$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Контроль

ВНУТРЕННИЙ КОНТРОЛЬ: успех зависит от подхода

01.06.2007

Приводя свои учредительные документы в соответствие с Законом «О хозяйственных обществах» (далее — Закон), многие обратили внимание на новые требования к организации контроля. Эффективность ревизионной комиссии (ревизора), наличие которой теперь обязательно, вызывает немало вопросов. Не будет ли эта структура лишь формальным довеском к внешним формам контроля — налоговой инспекции, службам ведомственного контроля, независимому аудиту и т. д.? Между тем авторы Закона стремились обеспечить предприятия такими механизмами корпоративного управления, которые соответствовали бы мировому уровню. Как показало исследование в области внутреннего контроля за 2007 год, проведенное международной компанией Ernst & Young, в странах с рыночной экономикой потребность во внутреннем контроле нарастает.

Об этом рассказывает директор белорусского офиса Ernst & Young Павел ЛАЩЕНКО.

- Павел Анатольевич, что было основной задачей исследования?

— Наша компания хотела выяснить, насколько востребован и эффективен сейчас внутренний контроль. Это очень важная часть общей системы менеджмента вообще и финансового контроля в частности. Многие страны в 1990 — 2005 гг. приняли ряд документов, усиливающих роль внутреннего контроля и регламентирующих его полномочия. В США это акт Сарбейнса-Оксли (2002), в Великобритании — Cadbury Report (1991), Greenbury Code (1995), Combined Code (1998-2003) и Turnbull Report (1999), в странах Евросоюза — соответствующая Директива и т. д. Мы хотели узнать, как работает это законодательство на практике, кто и сколько инвестирует во внутренний контроль, какую прежде всего качественную выгоду можно получить в результате таких инвестиций, эффективны ли системы внутреннего контроля для финансовой, операционной и IТ-областей.

Были опрошены 140 крупных компаний из 17 стран, работающих в 20 разных отраслях. В исследовании приняли участие финансовые директора, директора по управлению рисками, финансовые контролеры и руководители подразделений внутреннего аудита. Годовой доход половины участвовавших компаний составляет 1-5 млрд. EUR, а 20% — превышал 10 млрд. EUR.

Надо сказать, что согласно результатам исследования 75% респондентов планируют увеличивать инвестиции в организацию внутреннего контроля, убедившись в его преимуществах для эффективного ведения бизнеса.

- Иными словами, вы считаете, что помимо исполнения норм законодательства есть и другие стимулы развития внутреннего контроля?

— Вот именно. И это неудивительно, т.к. по определению внутренний контроль — это эффективный процесс комплексного управления компаний. Процесс установленный и выполняемый представителями собственника, высшим и средним звеном руководства компании, который направлен на получение достаточной степени уверенности в том, что компания успешно достигает своих целей, если говорить о подготовке надежной финансовой отчетности, достижении своих основных бизнес-целей и минимизации рисков, а также соблюдает все применимые требования законодательства и регулятора в этой связи. Наличие эффективной системы внутреннего контроля является основой формирования надлежащей системы корпоративного управления, обеспечивающей защиту интересов учредителей (участников) компании, кредиторов и прочих заинтересованных лиц.

Это подтверждается нашим исследованием. В условиях, когда международные инвесторы (собственники) требуют увеличения прозрачности и предсказуемости деятельности компаний, основным стимулом для потенциального инвестирования во внутренний контроль 50% опрошенных назвали фактор «положительного влияния на доверие инвесторов». Среди других причин — преимущества для бизнеса, предполагающие в основном совершенствование существующих процессов и базовой структуры контроля (89%), а также более глубокое понимание основных зон риска (86%).

- То есть внутренний контроль при хорошей организации способен заменить другие формы контроля?

— По сути внутренний контроль — это система контролей, созданных предприятием для успешного выполнения своей миссии в долгосрочной перспективе или ряда задач, если говорить о краткосрочных планах. Эта система, как правило, состоит из 5 компонентов: контрольная среда и культура в компании, процесс оценки и управления рисками, информационная и другие коммуникативные системы, контрольные процедуры, а также система мониторинга. Очевидно, что степень развития каждого компонента будет разниться в зависимости от размера и специфики бизнеса компании. Но ни один компонент внутреннего контроля не может заменить все остальные. Точно так же внутренний финансовый контроль не может заменить собою другие внутренние контроли. У них разные задачи, а поэтому и методы, и полномочия. К тому же «хорошая организация» — дело весьма сложное. Многие из опрошенных нами менеджеров знают о наличии недостатков в системах контроля, потенциально несущих значительные риски. Такие риски связаны с вопросами учета операций по договорам (48%), отсрочки платежей (37%) и налогообложения (37%). Во всех случаях процент респондентов, уверенных в «высокой эффективности» систем финансового контроля, относительно невелик.

