$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ВАЛЮТНЫЕ РЫНКИ:©

28.01.2014

агрессия слабости

Прошлая неделя войдет в историю обвалом валют развивающихся стран. В четверг 24 января на мировых рынках инвесторы массово сбрасывали российские рубли и турецкие лиры, аргентинские песо и южноафриканские рэнды. Следом покатились фондовые индексы. Таким образом, белорусских производителей ждут новые риски во внешней торговле.

Валюты всех сырьевых и развивающихся экономик с начала года снизились на 3–4%. В частности, российский рубль упал до уровней 2009 г., опустившись к доллару всего за день на 3,54%. Многолетний минимум пробил и южноафриканский рэнд, упав на 4,6%. Аргентинский песо в начале торгов подешевел более чем на 15%, что стало самым серьезным падением с 2002 г. Курс турецкой лиры, несмотря на усилия центробанка страны, продолжил 9-дневное падение и опустился до рекордно низкого уровня по отношению к доллару (на 6,27%).

Повинуясь всеобщему настроению, упали и фондовые индексы в США. Индекс Dow Jones Industrial Average по итогам дня опустился на 1,1%, показав худший результат с 19 декабря прошлого года. В пятницу японский фондовый рынок просел на 15%, южнокорейский — на 0,7%.

По мнению аналитиков, бегство с развивающихся рынков было вызвано несколькими причинами. Во-первых, инвесторов сильно беспокоят перспективы грядущих изменений в денежно-кредитной политике США. Обещанное Федеральной резервной системой сворачивание программы количественного смягчения повлечет подорожание денег, которые до сих пор активно вкладывались в развивающиеся рынки с высокой доходностью. На этом фоне новость о слабой статистике Китая (рост ВВП на 7,7% — самый низкий за последние 20 лет) была воспринята особенно негативно. Индекс PMI для Китая, опубликованный 23 января, упал ниже 50 пунктов — это худший уровень за 6 месяцев, в придачу свидетельствующий о сокращении производства. А это, в свою очередь, приведет к падению спроса на сырье — главный экспортный продукт многих развивающихся стран, в которых растет политическая напряженность.

По мнению аналитиков, в наиболее опасном положении сейчас находятся страны, которые регулярно импортируют больше товаров и услуг, чем продают за границу. В первую очередь это касается Турции, Бразилии, Индии, ЮАР и Индонезии. В России сальдо торгового баланса пока выглядит лучше, но и там отмечено сокращение. В IV квартале 2013 г. профицит счета текущих операций составил около 5 млрд. USD, а по итогам прошлого года — 33 млрд. (1,6% ВВП), тогда как годом ранее — 72 млрд. По оценке специалистов, сокращение профицита счета текущих операций продолжится и к 2016 г. он сменится дефицитом, который достигнет 0,4% ВВП. Это связано с тем, что добыча и экспорт нефти в последние годы стагнируют, зато по мере роста доходов населения увеличивается импорт. В последние годы из-за плохого инвестиционного климата ухудшается счет доходов, а из-за роста внешнего туризма — счет услуг. В результате профицита счета текущих операций вот-вот станет недостаточно, чтобы покрыть отток капитала, который продолжится, поскольку правительство РФ не проводит необходимые для бизнеса реформы. В 2015–2016 гг. профицит окончательно исчезнет. Дефицит счета текущих операций и капитала приведет к обострению проблемы платежного баланса и к повышенному давлению на курс рубля. Поэтому если в конце 2013 г. курс российского рубля мог считаться «справедливым» (он был переоценен к доллару США лишь на 1,4%), то теперь Центробанк РФ готов смириться с его ослаблением, отказаться от любых интервенций, а с 2015 г. намерен полностью перейти к политике таргетирования инфляции. Это означает отказ от интервенций для поддержания валютного курса, что неизбежно повлечет его дальнейшее ослабление. Дело здесь не в стремлении развязать «валютную войну» против внешнеторговых партнеров.

Большинство аналитиков сходятся в том, что российский рубль в ближайшие годы будет дешеветь из-за сокращения профицита счета текущих операций, отражающего слабость экономики России.

Если в 2013 г. ослабление российского рубля к доллару США составило 8%, то теперь предполагается, что в ближайшие годы давление на него должно усилиться. Финансовые структуры наперебой пересматривают прогнозы по годовому курсу рубля, сделанные лишь в ноябре–декабре. Причин тому немало. Это сокращение присутствия Центробанка РФ на валютном рынке, отказ от целевых и сокращение нецелевых интервенций, массовый отзыв банковских лицензий, что подталкивает людей к переводу сбережений в валюту. Российский регулятор стал чаще сдвигать границы плавающего коридора бивалютной корзины, что, как утверждают аналитики Сбербанка РФ, усиливает ожидания девальвации, которые реализуются на фоне дешевой рублевой ликвидности. Кроме того, есть ряд серьезных макроэкономических причин при курсе доллара в 33 USD/RUB профицит счета текущих операций в России в 2014 и 2015 гг. составит 1,1% и 0,8% ВВП при нормальном значении 1,7% ВВП. Поэтому можно ожидать, что в 2014 г. курс должен вырасти на 3,9%, до 34,3 USD/RUB, а в 2015-м — еще на 5,2%, до 34,7 USD/RUB. На этом фоне «справедливый курс» в 19,25 USD/RUB, определенный журналом The Economist по индексу бигмака, исходя из того, что бутерброд сети ресторанов McDonald’s в России стоит 2,62 USD, а в США — 4,62, выглядит особенно забавно.

Российские финансисты предполагают, что более слабый и гибкий рубль позволит искусственно увеличить доходы бюджета и поступления от внешней торговли, а также станет своеобразной страховкой от внешних кризисов. В нынешних условиях умеренная девальвация вряд ли приведет к возврату долларизации российской экономики и серьезному ускорению инфляции, поскольку возможности производителей перенести свои курсовые издержки на потребителей ограничены. А вот белорусским предприятиям это сулит определенные потери — как в связи с обесценением экспортной выручки в российских рублях, так и по причине удешевления импорта из РФ, который получит новые стимулы в рамках Таможенного союза. По данным мониторинга Нацбанка операции с российским рублем проводят 29–30% предприятий, в т.ч. в промышленности — более 53%. Между тем в январе эта валюта ослабела к белорусскому рублю на 3,4%, тогда как за весь прошлый год укрепилась на 3%. Следовательно, потребность в плавной девальвации в ближайшие годы сохранится и у нас. Однако более высокий, чем у соседей, уровень инфляции оставляет гораздо меньше места для подобных маневров.

Между тем, Министерство финансов РФ разрабатывает законопроект о включении российского рубля в состав расчетных валют системы CLS Bank International, что позволит ему стать региональной резервной валютой. По мнению авторов проекта важно устранить ряд проблем законодательного регулирования, которые не позволяют достичь необходимого уровня правовой защиты инфраструктуры финансового рынка. При этом девальвация, по мнению чиновников Центрального банка РФ, не является препятствием: первый зампред ЦБ РФ Ксения Юдаева уверяет, что большинство мировых резервных валют, кроме юаня, имеют плавающий курс, а многие страны уже теперь инвестируют свои резервы в российский рубль, который технически давно играет роль резервной валюты. Так что разговоры о единой евразийской валюте будут продолжаться.

Вадим ЛЕБЕДЕВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях