$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Социум

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ТОЧКУ

08.04.2011

— Вот что, Заяц, или мы завтра оплачиваем немцам, или они нам устроят блицкриг на отдельно взятой территории.

Директор многопрофильной фирмы «Тесть и Ко» тяжело уставился на зама по развитию и внедрению П.Зайчега, по совместительству — своего же зятя. Последний месяц фирма переживала не лучшие времена: обнаглевшие земляки не платили по счетам, придерживая деньги в ожидании всеобщего дефолта. Сконвертировать крохи родных рублей, попадавшие на расчетный счет, чтобы заплатить зарубежным партнерам, стало непосильной задачей. Сначала власти заморозили на месяц отправленные на биржу рубли, вызвав панические слухи о неминуемом пришествии северного пушистого зверька. Затем обслуживающий банк перестал продавать валюту клиентам в связи с ее отсутствием в наличии. Разрешение задирать курс на 10% положения не спасло: СКВ на неприоритетные цели не хватало, и с большим коэффициентом. Тем временем иностранцы слали гневные факсы и мэйлы, где все чаще встречались слова «bestrafung» «sanktion», «penalty», «sanzioni» и даже «anal destruction».

Ком неплатежей нарастал, грозя в любой момент погрести под собой маленькую, но гордую фирму. Требовалось принимать экстренные меры, пока их не приняли к ней.

— Короче, ушастый. Ты у нас недавно ИПэшником зарегистрировался, — взял быка за рога тесть, — тебе и спасать положение. Нету по безналу — купишь за наличку. Благо, снятие личного дохода пока что никто не ограничил.

Зайчег поморщился, вспоминая эпопею перевода сотрудников фирмы в индивидуальные предприниматели. Тесть пытался так сэкономить на отчислениях в ФСЗН, но гениальная идея разбилась об организованный саботаж коллектива. Терять даже минимальные гарантии социальной защиты никто не захотел, и единственным ИП оказался сам П.Зайчег, которому деваться от родни было попросту некуда.

Через час ИП Зайчег стал обладателем многомиллионной предоплаты в белорусских рублях, а еще час спустя — должником германского концерна Mein teil по договору перевода долга на чуть менее внушительную сумму в евро. Где взять эти самые евро — оставалось загадкой. Тесть со словами «крутись как хошь, но за два дня деньги добудь» самоустранился на объект с инспекцией. Та, судя по прихваченной с собой бутылке коньяка, грозила затянуться надолго.

Но снять со счета чемодан белорусских рублей нынче легко, а купить хотя бы тысячу евро — невозможно. Краткое турне по столичным банкам ни к чему не привело. Обменники обступили группки страждущих валюты граждан, с робкой надеждой в глазах: «Вы сдавать?». Официальным путем можно было прийти только к исходной точке вместе с чемоданом. Истерическим смехом кассирши «обменки» ответили на предложение продать 10 тысяч евро за комиссионные в 10% от указанного на табло курса.

Вечером возле супермаркета появился мужчина со скорбным выражением на интеллигентном лице с бэджем на отвороте кожанки: «Куплю СКВ, дорого». Мысль о том, что пора найти на антресолях двубортный малиновый пиджак, уже не казалась ему смешной.