$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ВАЛЮТНЫЙ КУРС КАК ИНДИКАТОР ЛИБЕРАЛИЗАЦИИ

29.04.2011

Представители белорусского бизнеса склонны рассматривать нынешний валютный кризис как часть системных макроэкономических дисбалансов, исправить которые можно лишь при активном участии предпринимателей в формировании национального законодательства в сфере экономики. Такое мнение в интервью «ЭГ» высказал генеральный директор компании SERGE Сергей АТРОЩЕНКО.

— Верстая ежегодный бизнес-план, в этом году предприниматели составили его базовый, пессимистический и оптимистический сценарии. Базовый предполагал, что у правительства и Нацбанка есть все шансы удержать национальную валюту в 8-процентном коридоре. Предполагалась, что увеличить приток валюты в страну позволит начало активной приватизации, нам без задержек будут предоставлены кредиты от России и ЕврАзЭС. Но этого не произошло. Сегодня ситуация на валютном рынке развивается по пессимистическому сценарию. И, к сожалению, своим бездействием и правительство, и Нацбанк ситуацию только усугубляют.

Готовясь к пессимистическому сценарию, наша компания в начале года закупила дополнительные объемы импортного сырья, кроме того, мы привлекли валюту, выпустив корпоративные облигации. Если учесть, что мы — экспортеры и можем диверсифицировать отгрузки, то по большому счету в перспективе способны сами обеспечить себя валютой в должном количестве. Поэтому, к примеру, сейчас мы не торопимся покупать ее в Беларуси, последний раз приобрели где-то неделю назад по курсу 4 150 Br/USD. Нынешнее повышение до более чем 5 000 Br/USD нас не устраивает, такой курс мы считаем спекулятивно завышенным.

Мы, безусловно, несем потери из-за де-факто состоявшейся девальвации белорусского рубля. Наша продукция, отгруженная рознице, обесценилась в долларовом выражении, при том что нам необходимо рассчитываться по валютным кредитам. И если у компании Serge есть запас прочности и имя, благодаря которому наши зарубежные поставщики продолжают отгружать сырье без предоплаты, то совершенно очевидно, что такая ситуация сложилась далеко не у всех. Многие проекты приостановлены, кто-то переводит активы в соседние страны. Все это крайне негативно сказывается на деловом климате и в целом на экономике страны.

Мы ежедневно мониторим ситуацию, консультируемся с банками, и, по нашей информации, из четырех пунктов очередности приобретения валюты на бирже в лучшем случае выполняются первые два — приобретение для оплаты газа и медикаментов. До тех, кому надо погашать кредиты, очередь уже не доходит. Разумеется, такая ситуация не может продолжаться долго. Из-за бездействия органов госуправления предприятия несут потери.

— Сергей Олегович, в бизнес-союзах нынешнюю множественность курса назвали своеобразным валютным налогом на предпринимателей. Согласны ли вы с таким определением?

— Абсолютно верно. Это по сути налог на частный бизнес. Доступ на биржу предоставлен ряду избранных предприятий. А все остальные теряют на курсовой разнице, сдавая часть валюты по курсу Нацбанка и покупая ее по спекулятивно-рыночному. Такое положение дел только обостряет наболевшую в Беларуси проблему неравных условий хозяйствования. Госпредприятия и так имеют доступ к более дешевым кредитам, госзакупкам, участвуют в госпрограммах…

Неопределенность с валютой не может продолжаться бесконечно. Необходимо как можно скорее выходить на единый курс. Валюта должна быть в свободной продаже на всех сегментах рынка — в обменниках, на межбанке, на бирже. По аналогии с предприятием в стране должен быть топ-менеджер, который понимает, что надо делать, а не прячется от решения проблемы, как сейчас происходит. Самым эффективным управленческим решением, на мой взгляд, была бы немедленная приватизация с параллельным принятием блока законов по улучшению бизнес-климата, чтобы инвесторы не боялись покупать белорусские активы. Привлеченные от приватизации средства Нацбанк сможет использовать для проведения валютных интервенций, позволяющих сбить нынешний спекулятивный курс. Возможно, следовало бы отказаться от установления коридора для курса валюты, хотя он во многом был удобен и для населения, и для бизнеса.

