$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

Вложить деньги в овощи

03.10.2008

Свое крестьянское хозяйство «Элита-К» Анатолий Васильевич создавал, «чтобы применить знания на практике» — до выхода на пенсию он руководил научно-исследовательским институтом картофелеводства и плодоовощеводства в Самохваловичах. Судя по результатам, эксперимент удался: даже в неблагоприятные годы рентабельность овощей (хозяйство специализируется на выращивании столовой свеклы, огурцов, лука, томатов и моркови, а также картофеля) не опускалась ниже 30%. В нынешнем должно быть больше — той же капусты собирают по 800 ц/га (поспособствовала небесная канцелярия). Выше прошлогоднего сборы и других культур.

— Однако чтобы получить хорошую прибыль, — сетует мой собеседник, — куда больше труда и забот надо вложить в переработку, хранение, сбыт продукции.

Проблемы начинаются уже на плантации. «Своих» овощей, по словам А.Круглякова, среднестатистическому белорусу в год требуется 80 кг, в прошлом году в республике вырастили по 203, на нынешний — прогноз 300 кг на душу населения.

Зачем столько? Ладно бы выручал экспорт. В прошлые годы в «Элиту-К» в эту пору ежедневно с юга России за овощами и картофелем прибывало по 3-4 фуры. В нынешнем покупателей пока нет — россияне сами постарались, да и цены на овощи у них ниже. А внутренний рынок столько не «проглотит».

Аналогичная ситуация, по словам А.Круглякова, с картофелем: среднестатистический белорус потребляет 150 кг клубней в год при норме 110. Выращиваем же по 800-1000 кг на душу населения. Примерно 30% «вала» уходит на семена, до 20% — на продовольственные цели, до 3% — на промышленную переработку и до 20% — на корм скоту. Остальное — тоже около 30% — приходит в негодность из-за неудовлетворительных условий хранения.

Для сравнения: в Голландии в отходы идет только десятая часть урожая. Семенной фонд составляет 5% от выращенного, на продовольственные цели, включая промпереработку, направляют 60% клубней, а 25% — на экспорт.

Перепроизводство хорошо тем, что постоянно напоминает производителю о конкуренции, о ценах и качестве продукции. С другой стороны, оно — не только лишние трудозатраты, расход топлива, износ техники, истощение почвы и т. д., но и большие моральные издержки производителя, когда нет возможности сбыть продукцию, когда она лежит где-то в неприспособленном месте, а то и вовсе на поле, и на твоих глазах приходит в негодность.

Еще в январе А.Кругляков заключил договоры с рядом столичных плодоовощных комбинатов на поставку 30 т капусты, однако в нарушение договоренностей минчане завезли продукцию из Гомельской области. До сих пор на поле у него стоят около 100 т перезревших и потерявших товарный вид кочанов.

— Вообще сегодня договор между производителем-фермером и потребителем стал ненужной бумажкой, — с огорчением констатирует А.Кругляков. — Никто за последствия не отвечает. Продал — хорошо, не продал — никто не спросит. Лично меня выручает только торговля по прямым договорам с магазинами. Но мое ли это дело — развозить продукцию по торговым точкам? Я должен вырастить качественную, доступную по цене продукцию, а реализуют ее, как это делается во всем мире, специализированные структуры. В той же Голландии 2,5 тыс. фермеров сдают продукцию на специализированные базы, где ее дорабатывают (моют, сортируют, фасуют в мелкую тару), хранят и реализуют до нового урожая. А фермеры готовятся к очередному сезону.

Для корректировки ситуации мой собеседник прежде всего предлагает отказаться от «вала» тех же овощей — освободившиеся площади лучше использовать под другие востребованные культуры, например, рапс и сою. А еще планировать объемы их выращивания. Все экономически развитые государства в своем аграрном секторе используют механизм квотирования и нисколько этого не стыдятся. Наоборот — поощряют производство в пределах квот и наказывают за их превышение.

И самое главное — не медлить с переоснащением подотрасли, обновлением ее материально-технической базы. И не только тех организаций, где создаются и хранятся т.н. стабилизационные запасы плодоовощной продукции в межсезонный период, но и тех, где осуществляется ее первичная обработка и фасовка, т. е. непосредственно в хозяйствах.

В наихудшем положении, по словам А.Круглякова, в этом смысле опять-таки фермеры. Государство почему-то обходит такие хозяйства стороной. «Мне, например, — рассказывает он, — отказали от участия в республиканской программе «Овощеводство», а своих денег, чтобы, скажем, наладить орошение, купить технику для сортировки овощей и их упаковки, за 12 лет фермерства так и на накопил. Из-за отсутствия залогового имущества недоступны серьезные кредиты. Поэтому, что называется, с распростертыми объятиями приму инвестора, который поможет приобрести некоторые нужные машины, оборудование по доработке и расфасовке овощей в мелкую тару. Неважно, будет это физическое лицо или юридическое, частное или государственное. Главное, что в выигрыше останутся все: производитель, инвестор и самое главное — потребитель, который получит качественную, недорогую продукцию».

Федор ЗАЯЦ