России и особенно Казахстану.

Увеличение ставки НДС до 22% вплотную приблизит нас к Литве и Латвии, где она составляет 21%, и скандинавским странам, где ставки еще выше. Но одновременно там намного выше ВВП на душу населения и многие другие макроэкономические параметры. Так что равняться с ними было бы некорректно. Впрочем, в ряде стран в последние 2 года существенно повышали налоги, в т.ч. НДС. Это было связано с последствиями финансового кризиса и очень значительным дефицитом государственного бюджета. В Беларуси такой дефицит не прогнозируется.

С другой стороны, предлагаемые изменения повлияют на инфляцию, которая, согласно прогнозу правительства, в следующем году не должна превысить 11%. Однако увеличение ставки НДС обязательно скажется на уровне розничных цен — не зря же это налог на конечное потребление. Таким образом удастся поспособствовать связыванию денежной массы, но есть гораздо более эффективные методы, и прежде всего — регулирование соотношения роста оплаты труда и его производительности. К тому же увеличение потребительских цен из-за ставки НДС негативно скажется на внутреннем спросе и, следовательно, на динамике ВВП, а это может оказаться весьма болезненным для экономики в условиях неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры.

В определенной мере повышение ставки НДС может поспособствовать сокращению потребительского импорта. Но не в меньшей степени пострадает инвестиционный и промежуточный импорт. А ведь доля импортной составляющей в белорусской промышленной продукции очень высока. Так что, несмотря на применение зачетного метода исчисления НДС, неизбежен рост цен и на отечественные товары, в т.ч. из-за определенных ограничений по вычету «входного» налога и нюансов распределения налоговых вычетов. Кроме того, механизм подтверждения правомерности применения нулевой ставки при экспорте в государства Таможенного союза, на наш взгляд, по-прежнему чрезмерно усложнен.

Сегодня реформирование налогообложения должно быть ориентировано прежде всего на стимулирование экономического роста и привлечение инвестиций. Конечно, нужно учитывать и сложности с формированием доходной части бюджета. Но для этого не обязательно изменять действующие ставки налогов. Есть и другие пути, в т.ч. сокращение неэффективных налоговых льгот и усиление инвестиционного стимулирования налогом на прибыль.

Евгений ГЕРШТЕЙН, заместитель председателя Ассоциации аудиторских организаций:

— Возможные по-следствия повышения ставки НДС сегодня бурно обсуждаются в разных аудиториях. Казалось бы, НДС — это универсальный нейтральный налог и его ставка сама по себе не имеет значения для субъектов хозяйствования. Но это лишь теория, а на практике следует различать влияние НДС на производителя и продавца и на конечного потребителя.

Основы принципов и способов взимания НДС заложены еще в 50-е годы XX века. Накопленный опыт показывает, что изначальная концепция этого налога не совсем сообразуется с практикой. Полагаю, что гипотеза об «идеальном налоге на потребление» не выдержала испытания временем по ряду причин. Во-первых, распределение нагрузки на потребителей неравномерно из-за существования различных ставок НДС и наличия в любом государстве, применяющем этот налог, освобождений от его уплаты. Эта неравномерность со стороны плательщиков усугубляется субъективными условиями применения налоговых вычетов и возмещений сумм НДС при экспорте (возможности бюджетов каждого из государств существенно отличаются), а также из-за применения особых режимов налогообложения в свободных, индустриальных и «особых» экономических зонах, технопарках и т.п., что привносит разнообразные нюансы в вопросы взимания НДС. К тому же в таких геополитических образованиях, как Евросоюз, Таможенный союз и других имеются свои особенности взимания и администрирования косвенных налогов внутри них и за пределами.

Поэтому сегодня универсальность НДС вызывает серьезные сомнения. Соответственно, и внутренняя «страновая» методология его взимания даже в рамках интегрированных сообществ может различаться.

Действительно, в целом, если исходить, например, из белорусского налогового законодательства, для предприятия в конечном итоге НДС, рассчитанный по любой ставке, принимается к вычету, и собственные обязательства по уплате НДС уменьшаются на предъявленные поставщиками суммы налога. Но в данный конкретный момент затрачиваются дополнительные средства в результате повышения ставки.

Однако парадокс НДС состоит в том, что в конечном итоге это не только многоступенчатый, не имеющий каскадного характера платеж, но и, по крайней мере, отчасти налог с оборота. Поэтому, будучи добавленным к отпускной цене, он в любом случае увеличивает объем денежных потоков всех участников торгового оборота, причем на любом его этапе. Да, в идеале благодаря налоговым вычетам оптовая цена должна оставаться неизменной. Но на самом деле увеличение ставки НДС влечет прямое повышение как оптовых, так и розничных цен, разве что не прямо пропорциональное. Особенно данный фактор значим на конечной стадии потребления — в розничной торговле. Поскольку рядовой покупатель ни на какие вычеты права не имеет, то увеличение ставки НДС оплатит именно он. Поэтому если для производителя (оптовика) НДС действительно почти нейтрален с точки зрения исполнения налоговых обязательств, то на стоимость покупок домашних хозяйств он влияет прямо и непосредственно.

Другое дело, что по сравнению с налогами с доходов (прибыли) НДС, а еще в большей степени акцизы, намного легче собирать, поскольку они принципиально не зависят от финансовых результатов деятельности субъекта хозяйствования. Но это уже несколько разные аспекты и иная тема: привлекательность или обременительность налога для предприятия, потребителя и интересов бюджета.


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях