$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Волновые эффекты мировой экономики

25.01.2008

Всегда казалось, что мы далеки от стихии мировой экономики, что «это» вне нас. Где-то там, за пределами нашей доступности. Где стихия и океан товаров и денег. В общем-то, так и было, но мы меняемся, и мир меняется. В спокойной экономической глади тех мировых рынков, которые мало были связаны с нефтью, началось движение.

Леонид ЗАИКО, экономический обозреватель «ЭГ»

Наиболее сильную динамику мы наблюдаем на рынках энергетическом и недвижимости. Доллар падает, евро растет, финансовые активы меняются с реактивной скоростью. Потоки денег ищут пространства и емкости, чтобы превратиться в запасы. Недвижимость кажется почти идеальным местом складирования заработных денег и дивидендов.

Соблазн рождает рынок нефти и газа. Нефть выходит на стратегический уровень в 100 USD за баррель. Потребители пока проглатывают цены.

На нас также «сработала» ударная волна мировой экономики. Правда, вложения в недвижимость у нас не столь подвижны. Сделки с жильем затруднены и имеют бюрократические ограничения. Это в Париже вы можете купить квартиру и оформить все необходимые документы за 2 часа. У нас не так. У нас проще вложить деньги в покупку автомобиля ликвидной марки. В итоге получили прирост покупок с начала года на 33%. Удивительно много.

Недавно пришлось выступать за рубежом, где освещал тему реальной экономики Беларуси. Аудиторию «подрубили» две цифры. То, что мы машин купили на 1/3 больше, а бензина — на 9% меньше.

Автомобили как способ сбережения? Это также показывает, что мы отстаем от соседних стран и мировой экономики в развитии ликвидных средств. Плохо придумываем формулы использования денег предприятий и домашних хозяйств. Белорусы не видят лагун, в которые могли бы вложить свои сбережения. По этой причине покупают машины и не ездят. Или ездят только по важным случаям.

Норма сбережения белорусов, один из фундаментальных показателей, стала удивлять. Сегодня мы сберегаем всего 4,5% наших располагаемых доходов. В мировой практике принято считать, что при 10% норме сбережений и выше общество развивается как производительное. Ниже 10% — наступает фаза потребительского общества. Потребление «перебивает» производство. Да и сами стимулы жизненного поведения источником имеют потребление. Купить и потребить. Получить зарплату и доходы и покупать. Так, за наличность. В кредит и заимствуя.

Что происходит с нами? Действительно, деньги становятся зыбким средством накопления. Да и надо ли копить? Зачем, когда нефть и газ дорожает, ухудшать свои повседневные показатели жизни?

Мировые рынки — не полесское болото. Они раскручивают сами себя. Пошел в гору рынок продовольствия. Пока неровно, с подпрыгиваниями. Подсолнечное масло и молоко? Зерно и мясо? Почему бы и нет?

В мировой экономике также начинает работать механизм «лидерства в ценах». На одном сегменте — рост. Потом сигнал — делай как я. Начинается гонка цен. Сначала незаметная, затем более динамичная. До нового баланса и сброса отставших конкурентов.

Мы именно входим в такой период. Все сразу и по отдельности. В Беларуси цены прессинговались и регулировались. Но вот пошли повышающие ценовые тренды в России. Накануне выборов, чего и испугались политики. Ответ — замораживание цен. Но заморозить можно брюссельскую капусту и клубнику. С ценами такой опыт не пройдет.

В чем уроки для нас? Цены не просто шатаются под ветром конкуренции. Цены назначаются в местах сговора. Цены подтачивают равновесие и требуют согласованных действий всех участников экономического процесса. В том числе и в мировой экономике. Когда пошли ценовые перекосы с нефтью — это был праздник для нефтедобывающих стран. Логично, что потом начались ценовые движения на иных сегментах мирового рынка. Когда поехал рынок продовольствия, то заштормило и в таких странах, которые много заработали на новых деформированных ценах. Россия — пример тому.

Каков же будет промежуточный итог? Пока неясно. Но необходимость согласованных действий мировой экономической элиты налицо. Новая данность нового столетия. Конкуренция перерастает в сотрудничество? Да, так было бы хорошо, но станет ли это реальностью? Увидим на ценах.