$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ВРЕМЯ ПОБЛАЖЕК УХОДИТ©

21.07.2015

На очередном заседании рабочей группы для подготовки предложений об упрощении налоговой системы Республики Беларусь были оглашены планы изменения порядка применения упрощенной системы налогообложения, которые существенно увеличат фискальную нагрузку для многих субъектов хозяйствования.

Упрощенная система налогообложения чрезвычайно популярна в Беларуси. По данным МНС, ее в прошлом году применяли 31 729 юридических лиц и 121 437 индивидуальных предпринимателей. Предполагалось, что введение этого особого режима налогообложения будет стимулировать предпринимательскую активность, рост производства, создание новых рабочих мест, пополнение бюджета. Однако в реальности ни одна из этих надежд не сбылась. Влияние макроэкономических факторов оказалось гораздо существеннее, чем фискальные послабления, которые сами предприниматели нередко использовали для еще большего снижения налоговых платежей. Теперь за это придется расплачиваться.

Налог на площадь

Прежде всего, предлагается снизить с 1500 до 500 м2 критерии уплаты налога на недвижимость субъектами предпринимательства, применяющими УСН. Это планировалось еще при подготовке изменений в НК на текущий год, но бизнес-союзы отстояли его нынешний уровень. Теперь аргументы, звучавшие год назад, могут не помочь. МНС выяснило, что на конец 2014 г. 70% плательщиков УСН, имеющих в собственности (владении, пользовании) недвижимое имущество, располагали капитальными строениями площадью до 500 м2 (причем, из них более 63% имели площадь до 150 м2), а 18% — от 500 до 1500 м2. При этом 32% «упрощенцев», имеющих имущество площадью до 500 м2, и 56%, имеющих имущество площадью от 500 до 1500 м2, сдают его в аренду, т.е. не используют в собственном производстве. А поскольку на 1 организацию, применявшую УСН в 2014 г., в среднем приходится всего по 5 работников, то на каждого из них тоже в среднем получается по сотне метров производственных площадей.

По мнению МНС, это свидетельствует о наличии у субъектов, применяющих УСН, значительных излишних площадей, не используемых в собственном производстве, а также о том, что абсолютному большинству из них (70%) для ведения бизнеса вполне достаточно 500 м2. Таким образом, компании-арендодатели могут столкнуться в 2016 г. с новыми расходами, тем более что местные власти по-прежнему вправе увеличивать ставку налога в 2,5 раза.

Чистота — залог налога

В поле зрения налоговиков оказались такие внереализационные доходы, как проценты, причитающиеся за предоставление в пользование денежных средств, а также проценты за пользование банком денежными средствами, находящимися на банковском счете, стоимость безвозмездно полученных товаров (работ, услуг), имущественных прав, иных активов, суммы безвозмездно полученных денежных средств, а также доходы организаций-выгодоприобретателей по договорам доверительного управления имуществом.

Если при общем порядке налогообложения перечисленные доходы облагаются налогом на прибыль по ставке 18% либо подоходным налогом по ставке 16%, то у плательщиков УСН — по ставке 3% или 5%, если они уплачивают и НДС. По мнению налоговиков, такие доходы фактически представляют собой чистую прибыль, не связанную с реализацией товаров (работ, услуг), имущественных прав, получение которой не сопряжено с какими-либо затратами. А потому предлагается увеличить для них ставку налога при УСН до 16%. В МНС полагают, что это будет удобнее, чем грузить предприятия, применяющие УСН, лишними декларациями (в частности, по налогу на прибыль, подоходному налогу) и усложнять налоговое администрирование, тем более что проценты за пользование денежными средствами начисляют почти всем. По мнению авторов предложения, оно вполне соответствует поставленной главой государства задаче об изыскании дополнительных поступлений в бюджет за счет оптимизации налогообложения доходов непроизводственного характера и обеспечит «справедливый уровень налоговых изъятий» с таких доходов.

К сожалению, почему-то не предлагается заодно оптимизировать налогообложение за счет ряда внереализационных расходов непроизводственного характера — например, позволив уменьшать на них валовую выручку, служащую базой для исчисления налога при УСН.

Отстрел схем

Основной «удар» планируется нанести по схемам минимизации налоговых платежей с использованием счетов индивидуальных предпринимателей. Такие схемы давно не являются секретом для налоговых органов. Вероятно, им уже надоело раз за разом выявлять, как деньги обналичивались через индивидуального предпринимателя, являющегося одновременно собственником коммерческой организации, от которой поступали доходы за реализованные товары, работы, услуги. В текущем году власти попытались помешать таким операциям, запретив применение УСН индивидуальными предпринимателями в отношении доходов, получаемых от коммерческих организаций, учредителями (собственниками имущества) которых являются эти ИП, либо их супруги и дети. Однако это лишь немного усложнило схемы обналички и минимизации налогов и стимулировало их новые вариации.

