$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ВАЛЮТНОЕ НАПРЯЖЕНИЕ©

20.11.2012

Конец прошлой недели отмечен интересным событием: Нацбанк постановлением Правления от 13.11.2012 № 577 объявил об очередном ограничении валютного кредитования. Это решение, а также срочность его появления (в пятницу 16 ноября документ был зарегистрирован в НРПА, а в субботу 17-го опубликован, после чего вступил в силу), встревожило бизнес: происходящее напомнило череду событий, предшествовавших в прошлом году майской и октябрьской девальвациям белорусского рубля.

На первый взгляд, ничего экстраординарного не произошло: регулятор объявил, что кредиты в иностранной валюте предоставляются в безналичном порядке путем перечисления банком иностранной валюты в оплату расчетных документов, представленных кредитополучателем, на счета нерезидентов РБ, а также резидентов Республики Беларусь в случаях, предусмотренных законодательством. При этом Нацбанк действует в рамках своих полномочий: статья 26 Банковского кодекса наделяет его правом регулировать кредитные отношения и осуществлять валютное регулирование. К тому же иностранная валюта и так должна использоваться в основном только во внешнеэкономических расчетах. Случаев, когда законодательство допускает выдачу кредитов в валюте для расчетов между резидентами, немного (например, лизинг).

Парадокс в том, что постановление № 577 открывает доступ к относительно дешевым валютным кредитам импортерам, в т.ч. тем, кто не зарабатывает валюту, а производителям, включая экспортеров, которые приносят валюту в страну, остается обращаться за рублевыми кредитами, ставки на которые сегодня слишком велики. Таким образом, регулятор заставляет экспортеров быстрее возвращать валютную выручку и продавать ее не только в рамках обязательной 30-процентной продажи, но и в дополнительных объемах, если они нуждаются в рублях для финансирования текущей деятельности. Это вынужденная политика в условиях снижения золотовалютных резервов, отсутствия иностранных инвестиций и повышения спроса на валюту у населения и нерезидентов. Но обратная сторона — усиление девальвационных ожиданий во всех сегментах валютного рынка.

Интересно, что хотя проект постановления № 577 не обсуждался с бизнес-сообществом и принимался весьма срочно, секретом для заинтересованных лиц он явно не был. По крайней мере ряд предприятий заблаговременно дооформили до конца прошлой недели кредиты и получили необходимые ресурсы, а иные успели даже загодя выбрать лимиты по кредитным линиям. Напомним, что подп. 9.2 Директивы № 4 обязывает при принятии нормативных правовых актов (подготовке соответствующих проектов), закрепляющих и (или) изменяющих условия ведения бизнеса, устанавливать дату вступления в силу таких документов исходя из разумных сроков, необходимых субъектам предпринимательской деятельности для подготовки к осуществлению деятельности в соответствии с требованиями, устанавливаемыми этими нормативными правовыми актами, но, как правило, не ранее чем через три месяца со дня их официального опубликования (за исключением случаев, когда такие нормативные правовые акты направлены на обеспечение экономической безопасности страны и (или) реализацию международных договоров РБ, а также на улучшение правового положения субъектов предпринимательской деятельности). Последним от постановления № 577 лучше явно не станет, но, вероятно, экономическая безопасность страны того стоит.

Между тем белорусские банки оказались в весьма некомфортном положении на межбанковском рынке. Отсутствие четких ориентиров стоимости рублевых ресурсов вынуждает рыночно ориентированные банки самостоятельно формировать процентные ставки по инструментам в рублях исходя из консервативной оценки ситуации на рынке. На этом фоне Нацбанк заявляет о сохранении жесткой монетарной политики, но пока сохраняет значение ставки рефинансирования на уровне 30%. В сентябре Нацбанк скорректировал прогноз по снижению ставки рефинансирования, заявив, что к концу года она может быть снижена до 25–26%, а не до 20–23%, как это предусмотрено основными направлениями денежно-кредитной политики на этот год, хотя текущий уровень инфляции (18,1% за 10 месяцев) формально позволяет выполнить первоначальный годовой прогноз по ставке. Но обстоятельства сложились так, что ранее неоднократно декларировавшегося снижения ставки рефинансирования явно не предвидится, но и повышать ее до конца года регулятор вряд ли рискнет.

На сегодня в условиях постоянного напряжения на рынке МБК уровень ставки, обеспечивающей отсутствие давления на валютный рынок и стабилизирующей курсообразование, сформировался около 40% годовых. Но это делает кредитование слишком дорогим. Для более адекватной кредитной деятельности банкам необходимо оперировать в коридоре ставок хотя бы от 30% до 40% годовых. Тем самым ставки по депозитам должны быть на 2–5 процентных пункта ниже уровня кредитных ставок. В сложившихся на текущий момент условиях рынок может оставаться до полугода. Этого времени должно хватить для сжатия рублевой массы при условии сохранения жесткой денежно-кредитной политики. Однако в случае принятия административных мер, стимулирующих денежное предложение (дальнейший рост зарплат, общее стимулирование внутреннего спроса через снижение ставки рефинансирования, ослабление бюджетной политики), ситуация на финансовом рынке будет оставаться разбалансированной, и для ее устойчивой стабилизации потребуется значительно больше времени.

Константин АЛЕХИН