Конечно, надо решать системные проблемы в экономике — прежде всего сокращать дефицит внешнеторгового баланса. Важно укрепить конкурентоспособность белорусских товаров, причем не только за счет монетарной политики, но и перехода на выплату рыночно обоснованных зарплат. В РФ и ЕС удельный вес заработной платы в ВВП составляет порядка 40%. Примерно так было и у нас, но после административного повышения в конце прошлого года этот показатель по I кварталу 2011 г. составлял уже около 50%. Это и стало одним из макроэкономических дисбалансов, отразившихся на себестоимости отечественной продукции. В целом экономике срочно нужны реформы.

— Кстати, о реформах. Позволяет ли Директива № 4 более оптимистично смотреть в будущее?

— Надо внести ясность, почему родился этот документ. Потому что не было адекватного законодательства в сфере предпринимательства. Если бы должным образом работал парламент, была налажена обратная связь с бизнесом, то Президенту не надо было бы ничего подобного подписывать. Это говорит о системной проблеме в стране.

В учебниках по бизнесу описаны авторитарный и демократичный стили управления. Каждый из них хорош по-своему на определенном этапе: один — скоростью принятия решений, второй — обратной связью. Так вот у нас в стране утеряна обратная связь. Поэтому и родилась Директива № 4 как попытка ее восстановить.

Бизнес ожидал решения трех крупных блоков вопросов. Первое — защиты частной собственности, второе — создания равных условий хозяйствования и, соответственно, появления независимого антимонопольного органа, и третье — дорожной карты по либерализации ценообразования, лицензирования и т.п. Пока первые два блока отрабатываются чиновниками чисто декларативно. Их заявления еще необходимо наполнить актами законодательства и правоприменительной практикой. В то же время на практике мы сталкиваемся с обратными примерами, как в случае с тем же Пинскдревом. А нам нужно видеть прецеденты, когда бизнес выигрывает у органов госуправления судебные процессы и спокойно себя чувствует, защищенный законом. Таким образом, из трех блоков просматривается только один — работает некая дорожная карта, в частности, есть подвижки по ценообразованию.

— Многие бизнесмены, особенно западные, не понимают наших подходов в законотворчестве, где первую скрипку играют указы и декреты главы государства. Более того, в них они видят дополнительные риски, поскольку указ может очень неожиданно изменить привычные условия деятельности.

— На мой взгляд, западная социально-экономическая модель во многом себя отработала. Достаточно взглянуть на их проблемы с госдолгом, дефицитом бюджетов. Как будет все это решаться в условиях их модели в дальнейшем, пока не ясно. Поэтому подстраиваться под их видение нам не стоит. В то же время есть позитивный опыт Китая.

Считаю, нам сейчас нужен авторитарный капитализм на макроуровне и усиление роли демократических механизмов на местах и в парламенте. Решение должно тщательно выверяться, открыто обсуждаться с привлечением всех заинтересованных лиц. Но если решение принято, оно должно безусловно выполняться. Сильная власть главы государства на данном историческом этапе продолжает оставаться актуальной. Иное дело — пока вопросы экономики, к сожалению, в большей степени рассматриваются в свете доминирования марксистской политэкономии. А она всего лишь одна из граней различных подходов к организации социально-экономических моделей в мире, многие из которых будут трансформироваться.

Что касается указов, то их ведь готовят эксперты, работники министерств и ведомств, а Президент только подписывает. Поэтому важно, чтобы у министерских чиновников было правильное понимание развития мировых экономических процессов и места в них Беларуси.

Президент в своем последнем послании народу и парламенту заявил, что роль бизнеса в принятии социально-экономических решений необходимо повысить. Бизнес наряду с другими социальными группами должен быть представлен в парламенте и не на уровне совещательного голоса, как это пытаются интерпретировать чиновники, а в качестве народных избранников. Пока интересы бизнеса в парламенте никто не представляет, а таких депутатов должно быть не менее 20%. Потенциальных кандидатов хватает — руководители бизнес-союзов абсолютно подготовлены для выполнения таких функций. Страна меняется: только создав четкий законодательный коридор, белорусская экономика сможет избежать застоя. Всем нам надо адекватно меняться, уметь признавать свои ошибки и вовремя исправлять их ответственными решениями.

Беседовал
Алесь ГЕРАСИМЕНКО

Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях