$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Волатильность пришла надолго©

25.08.2015

Ослабление белорусского рубля во второй половине августа и тревожные новости с мировых рынков заставили Нацбанк выступить с разъяснением ситуации на валютном рынке республики.

В пресс-релизе Национального банка напоминается, что в начале т.г. были изменены подходы к проведению курсовой политики. Состоялся переход к использованию гибкого механизма формирования обменного курса белорусского рубля при минимальном участии Нацбанка в биржевых торгах. По сути это рыночное курсообразование, при котором курс национальной валюты по отношению к доллару США и другим иностранным валютам формируется на основе спроса и предложения на валютном рынке.

Отвечая на вопросы журналистов 4 августа на пресс-конференции, председатель Правления Нацбанка Павел Каллаур заявил, что нет внутренних факторов, которые бы воздействовали на курс белорусского рубля и существенно меняли его динамику. Вся вина за возможные колебания была возложена на внешние факторы — прежде всего, цены на нефть и динамики курсов валют в странах — основных торговых партнерах республики.

Эти факторы «не подвели» — в последнее время на мировых финансовых рынках произошли серьезные изменения, которые привели к существенному повышению волатильности ряда ключевых экономических показателей. «Резкое снижение мировых цен на нефть, значительное ослабление курсов российского рубля, китайского юаня и казахстанского тенге в значительной степени оказали влияние на внутренний валютный рынок нашей страны, усилив волатильность обменного курса белорусского рубля к отдельным валютам», говорится в пресс-релизе.

Нацбанк отмечает, что проводимая им «гибкая курсовая политика позволяет обменному курсу выступать в качестве абсорбента неблагоприятных внешних факторов, снижая степень внешнеэкономических дисбалансов. При этом в условиях применения режима управляемого плавания текущая динамика обменного курса белорусского рубля, складывающаяся как реакция на внешние экономические факторы, позволяет поддерживать конкурентоспособность экономики и деловую активность, выступать фактором макроэкономической стабильности».

Действительно, за неимением активного фондового рынка, отражающего происходящие в экономике процессы, а также настроения бизнеса и населения, единственным «градусником» остается курс рубля. К сожалению, его динамика вряд ли может сегодня поддержать конкурентоспособность экономики и деловую активность, как это произошло в 2011 г. Ресурс девальвации как инструмента повышения экономического роста вообще весьма ограничен. Она способна увеличить конкурентоспособность экспорта и сократить импорт лишь в том случае, если стабильны валюты стран — основных торговых партнеров. 4 года назад так и было, что позволило нарастить экспорт товаров в 2011 г. почти в 1,6 раза, а в 2012-м — на 11,4%. Теперь же внешние факторы кардинально изменились. Падение цен на нефть и другие сырьевые товары в сочетании с западными санкциями привели к рецессии в России. Следом наступил спад и в остальных странах ЕАЭС. При этом РФ и Казахстан располагают довольно значительными золотовалютными резервами, которых, по оценкам аналитиков, все равно не хватит для поддержания курса национальной валюты. У нас же подобной «подушки безопасности» нет. Золотовалютные резервы страны на 1 августа т.г. составляют всего 4679,2 млн. USD — немногим больше, чем 4 года назад (4178,3 млн. на 1.08.2011 г.). Увеличить их за счет экспорта не получается, а возможность привлечения новых заимствований остается довольно зыбкой. Более того, в настоящее время девальвация валют практически всех развивающихся стран превращает отношения между ними в «валютную войну всех против всех».

В ближайшей перспективе эти процессы могут еще больше обостриться. Спад на мировых фондовых рынках влечет укрепление доллара относительно других валют, а снижение цен на нефть становится долгосрочным трендом. Поэтому остается лишь наблюдать, как «влияние внешних конъюнктурных факторов может приводить к разнонаправленному движению курса, усиливая тем самым его волатильность», т.е. за дальнейшим падением белорусского рубля к доллару. Далее Нацбанк обещает, что «по мере снижения турбулентности на внешних рынках и ослабевания конъюнктурных факторов будет снижаться и волатильность обменного курса белорусского рубля». Иными словами, рано или поздно, ситуация в мире улучшится и позволит выкарабкаться нам.

Сил Нацбанка может хватить лишь «на снижение чрезмерных конъюнктурных колебаний курса, не препятствуя действию фундаментальных факторов». Проводимая жесткая монетарная и бюджетно-налоговая политика призвана обеспечить поддержку обменному курсу и ограничительный эффект на инфляцию, обещается в пресс-релизе. Таким образом, не приходится надеяться на снижение налогового бремени и стоимости кредитов. В то же время «гибкий» (а скорее, слабый рубль) будет выгоден экспортерам, но повлечет рост инфляции, как бы власти ни старались сократить долю импорта в потреблении и удерживать цены с помощью административного ресурса.

В ближайшей перспективе «усилия Национального банка будут сконцентрированы на достижении ценовой стабильности, призванной сохранить покупательную способность белорусского рубля. Стабилизация инфляционных процессов обеспечит устойчивость экономики в среднесрочной перспективе и будет способствовать формированию условий для обеспечения долгосрочного экономического роста». Действительно, гибкий обменный курс может позволить выиграть время, чтобы найти новые драйверы роста экономики взамен продажи произведенных из российской нефти нефтепродуктов, диверсифицировать экспорт и улучшить бизнес-климат. Однако помимо жесткой монетарной политики потребуются реальные институциональные реформы, отказ от административно-командных методов и популистских экспериментов.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях