Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №35 (2532) от 17.05.2022 Смотреть архивы

USD:
2.51
EUR:
2.6141
RUB:
3.9482
Золото:
145.73
Серебро:
1.71
Платина:
75.7
Палладий:
156.07
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Виктор КАМЕНКОВ: "Каждый случай банкротства по-своему уникален"

Финансовое здоровье белорусской экономики в последнее время заметно окрепло, упрочились ее позиции на внешнем рынке. И все же количество неблагополучных предприятий в различных отраслях остается высоким. По данным Департамента по санации и банкротству Министерства экономики, в информационную базу данных на 1 октября 2005 г. включено около 5 тыс. предприятий государственной формы собственности, из них около половины (2390 организаций) неплатежеспособны. Потенциальные банкроты составляют 7%...
Финансовое здоровье белорусской экономики в последнее   время заметно окрепло, упрочились ее позиции на внешнем рынке.  И все же количество неблагополучных предприятий в различных отраслях остается высоким. По данным Департамента по санации и банкротству Министерства экономики, в информационную базу данных на 1 октября 2005 г. включено около 5 тыс. предприятий государственной формы собственности, из них около половины (2390 организаций) неплатежеспособны. Потенциальные банкроты составляют 7%.
 
Вопросам оздоровления экономики государство уделяет повышенное внимание. Отдельные из них находятся на контроле у Президента Республики Беларусь. Ведь выведение предприятий из кризиса, укрепление их конкурентоспособности имеет большое значение для успешного проведения экономических реформ, защиты национальной безопасности государства, прав и законных интересов трудовых коллективов предприятий-должников и кредиторов. Учитывая серьезность вопроса, глава государства, заслушивая 11 января этого года доклад премьер-министра по результатам работы экономики в 2005 г., поручил правительству максимально снизить количество убыточных предприятий в нашей стране. Представляется, что такая работа должна проводиться всесторонне, комплексно, совместными усилиями исполнительной и судебной ветвями власти.
 
--------------------------------

О причинах такого негативного явления, как банкротство, и о возможностях системы экономического правосудия в решении этой непростой проблемы наш корреспондент беседует с председателем Высшего хозяйственного суда Беларуси, доктором юридических наук, профессором Виктором КАМЕНКОВЫМ.

- Действительно, эффективность и рентабельность работы еще  очень многих предприятий желает быть лучшей. Отсюда и неутешительный результат.  Если к концу прошлого года в производстве хозяйственных судов находилось 1057 дел о банкротстве, то в аналогичном периоде 2004 г. рассмотрено без малого полтысячи заявлений. Отмечу, что львиную долю аутсайдеров - почти 92% составили организации частной формы собственности, что тоже на 7% выше показателя 2004 г.

- Виктор Сергеевич, можно ли перечислить конкретные причины неэффективной работы предприятий?

- Вряд ли кто-нибудь сможет это сделать, поскольку  каждый случай банкротства по-своему уникален. Вместе с тем судебная практика выявила отдельные основополагающие факторы. Приведу лишь некоторые из них.

1. Отсутствие четко организованной системы профилактики финансового кризиса. Тут, вероятно, сказывается недостаточная работа комиссий по предупреждению экономической несостоятельности всех уровней и слабая координация деятельности уполномоченных органов по поддержке индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, имеющих стратегическое значение для отдельных городов и регионов.  Слишком часто работа по досудебному оздоровлению предприятий различных форм собственности и разного профиля производства сводится к принятию одинаковых мер, к своеобразной уравниловке.  Плохо используется широкий комплекс возможностей, предоставленных Указом Президента РБ от 2003-11-12 г. № 508 "О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)" (далее - Указ № 508).

Анализ информации из областных и Минского городского исполнительных комитетов свидетельствует о том, что соответствующие комиссии по предупреждению банкротства и другие ответственные лица вообще забыли о таких мерах досудебного оздоровления, как:

- изменение структуры и состава органов управления юридических лиц и иных организаций;

- взыскание дебиторской задолженности;

- содействие соглашению юридических лиц и индивидуальных предпринимателей с кредиторами о реструктуризации их кредиторской задолженности, в т. ч. и предоставлении необходимых гарантий;

- привлечение инвестиций, в т.ч. иностранных;

- изменение сроков уплаты налогов, сборов, штрафов и иных обязательных платежей путем отсрочки с единовременной уплатой суммы налогов и иных обязательных платежей;

- принятие иных мер, не противоречащих законодательству.

Об эффективности работы комиссий, созданных при городских и районных исполкомах, говорить вообще преждевременно. В большинстве случаев ни у хозяйственных судов, ни у областных комиссий нет даже информации о перечне рассматриваемых  ими вопросов.

Можно говорить и об отсутствии надлежащей координации всей этой деятельности на республиканском уровне.

2. Низкий уровень профессионализма и недостаточный опыт работы антикризисных управляющих.

Причем, хотелось бы отметить, государственные управляющие зачастую гораздо менее квалифицированны, чем управляющие "частники". Со стороны первых  в хозяйственные суды до сих пор приходит огромное количество запросов по применению законодательства об экономической несостоятельности (банкротстве), несмотря на довольно долгий период его действия в неизменной редакции.

Должна быть усовершенствована государственная программа по подбору и подготовке управляющих для процедур банкротства с учетом специфики отраслей экономики и отдельных организаций (промышленность, строительство, сельское хозяйство, градообразующие, бюджетообразующие, оборонные предприятия и т.д.). Кстати, квалифицированные управляющие могут рассматриваться и как эффективный резерв кадров на должности руководителей соответствующих организаций.

3. Правовой нигилизм и медлительность - такая причина, может, прозвучит слишком громко и не совсем точно, но она имеется. Дело в том, что для эффективного применения законодательства о банкротстве необходимо хорошее его знание и ориентация в другом законодательстве. А этого явно не хватает многим руководителям. Далеко не все еще правильно оценивают наличие и роль квалифицированного юриста в качестве своего заместителя или главного помощника.

А медлительность или раскачка присуща не только тем, кто должен эффективно применять законодательство о банкротстве на самой ранней стадии. Нужно еще инициировать при необходимости своевременное изменение этого законодательства. Как ни парадоксально, но факт: ожидать стабильного законодательства о банкротстве в условиях быстро изменяющихся экономических условий не следует. Всем нам нужно самим приспосабливаться к этим объективным процессам, приводить в соответствие с ними законодательство и результативно его применять. Необоснованное промедление здесь опасно и редко приносит нужные результаты.

- О механизме досудебного оздоровления  предприятий хотелось бы поговорить подробнее. Все-таки этому новому инструменту в Указе № 508 отведена главная роль в системе предупреждения банкротства субъектов хозяйствования.

- Да, это своеобразный барьер на пути неоправданного оттока из делового оборота вполне работоспособных предприятий, особенно тех, которые имеют  большое значение для экономики страны и социальной сферы. Если хозяйственный суд установит, что по обычному хозяйственному спору взыскиваемая сумма долга не позволит юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю остаться на плаву, то в соответствии с п.1.10 Указа № 508 он должен вынести в адрес этого субъекта, его собственника, республиканского органа государственного управления, местного исполнительного и распорядительного органа - словом, всех организаций, в ведении либо подчинении которых находится должник, частное определение, обязывающее их в установленный хозяйственным судом срок принять исчерпывающие меры по досудебному  оздоровлению.

Важно, что программа досудебного оздоровления может реализоваться как до возбуждения производства по делу о банкротстве, так и после него. Мало того, перечень необходимых мер по восстановлению платежеспособности должника включается  в план завершения досудебного оздоровления в защитном периоде, который по ходатайству должника и его официальных "опекунов" может быть  продлен до трех лет.

И хотя, как мы уже отмечали, в работе комиссий еще много неиспользованных резервов, положительные сдвиги есть. Если, к примеру, на 1 декабря 2004 г. в производстве хозяйственных судов из общего числа дел находилось 14,9% дел о банкротстве градообразующих организаций, то к концу прошлого года их  процент снизился почти вдвое.

- Хозяйственные суды в делах о банкротстве все чаще выступают в роли своеобразного посредника, добиваясь мирового соглашения между должником и кредиторами. Процесс кропотливый, трудоемкий, время у судьи, и без того дефицитное, на остальные дела сжимается до предела. Стоит ли овчинка выделки?

- Базарный, или, скажем мягче, коммерческий подход к теме о мировом соглашении вообще не уместен. Никакие затраты судебной системы не идут в расчет, когда удается сохранить предприятие в  строю действующих. Да, сегодня нагрузка на судей зашкаливает, но и трудовому коллективу, чье предприятие повисло на волоске, согласитесь, не легче. Не надо забывать и о семье каждого из работников предприятия-должника. Поэтому каждое дело о банкротстве приобретает большое не только экономико-правовое, но и социальное значение.

Стремится любой ценой возвратить свое и кредитор - его тоже понять надо. Кстати, тут закон на его стороне. Всем нам нужно твердо и надолго запомнить, а вернее, вспомнить старое правило: "долг платежом красен".

Но мировое соглашение в деле о банкротстве далеко не благотворительный акт. Оно возможно только после погашения задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очереди и лишь после этого может быть заключено на любой стадии производства по делу об экономической несостоятельности. Заметьте, на любой! Настолько этот инструмент правосудия важен для экономики.

Вот в  необходимости столь благородного и одновременно рационального, экономически выверенного волеизъявления в пользу не только должника, но и кредиторов, управляющий и судья и должны убедить последних. И сегодня количество "мировых" - очень важный показатель профессионализма хозяйственных судов. Отрадно, что он неуклонно растет, повышая заодно и квалификацию управляющих.

- Недавно пришлось познакомиться с решением собственника одного из предприятий о ликвидации организации и создании ликвидационной комиссии. Обычный, на первый взгляд, документ, но странно, что в нем совершенно не мотивирована констатация нецелесообразности проведения мер по досудебному оздоровлению. Дескать, мы безнадежные банкроты и бороться за свое добро не намерены...

- А сколько таких решений насмотрелись судьи! К сожалению, ничего странного в подобных бумагах нет. Нередко там есть просто корыстный расчет. Скорее всего, собственник и учредители или хотят уйти от ответственности за необоснованный развал предприятия, либо задумали преднамеренное ложное банкротство - неправедных вариантов, вплоть до мошенничества, сейчас хватает. Между прочим, ликвидационные комиссии также иногда спят в шапку, а затем по истечении законных сроков обращаются в хозяйственные суды с заявлением должника об экономической несостоятельности.

Поэтому чтобы никого не подозревать в злом умысле и вообще не давать повода  ликвидационным комиссиям для необоснованных обращений такого рода в суды, Высший хозяйственный суд  вышел с инициативой урегулирования этого пробела на законодательном уровне. Мы, в частности, предложили дополнить проект закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь от 18 июля 2000 г. "Об экономической несостоятельности (банкротстве)" нормой, устанавливающей, что к заявлению ликвидационной комиссии в суд обязательно   прилагаются документы, подтверждающие принятие этой комиссией самостоятельных мер по ликвидации должника в порядке, предусмотренном законодательством. В качестве таких документов могут выступать промежуточный ликвидационный баланс, документы, подтверждающие реализацию имущества, взыскание дебиторской задолженности, акт судебного исполнителя о невозможности исполнения и т.д.

- Виктор Сергеевич, в последнее время представители хозяйственных судов перестали быть исключительно кабинетными работниками...

- Верно, на кризисных предприятиях, которые взяли за основу оздоровления процедуру санации (а именно в ней главный смысл банкротства!), наших судей-кураторов теперь, что называется,  узнают в лицо. Практика показала, что судья эффективнее ведет дело, когда знакомится с проблемами такого коллектива и такого производства на месте, лично контролирует управляющего и, если надо, активно  вмешивается в положение вещей. Такое право ему дано приказом председателя Высшего хозяйственного суда от 24 июля 2003 г. №29 "Об организации работы по посещению предприятий, находящихся на стадии санации", постановлением Президиума Высшего хозяйственного суда от 17 марта 2004 г. № 7 "О результатах посещения предприятий, находящихся в процедуре санации" и Порядком посещения предприятий, находящихся в процедуре санации, утвержденном постановлением Пленума Высшего хозяйственного суда от 2003-12-23 г. № 11 "О некоторых вопросах практики применения законодательства, регулирующего вопросы экономической несостоятельности (банкротства)".

Этими документами предусмотрен порядок посещения санируемых предприятий хозяйственными судами в лице их руководителей и судей. Как правило, им предшествует всесторонняя подготовительная работа с заинтересованными лицами и организациями, определение  ключевых вопросов, связанных, скажем,  с дополнительным финансированием объекта или  предоставлением льгот по налогам, уплачиваемым в местные бюджеты, с преобразованием предприятия либо вообще с целесообразностью его  дальнейшей санации. Очень плодотворными оказались  поездки наших представителей на  Березовский комбинат силикатных изделий, Горынский комбинат строительных материалов, Высоковский консервный завод, Дрогичинский сыродельный завод, на ОАО "Речицадрев" и ряд других санируемых предприятий.

Не боясь упреков в излишней формальности,  ведем и протоколы встреч с руководителями районных и областных администраций и ответственными специалистами из министерств и ведомств. Если они впоследствии никакой помощи (например, градообразующим организациям) не оказывают или самоустраняются от решения каких-либо важных вопросов экономической деятельности должника, то у суда всегда есть документальное свидетельство  их обещаний. А слово надо держать. Этого и добиваемся.