$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Все должны всем©

04.12.2015

Белорусским предприятиям приходится сегодня решать две нелегкие задачи: как «затолкать» свой товар покупателям и, одновременно, получить за него деньги. Помочь им в выходе из кризиса неплатежей попытались во вторник участники «круглого стола», организованного Бизнес-союзом предпринимателей и нанимателей им. М.С.Кунявского (БСПН).

Данный  вопрос преследует предприятия уже давно и только обостряется со временем. В своем вступительном слове почетный председатель БСПН Георгий БАДЕЙ отметил, что бизнес-союзом ежегодно по результатам подобных мероприятий готовятся и направляются в Совмин и другие госструктуры предложения по разрешению проблем, которые власти почему-то считают недостаточно актуальными. Между тем на 1 октября т.г. суммарная задолженность по стране составляет около 885 трлн. Br, что в 1,4 раза больше, чем ВВП за 9 месяцев. И хотя просроченная задолженность немного меньше, темпы ее роста тревожат – ежемесячно с января по сентябрь она увеличивалась в среднем на 24 трлн. Br.

Причина видится в том, что у субъектов хозяйствования не хватает оборотных средств. В результате получается, что «все должны всем»: любая организация является и кредитором, и дебитором. БСПН, как и в предыдущие годы, призывает правительство решать данную проблему, в первую очередь, на законодательном уровне. Например, помочь сохранению оборотных средств могло бы возвращение в Налоговый кодекс нормы, позволяющей включать резерв сомнительных долгов в состав внереализационных расходов, учитываемых при налогообложении. Это дало бы предприятиям возможность не уплачивать налог на прибыль с фактически не полученной выручки. Об этом говорится уже 2 года, однако чиновники игнорируют мнение бизнеса (см. «ЭГ» № 56 и 64 за 2014 г.).

Другое предложение – освободить от уплаты налогов выручку от реализации неиспользуемого оборудования и иных активов. Необходим, по мнению бизнес-союза, и пересмотр порядка расчетов предприятиями за энергоресурсы, за которые сейчас оплата должна производиться авансом. И, наконец, бизнес призывает усовершенствовать законодательство о банкротстве с целью повысить уровень защиты прав кредиторов, а также ответственности и мотивации антикризисных управляющих.

Санитары

долгового леса

Многим участникам «круглого стола» кажется особенно важным скорейшее принятие закона о коллекторской деятельности. Но к этой идее в ведомствах относятся по-разному. Если в Минэкономики согласны с актуальностью такого нормативного акта, то в Минюсте его в свое время сочли нецелесообразным, что фактически «похоронило» законопроект. По мнению некоторых чиновников, легализация коллекторской деятельности может привести к созданию в республике «узаконенного рэкета», что негативно отразится на гражданах. Однако на самом деле, несмотря на низкую покупательскую способность населения и падение его реальных доходов, невозврат по кредитам банков физическими лицами согласно статистике составляет сегодня всего 0,7%. Так что коллекторы здесь не слишком нужны – граждане в основном являются добросовестными плательщиками.

А вот субъектам хозяйствования коллекторы могли бы оказать весьма значительную помощь в возврате долгов – если создать для них соответствующую законодательную базу. Иные участники «круглого стола» охотно обратились бы к структурам, оказывающим услуги по взысканию или покупке-продаже долгов. Это, кстати, довольно доходный бизнес – во многих странах рентабельность коллекторских агентств достигает 25–30%. Но деньги они получают не зря: кредиторы избавлялись бы как от самого долга, так и от головной боли по его возврату – ведь вернуть часть денег лучше, чем не получить ничего.

Все должны всем

Однако ни специального закона о коллекторах, ни изменений налогового и бухгалтерского законодательства, которые позволили бы эффективно управлять долгами, в республике нет и в ближайшем будущем не предвидится. Сегодня «продать» дебиторскую задолженность может только антикризисный управляющий при проведении процедуры банкротства. К тому же надо еще найти того, кто согласился бы ее купить, а это весьма проблематично. Попытки властей улучшить ситуацию с помощью косметических мер (вроде указов от 17.02.2015 № 69 «Об использовании векселей» или от 23.11.2015 № 471 «О вопросах финансирования под уступку денежного требования (факторинга)») ощутимого эффекта не приносят.

Будьте

бдительны

Представители юридических компаний пока могут предложить субъектам хозяйствования лишь традиционные рецепты защиты от неплатежей. Один из основных – быть более бдительными при выборе контрагентов и заключении договоров.

Например, добросовестность потенциального партнера сегодня можно проверить на сайте Верховного Суда: в скольких спорах он участвовал, в каком качестве, с каким результатом закончилось дело. Это можно выяснить и о компаниях из РФ – на российских сайтах. Можно «пробить» упоминание компании в интернет-СМИ – на предмет участия в различных конфликтах. Информация о финансовом состоянии открытых акционерных обществ поквартально публикуется на сайте Минфина.

Еще одна «линия обороны» – использование разнообразных инструментов и способов обеспечения обязательств. Так, банки, решая вопрос о кредитовании, требуют залог, поручительство, изучают бухгалтерскую отчетность клиента. Все это можно использовать и при заключении крупных сделок. Имея представление о финансовом положении партнера и надежное поручительство, можно существенно сократить риски неплатежей.

Последнее убежище должника

Активнее использовать процедуру экономической несостоятельности (банкротства) призвал присутствующих директор Департамента по санации и банкротству при Минэкономики Александр Мирониченко. По его словам, эта процедура также в значительной степени способна решать проблему непогашенных долгов. Чем раньше будет применяться банкротство и чем активнее будут участвовать кредиторы в этом процессе, тем меньше белорусская экономика будет иметь проблем с неплатежеспособностью субъектов хозяйствования, считает представитель министерства.

Возможно, механизм банкротства был бы эффективен, если бы применялся в республике не  столь избирательно. Но сегодня в стране насчитывается около 1,5 тысяч неплатежеспособных госпредприятий. Многие из них, по сути, находятся на грани банкротства, причем это можно сказать и о некоторых банках. С одной стороны, все, включая высшее руководство страны, понимают, что «накопившийся шлак надо убирать». С другой стороны, чиновники боятся принимать подобные решения, опасаясь социальных проблем, неизбежных при банкротстве градообразующих предприятий. Ведь без работы и средств к существованию могут остаться, по самым скромным оценкам, около полмиллиона человек.

Правда, как постоянно подчеркивается, главная задача процедуры экономической несостоятельности – это санация. И чем раньше будет «запущено» банкротство, тем больше у предприятия шансов на оздоровление. Поэтому А. Мирониченко призвал всех внимательно изучить и научиться применять законодательство о банкротстве. Впрочем, его ждет очередная корректировка: в настоящее время готовится новый, уже четвертый по счету, закон о банкротстве (ознакомиться с его проектом можно на сайте Минэкономики).

На «круглом столе» прозвучало много и других предложений, которые, по мнению участников, способны улучшить ситуацию с неплатежеспособностью отечественных предприятий. Кто-то из участников с горечью заметил, что прошли те времена, когда соседи о нас говорили: «Белорусы исправно платят». Но долговая проблема появилась не внезапно – она стала следствием накапливавшихся годами просчетов и ошибок на макро- и микроэкономическом уровне. И если с наличием самой проблемы сегодня все согласны, то в определении путей ее решения и реализации практических мер по-прежнему больше разговоров, чем дела.

Александр ГОРБАЧ