В областях контроля, не связанных с финансами, нареканий еще больше: 20-40% участников исследования указали, что «система внутреннего контроля оставляет желать лучшего», затруднились и отказались ответить 10-30%. Причем 59% проблем контроля связано с освоением новых зарубежных рынков, 58% — с периодами после приобретения компаний, 55% — со строительством и недвижимостью, 54% — с планированием обеспечения непрерывности деятельности, а 51% — с внедрением и модернизацией информационных технологий. Есть проблемы и с защитой информации. Полагаем, что для Беларуси сегодня, когда повышение инвестиционной привлекательности и прозрачности стало одной из ключевых задач развития экономики, эти направления также актуальны.

- Статья 59 Закона относит к компетенции ревизионной комиссии (ревизора) хозобщества проведение ревизий по всем или нескольким направлениям его деятельности либо проверок по одному или нескольким взаимосвязанным направлениям или за определенный период деятельности общества, его филиалов и представительств. Статья 61 для проведения постоянного внутреннего контроля финансовой и хозяйственной деятельности дает отсылку на внутренний аудит (контрольно-ревизионную службу). Этим можно ограничиться для получения достаточной степени уверенности, что система внутреннего контроля функционирует эффективно?

— Каждая компания должна сама решить, каким должен быть круг задач для внутреннего аудита и (или) ревизионной комиссии (ревизора) и с какой регулярностью должна осуществляться их работа. Несмотря на вложенные средства, многие финансовые директора и руководители подразделений внутреннего аудита и (или) ревизий считают систему внутреннего контроля своей компании неэффективной. И к их мнению стоит прислушаться, так как внутренний аудит является ключевым фактором такого компонента внутреннего контроля, как система мониторинга его эффективности. Поэтому когда специалисты по контролю заявляют, что они не знают, что происходит, — это тревожный сигнал для руководства компании и других заинтересованных лиц. К счастью, многие осознают существование опасности. При этом половина опрошенных собирается сделать инвестиции в область контроля в течение следующего года. Могу лишь сказать, что по данным E&Y из 75% опрошенных в ходе исследования, в течение 1-2 лет планирующих дополнительные инвестиции в системы внутреннего контроля, 51% респондентов ставят своей целью усилить контроль ключевых операционных и хозяйственных областей риска; 49% планируют укрепить контроль в сфере IТ; 44% намереваются обеспечить более полное соответствие систем внутреннего контроля стратегиям компании и ее основным рискам. Задача укрепления средств контроля на уровне компании стоит перед 42% респондентов. При этом отмечено, что более 1/3 участников исследования (35%) не проводят ежегодную оценку рисков. Правда, 72% респондентов оценивают риски в области стратегии, соблюдения нормативных требований, операционной и хозяйственной деятельности. Хотя большинство респондентов (57%) практикуют сбалансированный подход к мониторингу систем контроля посредством внутреннего аудита и (или) ревизий, охватывающий стратегический контроль, контроль соблюдения нормативных требований и контроль подготовки финансовой отчетности; 21% опрошенных осуществляют мониторинг только контроля подготовки финансовой отчетности. Такой дисбаланс может свидетельствовать о том, что реальному мониторингу контроля основных операционных рисков уделяется недостаточно внимания. Примечательно, что в 68% опрошенных компаний отсутствует официально утвержденная программа по профилактике недобросовестных действий, хотя более 1/3 опрошенных считает наличие такой программы важным или очень важным.

- Но, кажется, в статусе и условиях работы ревизионных комиссий и внутреннего аудита «у нас» и «у них» есть некоторая разница?

— Конечно, отличия есть. Но по сути цели и задачи, декларируемые в ст.59 и 61 Закона, и те, которые установлены Международным институтом внутренних аудиторов (IIA) и отмечены в Международных стандартах аудита (ISA), в частности в ISA 260, 315 и 610, в основном совпадают. Методы внутреннего контроля за рубежом достаточно серьезно проработаны как в стандартах IIA, ISA, так и в документе Базельского комитета «Механизм систем внутреннего контроля банковских организаций». Научиться пользоваться этими документами и подготовить компетентных специалистов — вопрос времени и желания. Независимый комитет по аудиту, которому подотчетен внутренний аудит, также играет большую роль с точки зрения эффективного мониторинга функционирования системы внутреннего контроля. Кстати, в белорусских компаниях я пока такого комитета не наблюдал. Дело скорее в нашем понимании роли внутреннего контроля, умении организовать его работу и пользоваться его результатами. Замечу, что ст. 59 Закона позволяет устанавливать количественный состав и компетенцию ревизионной комиссии по вопросам, не только предусмотренным Законом, но и по любым другим, установленным учредительными документами и (или) локальным нормативным актом хозобщества, утвержденным общим собранием его участников. В качестве образца можно назвать Инструкцию об организации внутреннего контроля в банках и небанковских кредитно-финансовых организациях, утв. постановлением Правления Нацбанка РБ от 28.09.2006 № 139, которая вступила в силу с 1.01.2007 г. Разумеется, у контроля в банковской сфере имеется своя специфика, но многие его положения носят внеотраслевой характер. В свою очередь взаимоотношения ревизионной службы и внешнего аудита строятся на основе правила аудиторской деятельности «Использование результатов работы внутреннего аудита», утв. постановлением Минфина от 7.02.2001 № 9, и ряда других документов.

