$

2.1226 руб.

2.4814 руб.

Р (100)

3.1356 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Факты, комментарии

ВО ВСЕМ ВИНОВАТО ЗЕРКАЛО

09.11.2010

Следующий год должен стать завершающим этапом реформирования отечественной налоговой системы, после чего радикальных отмен налогов больше не будет, заверили чиновники МНС на брифинге в четверг. Однако такой оптимизм пока не разделяет Всемирный банк, в очередной раз поместивший нашу систему налогообложения на последнее 183-е место в рейтинге Doing Business – 2011.

С мнением ВБ наши налоговики столь же традиционно не согласны. Как и год назад, они упрекают экспертов банка в том, что их оценки базируются на данных за 2009 год. Не устраивает их и методология оценки. Алла СУНДУКОВА, начальник главного управления международного налогового сотрудничества МНС посетовала, что чиновники министерства в нынешнем году встречались с экспертами ВБ и выразили свое недоумение по поводу оценки отечественной системы налогообложения. Те высоко оценили добросовестность белорусских налогоплательщиков и взаимоотношения их с налоговыми органами. Но на конечный результат это почему-то не повлияло.

Разумеется, применяемая ВБ методика несовершенна, как, впрочем, и любая другая, используемая в том или ином рейтинге. Однако она одинакова для всех государств, а потому может служить для сравнения. И именно Беларусь, а не Венесуэла (178-е место) или Зимбабве (131-е), оказалась последней по системе налогообложения. Кстати, авторы рейтинга в своем резюме упомянули, что оценивали реформы, проведенные в 117 странах с июня 2009 г. по май 2010-го. К тому же банк дал всем подсказку, разместив на своем сайте «калькулятор», позволяющий рассчитать, какие параметры надо изменить, чтобы продвинуться в рейтинге. Правда, такие изменения надо было реально провести. Но многие страны успели это сделать. Скажем, не тянул с реформами Казахстан, поднявшийся с и без того самого высокого среди стран СНГ 52-го места на 39-е, или Эстония, продвинувшаяся с 38-го места на 30-е. Таких случаев в Doing Business – 2011 немало.

Возможно, налоговые системы оффшорных Мальдив, нефтяного Катара, посреднического Гонконга, занявших первые места в рейтинге, не могут служить для нас примером — у нас иная специализация. Но в рейтинге достаточно высокие места занимают страны с развитой рыночной экономикой: Дания — 13-е, Великобритания — 16-е. Не сравнить место в рейтинге белорусской налоговой системы и прибалтийских государств. Наша ближайшая соседка Литва передвинулась с 51-го на 44-е, Латвия, по которой весьма болезненно ударил мировой кризис, пошла на рост налогового бремени, но опустилась с прошлогоднего 45-го места только на 59-е, а Россия со 103-го на 105-е. Вряд ли может стать утешением, что другие наши соседи — украинцы по части налогов остались на 181-м месте.

Остается надеяться, что в следующем году мы обязательно улучшим свои позиции в рейтинге ВБ, как уверяют налоговики. Но хотелось бы, чтобы это стало не формальным признаком, а реальным результатом, который ощутят субъекты хозяйствования и граждане. Ведь над упрощением налоговой системы и снижением налоговой нагрузки белорусам придется немало поработать. Есть ли у чиновников желание не казаться, а быть?

Пока что некоторое недоумение вызывает высказанное на брифинге А.Сундуковой мнение, что 20-процентная ставка НДС в Беларуси не оказывает негативного воздействия на субъекты хозяйствования, хотя в России она составляет 18%, а в Казахстане — 12%. Конечно, для экспортеров действует нулевая ставка НДС, но на налоговую нагрузку в целом данное различие влияет весьма существенно. Ставка налога на прибыль в Беларуси также значительно выше, чем у партнеров по Таможенному союзу. И это одна из причин того, что совокупные налоговые изъятия (в процентах к прибыли) оцениваются у нас в 2,7 раза выше, чем в Казахстане, в 1,7 раза выше, чем в РФ, и в 1,4 раза выше, чем в Украине.

Высокая налоговая нагрузка оказывает дестимулирующее воздействие на бизнес и инвестиции. А ведь есть еще инновационные фонды и отчисления части прибыли унитарными предприятиями, которые формально налогами не считаются. Облегчить положение плательщиков должен переход на поквартальную уплату этих платежей. Но отменить их государство по-прежнему не готово. Ряд других мер, вроде переноса убытков на будущие периоды или еще более радикальной — налоговой амнистии, предполагается отложить на 2012 год.

Вряд ли адекватной заменой подобных шагов можно считать очередное повышение размеров выручки для применения упрощенной системы налогообложения и стандартных налоговых вычетов. Ведь по сути происходит лишь индексация этих показателей на уровень инфляции. Скажем, увеличение стандартного вычета на ребенка с 75 тыс. Br до 81 тыс. позволит родителям сэкономить всего 720 Br в месяц — даже на маленькую шоколадку не хватит. Такой ли должна быть налоговая поддержка семьи?

Необлагаемый вычет на самого работника на следующий год увеличится до 292 тыс. Br и останется ниже нынешнего бюджета прожиточного минимума, не говоря уже о минимальной зарплате. По-прежнему нет у нас, в отличие от россиян и казахов, вычета на медицинские расходы, хотя стоимость платных медуслуг и лекарств постоянно растет, как и потребность в них. Такой ли должна быть налоговая система социально ориентированной рыночной экономики? Между тем исследования за рубежом не раз подтверждали: налоговое стимулирование часто бывает эффективнее адресной бюджетной помощи.

В то же время среди изменений в Налоговый кодекс на будущий год не оказалось статьи о трансфертном ценообразовании, которая была в проекте. А.Сундукова разъяснила «ЭГ», что эта норма была изъята в последний момент, поскольку «не было сил, возможностей и времени», чтобы ее отработать. А ведь институт трансфертных цен в мире признан одной из самых эффективных мер борьбы с уклонением от уплаты налогов. Но его внедрение отнесено на будущее, как и правила тонкой капитализации, особенности налогообложения паевых инвестфондов и холдингов. Все усилия законодателей сосредоточились на налогах на прибыль и экологическом. Любопытно, что «множественность» последнего осталась, причем, по словам А.Сундуковой, это мировая практика: существует почти везде, где он применяется.

Разумеется, каждый вправе видеть и брать в мировом опыте то, что кажется ему наиболее важным, понятным и интересным. Это дело субъективное. Только не надо потом пенять на субъективность оценок в рейтингах международных организаций. Сами же выбрали свой путь.

Валерия ГЕРАСИМОВА