Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №5 (2502) от 21.01.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5734
EUR:
2.9232
RUB:
3.3614
Золото:
151.96
Серебро:
2
Платина:
86.46
Палладий:
169.2
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Вариации реструктуризации

В чем она заключается? При подготовке нового странового экономического меморандума Всемирного банка было проведено исследование 400 белорусских промышленных предприятий различных форм собственности, в ходе которого изучался и вопрос их реструктуризации...

В чем она заключается? При подготовке нового странового экономического меморандума Всемирного банка было проведено исследование 400 белорусских промышленных предприятий различных форм собственности, в ходе которого изучался и вопрос их реструктуризации.

Макрореструктуризация, или реструктуризация экономики, - подход, основанный на том, что недостатки в работе предприятий - логическое следствие командной экономики. Чтобы повысить производительность предприятий, сначала необходимо изменить экономическую систему. При этом реструктуризация предприятий следует почти автоматически. Основным критерием оценки эффективности такой реструктуризации является рост благосостояния граждан.

Микрореструктуризация, или реструктуризация предприятия, нацелена на устранение проблем на этом уровне. Она  предполагает, например, проведение приватизации, изменение организационной структуры, разукрупнение, выход на новые рынки, переориентацию на новые группы клиентов и  особенно подчеркивает роль стратегических инвесторов, способных предоставить необходимый капитал и привнести опыт управления. Основной критерий, по которому оценивается эффективность реструктуризации предприятия, - рост его рыночной стоимости.

В наших условиях проведение имущественной реструктуризации сопряжено с рядом трудностей, вытекающих из неразвитости финансового и фондового рынков, прав частной собственности на землю и высокими рисками прямой либо косвенной (через институт "золотой акции") национализации приватизированного имущества. Этим объясняется достаточно низкий уровень использования общеизвестных финансовых и юридических инструментов оздоровления. В процессе акционирования белорусские предприятия в той или иной степени проводили реструктуризацию своего имущества, избавляясь от лишнего "балласта" активнее, чем госпредприятия, однако объекты инфраструктуры все равно сохранились. Примечательно, что бывшие госпредприятия изначально были менее отягощены объектами социальной инфраструктуры.

ПРОВЕДЕННОЕ исследование позволило сделать вывод, что предприятия частного сектора реализуют стратегии, более адекватные с точки зрения рыночных принципов хозяйствования. Однако сравнительный анализ показателей работы предприятий государственного, бывшего государственного и нового частного секторов однозначно свидетельствует о наличии позитивных изменений на госпредприятиях, которые в некоторых случаях (по оценкам роста объемов производства, расширения ассортимента, увеличения экспорта, роста заработной платы, прибыли и рентабельности) развиваются даже более активно и динамично, чем новый частный сектор.

Хорошо это или плохо? Почему так происходит? Какие может иметь последствия для страны?

Полагаем, что это однозначно положительно для белорусской экономики с высокой долей госсектора, замороженной приватизацией и "резервационным" характером развития частного бизнеса.

Что касается второго вопроса, то можно выделить несколько причин, стимулирующих реструктуризацию госсектора. Во-первых, это административный фактор. Для обеспечения доведенного в административном порядке роста производства и сохранения собственного status quo, госпредприятия должны предпринимать какие-то действия, которые к этому росту приведут. И эти действия должны быть адекватны с точки зрения рыночных правил, действующих в России или Европе. Во-вторых, это фактор конкуренции. Вероятно, активность госпредприятий - это проявление стремления выйти на некий приемлемый с точки зрения конкурентного окружения уровень, но не создание новых стандартов, которые должны превзойти их конкуренты. Возможно, они делают то, что должны были сделать 5-10 лет назад.

Что касается третьего вопроса, то дальнейшее развитие ситуации будет зависеть прежде всего от характера взаимодействия между государственным (бывшим государственным) и новым частным сектором, и в первую очередь от гарантированности равных условий игры для этих секторов. Оно также будет зависеть от того, станут ли госпредприятия реализовывать стратегии, более характерные для частного сектора, либо частный сектор начнет приспосабливаться под складывающуюся в экономике ситуацию и демонстрировать формы поведения, характерные для государственных субъектов. В условиях глобализации последний сценарий маловероятен.

