$

2.1336 руб.

2.4185 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Исследования

Время замедленного роста

12.04.2016

Планы возобновления экономического роста и снижения инфляции в Беларуси в этом году не сбудутся. Об этом говорится в «Макромониторе СНГ», опубликованном Управлением стратегического и отраслевого анализа Евразийского банка развития (ЕАБР). Это мнение разделяют и другие международные организации.

Если немного повезет

Как считают специалисты ЕАБР, повышенная волатильность цен на нефть и валютных курсов, наблюдавшаяся в начале года, продолжит сдерживать экономическую активность в странах СНГ и замедлит процесс ее восстановления.

Исходя из данных за первые месяцы 2016 г. можно сделать вывод, что спад темпов экономического роста в мире замедлился – во многом благодаря коррекции политики центробанков развитых стран. Это позволило стабилизировать курсы основных мировых валют к доллару США и несколько укрепить цены на сырье на международных рынках. Эксперты ЕАБР исходят из сценария, при котором средняя цена на нефть Brent в 2016 г. составит 40–50 USD за баррель. При этом реальный рост совокупного ВВП стран СНГ в 2016 г. составит от –0,5% до 0,5%, а в Беларуси – от –1,5% до –0,5%.

В частности, в условиях относительной стабильности можно ожидать улучшения в белорусской промышленности и сельском хозяйстве – хотя бы под влиянием низкой базы сравнения с прошлогодним спадом. В то же время в строительстве возможно углубление кризиса из-за высокой степени макроэкономической неопределенности и жесткой денежно-кредитной политики Нацбанка. На потребительской активности и, соответственно, показателях торговли, негативно отразится зимняя девальвация белорусского рубля. Вместе с повышением регулируемых цен и тарифов она способствовала существенному ускорению инфляции, отмечается в «Макромониторе СНГ». Если новый период стабильности национальной валюты, начавшийся в середине февраля, будет достаточно продолжительным, можно ожидать постепенного замедления роста цен в стране во II квартале и стабилизации годового показателя инфляции к середине года на уровнях 12–15%. Его существенное снижение может последовать позднее, уже в 2017 г., когда исчезнут статистические эффекты скачка цен в I квартале т.г.

Риски для инфляционной ситуации и для общей стабильности в экономике связаны с ухудшением платежного баланса, наметившимся в IV квартале прошлого года, предупреждает ЕАБР. Девальвация, проведенная в январе–феврале, скорее всего, будет иметь ограниченный и недолговечный позитивный эффект на внешнюю устойчивость экономики, принимая во внимание высокую инфляцию. Мартовское решение Нацбанка снизить на 1 п.п. до 24% годовых ставку рефинансирования может способствовать росту этих рисков, если оно получит продолжение на фоне контроля над обменным кур­сом. Между тем жесткая бюджетная политика по-преж­нему должна оказать поддержку платежному балансу белорусской экономики в текущем году.

Рейтинг стабильного отставания

Агентство Standard & Poor’s подтвердило 8 апреля долгосрочный и краткосрочный суверенные кредитные рейтинги Беларуси на уровне «В-/В» с прогнозом «Стабильный». Дефолт нам не грозит, но темпы роста экономики восстановить будет трудно.

По мнению аналитиков S&P, внешнеэкономическая позиция нашей страны остается очень уязвимой и зависит от финансовой поддержки со стороны России и других официальных кредиторов. При этом предсказуемость и эффективность институциональной системы остается низкой, внешнеэкономическая позиция – «очень слабой», а денежно-кредитная политика – «недостаточно гибкой», считают в агентстве. Там подсчитали, что совокупные потребности во внешнем финансировании, скорее всего, составят в сред­нем 150% поступлений по счету текущих операций (СТО) в 2016–2019 гг. плюс доступные резервы. Прогнозируется, что в долгосрочной перспективе восстановление национальной экономики и рост объема потребления увеличат дефицит СТО с 3,9% ВВП в 2015–2016 гг. до 5,8% в 2017–2019-м. При отсутствии значительного роста притока иностранных инвестиций подобный уровень дефицита СТО будет поддерживать внешний долг правительства за вычетом внешних активов банковского сектора и сектора общественных финансов на уровне более 100% поступлений по СТО в 2016–2019 гг. Компенсировать дефицит СТО придется за счет привлечения средств, преимущественно со стороны России (включая кредит ЕФСР), МВФ и заимствований на внутреннем рынке капитала, несмотря на его ограниченные размеры и риски.

В S&P ожидают, что сочетание этих источников позволит республике в 2016 г. своевременно обслуживать свои валютные долги и даже сохранить ее доступные резервы.

Бюджетные показатели правительства РБ в агентстве считают относительно сильными. Предполагается, что бюджетные профициты сохранятся и в ближайшие годы – отчасти благодаря новым пошлинам и сборам, в особенности экспортной пошлине на калийные удобрения и экспорт сырой нефти, а также мерам по оптимизации расходов. При этом отмечается стратегия, устанавливающая внутренние ограничения на отношение объема госдолга к ВВП и ежегодных расходов на его обслуживание и погашение к международным резервам на уровне 4–5%. Тем не менее в S&P полагают, что внешний госдолг будет расти в среднем на 4% ВВП в номинальном выражении в год вплоть до 2019 г. в связи с обесценением белорусского рубля и значительным объемом квазифискальных операций – поддержки госпредприятий и госбанков, в т.ч. путем выпуска облигаций, как это делалось в 2015 г.

Дальнейшее ослабление курса рубля приведет к росту чистого долга расширенного правительства (за вычетом ликвидных активов) со среднего показателя 27% от ВВП в 2013–2015 гг. до 40% в 2016 г. В S&P также отмечают высокий уровень долларизации кредитов и депозитов, что подвергает банковскую систему валютному риску и может обусловить увеличение условных обязательств правительства, особенно с учетом текущего ухудшения качества активов.

Перспективы экономического роста Беларуси в ближайшие несколько лет будут сильно ограниченными, полагают в S&P. Неблагоприятные внешнеэкономические условия (глав­ным образом рецессия в России и на Украине), а также сокращение покупательной способности населения, вызванное девальвацией и высокой инфляцией, привели к сокращению реального ВВП примерно на 4% в 2015 г. При этом незначительный прогресс в проведении структурных реформ и слабость системы институциональных сдержек и противовесов негативно отразятся в долгосрочной перспективе на темпах роста ВВП, которые, как ожидают в S&P, не превысят в среднем 1,3% в 2019 г. При этом значительная зависимость от России в плане финансовой, экономической и политической поддержки также представляет риски для страны.

По оценкам S&P, номинальный ВВП в нашей стране сократился с 76 млрд. USD в 2014 г. до 54 млрд. в 2015-м, а ВВП на душу   населения – с 8 тыс. до 5,7 тыс. USD. В текущем году эти показатели упадут до 47 млрд. и 4,9 тыс. USD и лишь в 2019-м превысят уровень 2010 г., а отношение инвестиций и сбережений к ВВП за это время так и не восстановится. Низкие темпы роста окажутся существенным тормозом, имеющим негативные экономические и социальные последствия.

Автор публикации: Анастасия ГРИГОРЬЕВА