Таким образом, соответствие работы ревизионной комиссии и (или) службы внутреннего аудита современным стандартам контроля зависит от самих субъектов хозяйствования. Причем это проблема отнюдь не только Беларуси. Например, исследование E&Y выявило разницу в восприятии статуса внутреннего контроля в зависимости от роли респондента. Так, 36% опрошенных финансовых директоров заявили, что в ходе оценки рисков их компания учитывает риски в сфере операционной и хозяйственной деятельности, но лишь 19% руководителей подразделений внутреннего аудита с этим согласны. Только 40% комитетов по аудиту активно участвуют в обеспечении эффективности функционирования систем внутреннего контроля, между тем как для 16% участие в такой работе носит ограниченный характер. «Финансовых директоров начинает волновать вопрос, как расширить системы контроля за границы требований регулятивных органов. Ответ — выровнять баланс между финансовым контролем и контролем за операционной и хозяйственной деятельностью», — отмечает Инге Боетс, руководитель международной практики консультирования в области бизнес-рисков E&Y. По ее мнению, «введение такой инфраструктуры внутреннего контроля, которая фактически будет охватывать все сферы деятельности компании, снизит возможность возникновения рисков в тех областях, которым сейчас уделяется недостаточно внимания и не придается должного значения. В итоге это обязательно принесет выгоду». Компании должны осознать важность вопроса внутреннего контроля и вынести его на повестку дня, поскольку результатом внедрения эффективной системы контроля является не только достижение соответствия требованиям регуляторных органов, но и улучшение бизнес-показателей в целом.

Мы полагаем, что данное исследование показывает мировые тенденции в развитии внутреннего контроля и управления рисками в крупных международных компаниях. Сравнивая результаты опроса в целом с результатами исследования компаний в странах СНГ, можно говорить о том, что, несмотря на совпадение тенденции развития в основном, наши компании более ориентированы на инвестирование в контрольные процедуры корпоративного уровня, которые формируют контрольную среду и представляют собой платформу для построения эффективной системы внутреннего контроля на всех уровнях организации. Другим интересным выводом является то, что практически все опрошенные в СНГ компании планируют в ближайшее время значительные инвестиции в улучшение системы внутреннего контроля. Положительным знаком является то, что компании начинают задумываться не только о соблюдении формальных нормативных требований, но и о формировании такой системы внутреннего контроля, которая позволяла бы на ежедневной основе повышать эффективность операционной деятельности компании. Думаю, что белорусским предприятиям тоже стоит уделить этому направлению особое внимание.

- И тем не менее наверняка на белорусском рынке работают отечественные компании, которые «уже уделили особое внимание этому направлению», если говорить об эффективной системе внутреннего контроля?

— Безусловно, есть. Мы пока не проводили подобного исследования в Беларуси. Но в силу специфики аудита мы обязаны оценивать структуру и эффективность системы внутреннего контроля у наших клиентов с последующей выдачей письменных рекомендаций руководству клиента о выявленных недостатках. Поэтому я могу высказываться только в отношении тех белорусских компаний и банков, которые являются клиентами Ernst & Young. Сразу хочу подчеркнуть, что на этапе подписания контракта с новым клиентом мы предварительно оцениваем основные компоненты внутреннего контроля у потенциального клиента, для того чтобы здраво оценить свои будущие репутационные и аудиторские риски. Стараемся работать только с лучшими клиентами в своей отрасли. Поэтому изначально у наших клиентов хорошо развита инфраструктура внутреннего контроля, которая функционирует эффективно, хотя ежегодно ряд новых рекомендаций по улучшению системы и устранению недостатков с нашей стороны все-таки появляется. Лучшие среди лучших всегда есть, среди государственных учреждений с точки зрения эффективной системы внутреннего контроля хочу отметить Национальный банк Республики Беларусь, руководство которого серьезно относится к нашим рекомендациям в области внутреннего контроля. Среди них выделю нашего старейшего клиента ОАО «Приорбанк». Знаю, что там работает команда, которая практически с нуля за 15 лет выстроила, а затем с приходом RZB отшлифовала и сейчас имеет одну из лучших систем внутреннего контроля. Поэтому не кажутся удивительными и операционные успехи банка на рынке, и стабильные показатели в финансовой отчетности. Удача, как говорится, улыбается подготовленным. Давайте готовиться.

Беседовал Леонид ФРИДКИН

СПРАВКА

Ernst & Young — ведущая международная компания по оказанию профессиональных услуг. Ее коллектив насчитывает около 114 тыс. сотрудников, работающих в 140 странах мира, придерживается высочайших стандартов этики, качества и профессионализма, предлагая клиентам решения в рамках основных направлений деятельности E&Y: аудита, бухучета, налогового консультирования и консультационных услуг по сделкам. Компания постоянно расширяет свои услуги и ресурсы с учетом потребностей клиентов в различных регионах СНГ. В 14 офисах фирмы в семи странах СНГ работает более 3000 специалистов.