ИССЛЕДОВАНИЕ показало, что в большинстве случаев мы можем говорить о том, что государственные и бывшие государственные предприятия перенимают стратегии и демонстрируют формы поведения, более характерные для предприятий нового частного сектора. В некоторых случаях речь идет о более чем 40% предприятий из "старой" экономики. Конечно, стоит отметить, что и некоторые предприятия из нового частного сектора реализуют стратегии, более характерные для госпредприятий. Однако масштабы этого явления существенно меньше (около 15%).

Стратегия бывших государственных предприятий носит пока фрагментарный, размытый характер - предприятия этой группы не стали частными, но уже и не являются государственными. Это своеобразный "третий сектор". Исторически в нем достаточно много передовых, успешных предприятий, которые еще с советских времен демонстрировали стабильно высокие результаты. Возможно, сейчас они пожинают плоды предыдущих усилий, однако недооценивают значение рыночных факторов, в отличие от госпредприятий, стремящихся отдельные внутренние процессы увязать с реалиями рынка.

В этой группе оказались два типа субъектов - реально приватизированные предприятия, контроль над которыми государство практически полностью утратило, и частично приватизированные, или коммерциализованные, преимущественно акционерные общества, над которыми государство сохраняет полный контроль.

ДАЖЕ в условиях отсутствия соответствующей идеологической установки в 1991-1992 гг. произошла относительно быстрая приватизация наиболее эффективных предприятий, во главе которых стояло достаточно прогрессивное руководство. К 1993-1994 гг. такая приватизация закончилась, и пришло понимание, что для самостоятельной работы в условиях зарождающейся конкуренции с новым частным сектором и иностранными компаниями требуются отсутствовавшие у большинства руководителей новые знания, инициатива и предпринимательские навыки. В этих условиях ожидание массовой приватизации по инициативе "снизу" превратилось в иллюзию переходного периода. В свою очередь международные кредитные организации оказывали давление на руководство страны и в качестве одного из условий выдачи займов выдвигали требование провести приватизацию и реформирование предприятий, что толкало к приватизации "сверху". На первое место вышло давление государства, и этот процесс стал носить формальный характер, направленный на создание "видимости" реформ.

Отказ от идеологической установки на проведение приватизации и соответствующая экономическая политика получили поддержку среди довольно большого количества руководителей государственных (да и приватизированных) предприятий - они понимали, что работать в новых условиях не смогут и при сохранении курса реформ им придется расстаться с руководящим креслом. Поэтому новая экономическая политика имела под собой благодатную почву - многие руководители с облегчением начали работать в понятных и знакомых условиях, напоминающих социалистическую плановую экономику.

Более того, к концу 90-х сформировалась тенденция к приватизации предприятий, имеющих неудовлетворительное финансовое состояние и демонстрирующих плохие показатели работы, а само "реформирование" предприятия сопряжено с многочисленными проверками и, иногда, со сменой руководства. В последующем такой подход стал частью официальной политики руководства страны. Сейчас государство отказывается от приватизации даже тех предприятий, которые находятся в кризисном состоянии, но могут быть санированы путем вливания инвестиций из бюджета и централизованных кредитных ресурсов.

ОСОБЕННОСТЬ ситуации в том, что сегодня у государства отсутствуют достаточно эффективные инструменты и институты формального управления и контроля за госпредприятием, за исключением т.н. "административного ресурса", в особенности за его руководством. В то же время созданы достаточно эффективные и прозрачные для государства институты управления и контроля за акционированным обществом и его руководством в виде наблюдательных советов, правлений, представителей государства, "золотой акции" и т.п. В таких условиях формальная, или частичная, "приватизация" превращается в инструмент усиления государственного контроля за предприятием и является одним из стимулов для госпредприятий работать лучше.

Системы управления и мотивации руководителей промышленных предприятий оказались прекрасно приспособленными для работы именно в такой ситуации, в которой успех менеджера зависит не от успеха на рынке, а от выполнения плана, соблюдения формальных условий и процедур. Реструктуризация как процесс приспособления предприятия к требованиям рынка оказалась таким предприятиям либо не нужна вовсе, либо нужна в той степени, в которой они зависят от конкурентоспособности на внешних рынках, в т.ч. на российском.

Если обеспечение роста производства является плановым заданием для руководителей, выполнение плана в большинстве случаев требует поиска новых и расширения имеющихся рынков сбыта, прежде всего за счет внешних рынков, где административные рычаги уже не действуют. Влияние этих внешних факторов и толкает некоторые предприятия на проведение активной рыночной реструктуризации.