$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Торговля

Время пить и время регулировать

25.10.2016

Планы властей ужесточить условия реализации алкогольной продукции приведут не столько к ограничению доступности спиртного, сколько к резкому ухудшению положения организаций розничной торговли. В результате пострадают не только они, но и производители, банки, бюджет и экономика в целом. Свое мнение о проекте очередного «алкогольного» указа высказали представители Ассоциации розничных сетей на пресс-конференции 20 октября.

Согласно подготовленному проекту алкогольную продукцию можно будет продавать только с 9 до 21 часа исключительно в обособленных подразделениях внутри магазинов с отдельными кассами. По мнению членов Ассоциации, подобные требования принесут им серьезные убытки.

Ограничение продажи алкоголя по времени только усугубит падение розничного товарооборота, который по итогам 9 месяцев т.г. и так рухнул на 3,1%. Между тем сегодня рентабельность белорусской розничной торговли, особенно продовольственными товарами, не превышает 1–1,5%. Многие розничные сети убыточны. Очередные нововведения могут окончательно превратить их в банкротов. Но тогда экономика страны столкнется с целой цепочкой проблем: от массовых увольнений сотрудников до прекращения расчетов с поставщиками и банками. Так что банкротство в торговле «потянет» за собой череду обвалов в других секторах, – заявила исполнительный директор Ассоциации Татьяна Закжевская. Такого же мнения придерживаются ее коллеги.

ЕСЛИ торговым объектам крупных форматов будет легче выполнить новые требования, то для небольших магазинов «у дома» это крайне сложно, полагает сопредседатель Ассоциации Андрей Зубков. Некоторым придется вообще отказаться от реализации алкоголя, так как выделить обособленное подразделение внутри магазинов им не позволяют площади, что для большинства торговых объектов будет равносильно самоликвидации. Ведь работать в убыток субъекты рыночной экономики не могут. По оценке сопредседателя Ассоциации Сергея Смольского, к примеру, в Партизанском районе г. Минска в случае вступления в силу новых правил торговли алкоголем из 17 магазинов придется закрыть 7–8. Будет потеряно около 300 рабочих мест, сдать освободившиеся помещения в аренду окажется затруднительным. Покупателям сокращение числа магазинов и введение спецотделов также принесет неудобства, поскольку приведет к увеличению очередей.

По данным Ассоциации, в 40% чеков продовольственных магазинов присутствует алкогольная продукция, а в общем товарообороте ее доля достигает 20%. При этом в среднем чеке объем реализации алкоголя не растет. Однако в целом потребление спиртного увеличивается, и причина тому – теневой рынок. В восточных регионах страны он составляет до 25% оборота алкоголя, полагают в Ассоциации. Поэтому властям следовало бы больше внимания уделить борьбе с контрафактом, самогоноварением и суррогатами, чем «строить» легальную торговлю.

ПЕРСПЕКТИВЫ изменения правил торговли алкоголем могут заставить торговые сети отказаться от планов развития, отметила сопредседатель Ассоциации Наталья Шаблинская.

Ведь чтобы компенсировать затраты, связанные с соблюдением новых требований, придется не только снизить инвестиции, но и компенсировать убытки за счет увеличения цен на товары. По мнению ритейлеров, введение новых правил торговли спиртным вряд ли поспособствует борьбе с пьянством. К примеру, реализация алкоголя в позднее время не влечет рост его потребления, но позволяет оставаться рентабельными ночным магазинам. Их покупатели, как правило, приобретают дорогие спиртные напитки с приличной корзиной продовольствия, считает Н. Шаблинская. Она припомнила, как в свое время запрет на реализацию спиртного позже 22 часов привел к возникновению стихийного рынка около магазина «Европейский». Теперь подобные точки могут опять появиться. Ведь любая попытка ограничения легальной торговли алкоголем тут же вызывает рост продаж контрафакта и подделок. «Эти риски вполне реальны и должны быть учтены, – заявил А. Зубков. – Любые запретительные меры без должного экономического обоснования оказываются неэффективными и не приводят к искомому результату».