Обычно все сводится к тому, что ИП–«упрощенец» выполняет для организаций различные виды работ, услуг, включаемые последними в состав затрат, учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль. Как правило, это услуги нематериального характера (информационные, консультационные, маркетинговые, по управлению предприятием), факт оказания которых (как кажется авторам схем) трудно опровергнуть. Зато легко обналичить практически всю сумму, поступившую на расчетный счет ИП, который уплачивает налог при УСН по ставке 5%. Формально законодательство тут не нарушается, а налоговые платежи существенно сокращаются. Известны случаи, когда ИП за прошлый год получали от организаций за услуги по управлению или маркетингу по 2–3 млрд. Br., из которых тут же обналичивалось все, кроме суммы на уплату 5-процентного налога и кассовое обслуживание.

Заметим, что при желании проверяющие вполне могли бы доказать притворность таких сделок, тем более что совершаемые операции зачастую подтверждаются весьма лаконичными договорами и еще более краткими актами сдачи-приемки. Но контролирующие органы предпочитают бороться не с единичными случаями, которых достаточно много, а с явлением как таковым. Поэтому Комитет госконтроля предлагает вообще запретить применение УСН индивидуальным предпринимателям, оказывающим услуги по управлению предприятием, аутсорсингу, консультационные, маркетинговые, бухгалтерские, проектные услуги и т.д., либо увеличить для них ставку налога при УСН до 13% без уплаты НДС и до 10% с уплатой НДС, а для ИП, осуществляющих иные виды деятельности — до 7–9% и 5–7% соответственно.

Минфин поддержал такую идею, а в МНС ее сочли нецелесообразной — но лишь потому, что спектр услуг, используемых для минимизации налогов, гораздо разнообразнее, а ИП-управляющих, применяющих УСН, сравнительно немного — в 2014 г. порядка 7 тыс. человек (или около 6% от общего количества ИП-«упрощенцев»). К тому же с учетом проводимой в республике последовательной работы по выравниванию условий деятельности организаций и ИП нецелесообразно установление для последних отдельных, более высоких, ставок налога при УСН.

По данным МНС, на 1 января т.г. в республике числилось 100 529 ИП, применяющих УСН, (82,6% от общего количества), указавших валовую выручку за 2014 год в размере не более 1 млрд. Br. Выборочный анализ показал, что именно при использовании схем минимизации налоговых платежей через счета ИП, например, оказывающих услуги по управлению, проходят суммы, превышающие 1 млрд. Br. Вывод очевиден: МНС предлагает снизить для ИП порог валовой выручки для применения УСН с нынешних 13,7 млрд. Br до 1 млрд. Таким образом, сокращается возможность применения УСН не только для услуг, традиционно используемых для минимизации налогов, а вообще для всех.

Кроме того, чтобы отказаться от введения ежегодных многочисленных ограничений по применению УСН в связи с выявлением различных схем ухода от налогообложения, предлагается существенно снизить отдельные критерии применения УСН, поскольку, как показал анализ, в 2014 г. у 96,3% «упрощенцев» численность работников не превысила 15 человек и валовая выручка за год составила не более 4,1 млрд. Br. В МНС подсчитали, что среди плательщиков налога при УСН с численностью работников 16– 50 человек и валовой выручкой за год не более 4,1 млрд. Br УСН с НДС применяют 8,4%, а с численностью 16–50 человек и (или) валовой выручкой за год от 4,1 млрд. до 8,2 млрд. Br — 36,8%. По мнению налоговиков, это свидетельствует о существенной доле плательщиков, заинтересованных в уплате НДС. А потому предлагается сократить критерий валовой выручки для применения УСН без уплаты НДС с нынешних 9,4 млрд. до 4,1 млрд. Br, а численность работников — с 50 до 15.

***

Предложения МНС повергли в шок предпринимателей, обнадеженных обещанием властей ввести мораторий на внесение в 2016 г. в налоговое законодательство изменений, направленных на увеличение количества и (или) ставок налоговых и неналоговых платежей. При этом мало кто обратил внимание, что тезис о придании налоговому законодательству характера, стимулирующего добросовестное исполнение налоговых обязательств, может воплотиться в радикальные меры по сокращению льгот и особых режимов. Возможно, власти не обращали бы особого внимания на разгул открыто тиражируемых схем минимизации налогов, если бы макроэкономическая ситуация была менее тревожной. Но экономика стагнирует, внешний долг давит, Евразийский союз пока приносит больше потерь, чем преимуществ, нефтяные доходы упали. В бюджете все меньше денег на поддержание обещанных социальных стандартов, финансирование имиджевых и инфраструктурных проектов, поддержку неэффективных госпредприятий и содержание бюрократического аппарата. Выбор тут невелик: сокращать госрасходы (и тогда «уникальная» экономическая модель долго не протянет) или увеличить налоги, что сулит некоторую отсрочку.

Предложения по «зажиму» УСН свидетельствуют, что государство не намерено жертвовать доходами казны ради бизнеса. Предлагаемые сегодня меры станут для предпринимателей мощным стимулом не развивать свое дело, сокращать выручку и инвестиции, не создавать рабочие места, а главное — искать новые пути налоговой минимизации или откровенно уходить в тень. В свою очередь, законодатели заранее готовы ужесточить административную и уголовную ответственность в сфере налогообложения, Но закручивать гайки можно лишь до тех пор, пока не сорвана резьба.

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях