$

2.0884 руб.

2.4436 руб.

Р (100)

3.1453 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

Во что вкладывать деньги?

04.03.2008

Мир денег пока затаил дыхание. Еще немного неосторожных действий, пара резких движений — можно получить полномасштабный мировой финансовый кризис. Или меньший по масштабам и сегментации. Но он все равно будет в форме «зачистки» рынка недвижимости и тех финансовых трейдеров, которые заигрались с инвестициями в строительство и ипотеку…

Леонид ЗАИКО, экономический обозреватель «ЭГ»

Какие новые решения возможны в условиях тектонических сдвигов мировой экономики? Замена доллару, рублю и евро нашлась в форме недвижимости. Не только где-то за горами, но и у нас. В Минске и Сморгони, Бобруйске и Гродно. Понятно, что рынок недвижимости был всегда. Особенностями последних лет стало то, что этот рынок вышел на первые роли: недвижимость стала выполнять такую функцию денег, как форма сбережений. Причем сбережений эффективных, с достаточно растущей динамикой.

Рост цен на квартиры и дома способствовал новому мыльному финансовому пузырю. Дело в том, что опыт цен и тарифов в мире показывал интересную закономерность. Как правило, в различных странах стоимость 1 кв. метра жилья равняется средней месячной заработной плате. Там, где 1000 USD средняя заработная плата, там и квадратный метр нового жилья стоит около этой величины. Закономерность не абсолютная, ведь в экономике абсолютных правил такого типа не бывает.

В Беларуси данный тип соотношений стал достигать 5-кратной и более величины. В столице цена 1 м2 дошла до 2 и более тыс. USD. Вместе с тем социальное жилье удается строить и по 600 USD, что близко к известному правилу (1 м2 = 1 зарплате).

В мире строительные отрасли процветали, там резко стала увеличиваться заработная плата и доходы. Усиливались эффекты мультипликации и акселерации. Это стимулировало развитие ипотечного кредитования. «У них» ипотека — старый и добрый инструмент, «у нас» — привлекательная новинка. Многие просто прыгают от удовольствия, предлагая скорейшее развитие ипотеки в Беларуси.

Ну что ж? Учиться надо на ошибках американцев. Для нас в течение последних 1-1,5 лет они сделали две важные вещи. Первое — показали, что иностранные инвестиции надо фильтровать и относиться к ним очень внимательно. Не считать это стихией чистого рынка. Что было удивительно для многих апологетов инвестиционной простоты. Второе — убедили нас (пока не всех) в том, что ипотечное кредитование может быть опасным способом финансовых сделок. Для корректности употребляется формула «некоторые ненадежные ипотечные институты». Получается, что кризисные процессы связаны с развитием ненадежной, плохо защищенной финансовыми силами, «неправильной» ипотеки.

На самом деле — это не так. При развитии финансовых сделок мы имели накачивание ипотечного мыльного пузыря. Игра шла на повышение цены жилья. На росте сделок с недвижимостью быстро прирастал спекулятивный капитал. В Москве, например, в 2006 г. стоимость 1 м2 жилья увеличивалась на 6 USD ежедневно.

Это было феноменальным достижением в росте капитализации. Таковым оно и остается. Товар «м2» стал источником высоких доходов, средством перераспределения инвестиционных вложений. По этой причине 40% жилья в Москве строилось только исключительно для будущей продажи. Оно стало средством сбережения и роста доходов.

Капитализация недвижимости возрастала фантастическими темпами и в Беларуси. При этом у населения не было иных способов вложений своих финансовых ресурсов в надежные инвестиции. Покупать акции БМЗ или калийного комбината жители страны не могут. Становиться собственниками и инвесторами нефтеперерабатывающих заводов в Мозыре и Новополоцке население права не имеет. Что тогда остается? Покупай квартиру и жди ее подорожания. Либо пускай в нее арендаторов и получай свою ренту на вложенный в жилье капитал.

Несколько позже мы пошли на известные встречные ходы. Стали продавать золото в мини-слитках. Затем пошли на продажу ценных камней. Да и облигации стали предлагаться более активно и чаще. А что потом?

Деньги все больше и больше превращаются в проблемный инструмент экономической политики. Лучшими деньгами становятся товары — нефть, газ, продукты питания. И многое другое. Для кого-то ими могут стать ценные и редкие металлы. Для части белорусов стали актуальными предметы старины. Не удивительно, что в 2007 г. импорт предметов искусства и антиквариата у нас в стране вырос в 4 раза. В абсолютных величинах цифра пока небольшая, но важна динамика и принципиальная диспозиция.

И так происходит не только у нас. Весь мир начинает создавать якоря для своей персональной домашней экономики. Такой же якорь нужен и бизнесу. Для устойчивости, для дня сегодняшнего и дня завтрашнего. Стало понятным и то, что держать доллары или евро в швейцарских банках — это уже не так надежно и не так удобно. Лучше купить маленький остров в Средиземном или ином море. Что стали делать звезды и мультимиллионеры.

Теоретически понятно, что с ростом финансовой неустойчивости деньги будут стремиться к своей исходной основе — к товарной форме. Но простая или развернутая форма стоимости впоследствии отрицает товар как таковой. Ведет к специфическому товару — золоту. Что же — так просто? Вернуться к золотому стандарту? В эпоху информационных технологий?

Да, это и будет перспективным путем для Беларуси. Не надо упускать из виду и то, что Китай уже создает свой «золотой юань». Мы можем, как маленькая страна, быстрее преуспеть в создании собственной «золотой денежной единицы». Для части финансистов это покажется фантастической задачей. Но это так, если сидеть в национальной валютной калоше. Не видеть сдвигов в мировой экономике. Не видеть того, что сталкиваются материки — доллар и евро. Что рушится здание нефтяной экономики. Здание затратной экономики прошлого. Что надо избежать обломков тектонических разрушений.

Пока пусть это будет просто информацией к размышлению. Действия — потом.