Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №4 (2501) от 18.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5678
EUR:
2.9445
RUB:
3.3944
Золото:
Серебро:
Платина:
Палладий:
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ к Постановлению Совета Министров Республики Беларусь от 2003-05-28г. N 700

"О правах на результаты научной, научно-технической и инновационной деятельности"
"О правах на результаты научной, научно-технической и инновационной деятельности"

Как следует из преамбулы постановления, оно принято в целях обеспечения государственных интересов при распределении имущественных прав на результаты научной, научно-технической и инновационной деятельности между участниками ее создания.

Бесспорно, вопрос об обеспечении государственных интересов в научно-технической сфере не только крайне актуален для Беларуси, которая рассматривает ее как приоритетную сферу экономики, но и недостаточно урегулирован в законодательстве. Принятое постановление как раз и призвано эти пробелы ликвидировать.

Для начала необходимо определить, о каких объектах идет речь. Закон от 21.10.1996г. N 708-ХIII "О научной деятельности" относит к результатам научной деятельности новые знания, полученные теоретически или экспериментально, изложенные в любой форме либо зафиксированные на любых материальных носителях информации, допускающих их воспроизведение или практическое использование, экспериментальные образцы объектов и процессы, созданные на основе новых знаний, а также документацию на эти объекты и процессы.

Определение того, что есть результаты научно-технической и инновационной деятельности, можно вывести из анализа Закона от 19.01.1993г. N 2105-ХII "Об основах государственной научно-технической политики". Закон определяет научно-техническую деятельность как деятельность, включающую проведение прикладных исследований и разработок с целью создания новых или усовершенствования существующих способов и средств осуществления конкретных процессов; соответственно, ее результатами являются способы и средства.

Результатами инновационной деятельности являются создаваемые (осваиваемые) новые или усовершенствованные технологии, виды товарной продукции или услуг, а также организационно-технические решения производственного, административного, коммерческого или иного характера, способствующие продвижению технологий, товарной продукции и услуг на рынок.

Если наложить все приведенные определения на существующую классификацию объектов гражданских прав, то все это многообразие можно свести к трем объектам -- вещам, охраняемой информации и исключительным правам на результаты интеллектуальной деятельности. К вещам относятся опытные образцы, модели, технологическая документация и иные материальные объекты, созданные в рамках договора. К охраняемой информации относятся техническая, организационная или коммерческая информация, включая секреты производства (ноу-хау), при условии, что эта информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Из числа результатов интеллектуальной деятельности, которые подпадают под определение результатов научной, научно-технической и инновационной деятельности, можно назвать объекты авторского права, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения и топологии интегральных микросхем. Права на все перечисленные объекты и являются предметом распределения между сторонами договора согласно комментируемому постановлению, при условии, что они созданы за счет средств республиканского бюджета.

Упоминание в постановлении в качестве сторон договорных отношений по поводу создания результатов научно-технической и инновационной деятельности государственного заказчика и организации-исполнителя позволяет говорить о том, что их отношения строятся на основе заключаемого государственного контракта, содержание и порядок заключения которого достаточно подробно освещены в Гражданском кодексе и Законе от 24.11.1999г. N 2588-ХII "О поставках товаров для государственных нужд". Согласно ст.719 ГК государственным заказчиком может быть государственный орган или организация, наделенная соответствующим государственным органом правом распоряжаться инвестиционными ресурсами (т.е. бюджетными средствами). Порядок финансирования научной, научно-технической и инновационной деятельности за счет средств республиканского бюджета регулируется постановлением Совмина от 10.07.1998г. N 1084.

Помимо общих положений, касающихся государственного контракта, взаимоотношения заказчика и исполнителя при создании результатов научно-технической и инновационной деятельности подчиняются правилам о договоре на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ (НИОКР), который в ГК выделен в самостоятельную договорную конструкцию.

Согласно ст.723 ГК по договору на выполнение НИОКР исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию, а заказчик обязуется принять и оплатить работу. Отдельная статья кодекса посвящена распределению прав на результаты выполненных в рамках этих договоров работ: согласно ст.726 ГК стороны в договорах имеют право использовать результаты работ, в том числе способные к правовой охране, в пределах и на условиях, предусмотренных договором; если иное не предусмотрено договором, заказчик имеет право использовать переданные ему исполнителем результаты работ, а исполнитель вправе использовать полученные результаты для собственных нужд. Из этой нормы достаточно сложно определить, кто же станет собственником созданных вещей, а также обладателем исключительных прав в отношении нераскрытой информации и результатов интеллектуальной деятельности, полученных при исполнении договора.

Ситуацию еще более запутывает норма п.4 ст.723 ГК, согласно которой условия договоров на выполнение НИОКР должны соответствовать законодательству об исключительных правах (интеллектуальной собственности).

Постановление N 700 решает вопрос о принадлежности прав на результаты научно-технической и инновационной деятельности (включая объекты промышленной собственности) однозначно: они принадлежат Республике Беларусь в лице государственного заказчика, если связаны с интересами обороны и национальной безопасности, а также если планируется их реализация. Даже при первом приближении можно говорить о том, что большая часть результатов научно-технической и инновационной деятельности попадает хотя бы в одну из указанных категорий. И только в том случае, если иное не предусмотрено постановлением или договором с государственным заказчиком, права на результаты научно-технической и инновационной деятельности постановление N 700 признает за организацией -- исполнителем, наделяя государственного заказчика правом получить безвозмездную неисключительную лицензию.