Кстати, объем теневого рынка алкоголя весьма значителен. Год назад нелегальный оборот водки в Беларуси аналитики оценивали в 1,5 млн. дал (т.е. 13–14% емкости рынка), а потери бюджета из-за него – примерно в 1 трлн. Br в год (до деноминации).

Отвлечение оборотных средств ухудшит возможности расчетов с поставщиками и банками. А поскольку снизится прибыль торговых сетей, сократятся и поступления налогов в бюджет. Ритейлу и так дорого обходятся инициативы властей. К примеру, на установку средств контроля налоговых органов (СКНО) на кассовых аппаратах понадобится примерно 17 млн. USD. Если добавить к этому уже понесенные расходы, связанные с адаптацией касс и бухгалтерских программ к деноминации, внедрением электронных счетов-фактур, то масштаб расходов выглядит серьезно.

У ритейлеров уже накопился длинный список претензий к нормотворцам. Скажем, Закон «О государственном регулировании торговли» устанавливает ряд обязанностей по срокам оплаты за поставленный товар. Но если субъект торговли должен оплатить поставленный товар в течение 45 дней, то «обернуться» в этот срок успевает лишь 85% товарной массы. Оставшиеся 15% приходится оплачивать до продажи. Например, плодоовощные консервы в магазине могут оборачиваться до 800 дней. Получается, что розничная торговля вынуждена оплачивать такие товары за счет других поставщиков или кредитов. К тому же закон обязывает соблюдать ассортиментные перечни только субъектов торговли, а не производителей. А синхронизировать требования перечней и производственные программы никак не удается. Заметим, что у производителей неизменно возникают встречные претензии к торговым сетям, прежде всего – по расчетам. По-видимому, нынешняя ситуация не устраивает никого.

НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД, позиции ритейлеров выглядят эгоистично: защищая свои прибыли, они пытаются не допустить ограничения продаж и, следовательно, потребления спиртного (хотя бы только легального). Но бросить в них камень позволительно лишь тому, кто сам без греха. Ведь прошло менее года после того, как государство не только отменило ряд ограничений в этой сфере, включая время продажи горячительных напитков, но и ввело ряд мер, стимулирующих производство и потребление. Ради этого создавался холдинг по производству алкогольной продукции. Указом от 17.07.2015 № 326 ему был предоставлен ряд преференций. Власти даже пошли на смягчение акцизной политики, чтобы поддержать производителей алкоголя и обеспечить их конкурентоспоcобность.

Это дало впечатляющие результаты. За 8 месяцев т.г. в республике производство водки и питьевого спирта выросло на 22% по сравнению с январем–августом 2015 г. – до 7590 тыс. дал, что почти компенсировало прошлогодний спад за аналогичный период на 23,4%. В то же время выпуск игристых вин вырос только на 11,3%, до 868 тыс. дал, виноградных вин – на 2,1%, до 1901 тыс. дал, а пива – на 1,9%, до 29 858 тыс. дал. Одновременно экспорт водки из Беларуси вырос на 35,3% в натуральных показателях, хотя в долларовом выражении – всего на 0,5%. По итогам I полугодия 2015 г. все 8 предприятий, подлежавших включению в холдинг «Минск Кристалл Групп», были убыточными. Зато за I полугодие т.г. 6 из них вышли в «плюс», а еще одно сократило убытки в 7 раз.

Все эти достижения могут оказаться недолговечными, если власти рискнут вернуться к прежней «антиалкогольной» политике. На пресс-конференции представители розничной торговли ясно дали понять, что издержки борьбы с пьянством будут нести не только они, но и экономика в целом. Готово ли государство пожертвовать благополучием если не частных торговых сетей, то государственных производителей ради попытки сохранить здоровье нации?

Автор публикации: Анастасия ГРИГОРЬЕВА