В то же время из уже упоминавшейся нормы ст.726 ГК следует, что право заказчика на результаты работ должны определяться договором. Следовательно, государственный заказчик станет собственником созданных в рамках договора материальных объектов только в том случае, если это предусмотрено договором. В свою очередь, договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законодательством, -- это следует из нормы п.1 ст.392 ГК.

Постановление правительства -- это акт гражданского законодательства, содержащий императивные нормы в отношении договора между государственным заказчиком и организацией-исполнителем. Поэтому, заключая договор на выполнение НИОКР за счет бюджетных средств, стороны обязаны оговорить переход права собственности на все материальные объекты, созданные в рамках этого договора, государственному заказчику.

Такой подход применим и к созданной в рамках договора охраняемой информации. Законодательство не оговаривает, кто должен признаваться обладателем нераскрытой информации, -- согласно ст.1010 ГК право на защиту нераскрытой информации от незаконного использования принадлежит лицу, правомерно обладающему этой информацией. Поэтому им вполне может быть лицо, получившее ее на основании договора, т.е. государственный заказчик. Поэтому принадлежность нераскрытой информации государственному заказчику также должна быть предусмотрена в договоре.

Если вести речь о распределении прав на результаты интеллектуальной деятельности, то здесь ситуация представляется более сложной, нежели это может показаться при прочтении постановления N 700.

Закон "Об авторском праве и смежных правах" по общему правилу признает исключительные права на произведение за его автором, а в отношении служебных произведений -- за нанимателем автора. Государственный заказчик может стать обладателем прав на созданные работниками организации-исполнителя научные произведения только на основании заключенного договора и только в том случае, если сама организация-исполнитель будет обладать правами на эти произведения.

Вступивший в силу с 4.07.2003г. Закон "О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы" в ст.6 содержит исчерпывающий перечень лиц, которым принадлежит право получения патента. К ним относятся: автор; наниматель автора (если речь идет о служебных изобретениях, полезных моделях, промышленных образцах); лицо, указанное автором в заявке на получение патента; правопреемники указанных лиц. Постановление правительства не может изменить нормы закона; поэтому государственный заказчик сможет стать обладателем патента на созданные организацией-исполнителем изобретение, полезную модель или промышленный образец только в двух случаях: организация-исполнитель укажет заказчика в заявке на получение патента либо получит патент на свое имя, а затем по договору уступит его заказчику. Аналогичные нормы содержатся в Законе от 13.04.1995г. "О патентах на сорта растений" и Законе от 7.12.1998г. "О правовой охране топологий интегральных микросхем".

Таким образом, нормы постановления правительства, которое предполагает сделать обладателем патента (правообладателем) непосредственно государственного заказчика, противоречит положениям указанных законов. Можно говорить о том, что данным постановлением Правительство пытается исправить недостатки действующих патентных законов, -- даже в недавно принятом Законе "О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы" вопрос о правах на созданный за бюджетные средства объект промышленной собственности специально не регламентирован, хотя возникающие при этом правоотношения требуют специального правового регулирования. Можно привести в качестве примера Патентный закон Российской Федерации, в котором специально оговаривается, кто и в каких случаях вправе получить патент на объекты промышленной собственности, созданный при выполнении работ по государственному контракту.

В то же время постановление содержит нормы, обязательные для сторон договора, поэтому они должны именно в договоре предусмотреть механизм передачи прав на полученные результаты интеллектуальной деятельности государственному заказчику. Наиболее оптимальным способом решения данной задачи является включение в договор обязательства организации-исполнителя указать государственного заказчика в качестве патентообладателя в заявке на получение патента.

Постановление содержит нормы, обязывающие организацию-исполнителя в трехмесячный срок уведомлять государственного заказчика о созданном за счет средств республиканского бюджета объекте промышленной собственности. Однако данное требование на практике может быть и не выполнено уже потому, что созданные исполнителем результаты научно-технической и инновационной деятельности становятся объектами права промышленной собственности только после предоставления им правовой охраны, т.е. выдачи патента (свидетельства), а длительность процедуры патентования вполне может превысить срок действия договора.

Постановление также обязывает организацию-исполнителя предоставлять государственному заказчику сведения о поданных заявках и полученных охранных документах, о заключенных сделках и фактах использования объектов промышленной собственности и других результатов научно-технической и инновационной деятельности. В постановлении не указывается, о каких объектах и результатах идет речь. Однако логичным будет предположить, что возлагаемая на организацию-исполнителя обязанность касается только того, что создано в рамках заключенного с государственным заказчиком договора.

Если исходить из того, что отношения государственного заказчика и исполнителя регулируются договором, то перечисленные обязанности организации-исполнителя подлежат включению в договор, в том числе уже заключенный. В постановлении специально оговаривается, что его действие не распространяется на лицензионные договоры, заключенные до вступления постановления в силу. Однако речь идет только о лицензионных договорах; применительно к ранее заключенным, но еще действующим договорам на выполнение НИОКР предусмотренное ст.392 ГК правило о необходимости приведения действующего договора в соответствие с изменившимся законодательством применяется без ограничений, и условия уже заключенных договоров должны быть приведены в соответствие с нормами постановления N 700 (безусловно, только с теми, которые не противоречат указанным законам в области интеллектуальной собственности).