Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №74(2571) от 30.09.2022 Смотреть архивы

USD:
2.4803
EUR:
2.3956
RUB:
4.2813
Золото:
130.7
Серебро:
1.49
Платина:
68.52
Палладий:
174
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

В России запретят арест бизнесменов за нетяжкие преступления. Подготовлены изменения в УПК

Фото: freepik.com

В РФ обсуждается проект поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, касающихся избрания меры пресечения в отношении предпринимателей по экономическим преступлениям небольшой и средней тяжести. Некоторые новации, обнародованные российским Минюстом, актуальны и для белорусского бизнес-сообщества, особенно с учетом объявленной унификации законодательства двух стран.

Министерство юстиции России предложило запретить аресты бизнесменов за нетяжкие экономические преступления. Но этот запрет отменяется в тех случаях, когда владелец компании или топ-менеджер нарушит ранее избранную меру пресечения или попытается скрыться от следствия или суда.

Законопроект подготовлен в довольно короткие сроки. Информация о том, что госорганы по поручению Кабинета Министров прорабатывают вопрос о либерализации уголовно-процессуального законодательства в части «совершенствования гарантий» от избыточного применения ареста к подозреваемым и обвиняемым в преступлениях в предпринимательской сфере, появилась в конце декабря 2021 г.

Что предложил бизнес-союз

Проект поправок, корректирующий действие отдельных положений УПК, был разработан с участием Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), объединяющего тысячи крупнейших российских компаний. Его глава Александр Шохин в начале февраля 2022 г. направил в Минюст от имени бизнеса письмо по сокращению практики арестов предпринимателей.

Назовем основные предложения РСПП.

Во-первых, запретить без согласия прокурора заключать под стражу или домашний арест по экономическим статьям. Если прокурор не согласен с таким ходатайством следствия, дело в суде рассматриваться не может.

О необходимости введения такой нормы свидетельствует сложившаяся практика. Так, в 2020 г. из 96,7 тыс. рассмотренных ходатайств о заключении под стражу суды согласились с 84,9 тыс., а из 8 тыс. ходатайств о домашнем аресте удовлетворили 6,9 тыс. Даже в тех немногочисленных случаях, когда прокуроры возражали против заключения под стражу, суды поддерживали такие ходатайства следствия.

Во-вторых, передать вопрос о повторном продлении содержания под стражей или домашнего ареста в компетенцию вышестоящего суда по отношению к тому, который эту меру избрал.

В-третьих, установить в УПК примерный размер залога, поставив его в зависимость от тяжести вменяемого преступления или сделав кратным размеру причиненного вреда. Такая норма поможет сократить применение мер пресечения, связанных с изоляцией.
Сегодня УПК РФ содержит только минимальный размер залога (50 тыс. руб. для обвиняемых в преступлениях небольшой и средней тяжести, 500 тыс. руб. – для обвиняемых в тяжких и особо тяжких преступлениях). В РСПП считают, что пределы судейского «усмотрения» при назначении залога оказываются слишком широкими. И, опасаясь обвинений в злоупотреблениях, судьи и следователи выбирают «более понятные им меры пресечения».

Это подтверждает и статистика: меру пресечения в виде залога суды РФ в 2020 г. назначили только 244 раза, тогда как заключение под стражу – 84,9 тыс. раз. И это при том, что УПК прямо рекомендует не избирать в отношении таких лиц заключение под стражу – как правило, в этом просто нет необходимости.

В-четвертых, ввести в УПК новое основание для отказа в продлении содержания под стражей – необоснованную задержку в следственных действиях. Это поможет избежать немотивированного затягивания следствия.

Если новое ходатайство о продлении стражи содержит те же доводы, что и предыдущее, следователь должен объяснить, что помешало ему их выполнить.

И, наконец, исключить рассмотрение дела по существу судьей, который принимал решения, например, о мере пресечения или ее продлении на этапе следствия.

Повлияли санкции

В середине августа российский Минюст подготовил и вынес на общественное обсуждение такой законопроект. Согласно ему суд должен избирать в отношении представителя бизнеса меру, которая позволит ему продолжить предпринимательскую деятельность.

Заключение под стражу допускается только в случае, если подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории РФ, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения либо он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Кроме того, максимальный срок предварительного следствия по таким делам сокращается с одного года до шести месяцев.

Планируется ввести необходимость получения следователем согласия прокурора на возбуждение перед судом ходатайства об аресте лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Кстати, к подготовке данного законопроекта правительство РФ во многом подтолкнула изменившаяся ситуация в экономике, связанная с введением санкций в отношении России после начала «специальной военной операции» в Украине. Власти обратили внимание, что российские предприниматели вынуждены работать, например, без лицензий или аккредитации потому, что западные партнеры отказывают им в выдаче таких документов.

Проект советуют доработать

В РСПП в целом поддерживают проект Минюста, в который вошла значительная часть их предложений. Однако считают упущением, что в него не включили расширение практики применения залога в качестве меры пресечения.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов сразу же после опубликования документа на сайте Минюста для общественного обсуждения в комментарии «Российской газете» отметил, что проект содержит ряд позитивных изменений, однако далек от ожиданий предпринимательского сообщества. В числе положительных моментов эксперт назвал повышение роли прокуратуры при расследовании дел в отношении предпринимателей.

При этом проект, по его мнению, не снимает ряд существующих проблем. Так, целый перечень экономических статей УК, которые сейчас подпадают под особые условия без необходимости доказывать предпринимательский характер деятельности, предлагается внести в «общий список» и распространить на них необходимость такого доказывания.

«Коммерсант» 31.08.2022 сообщил, что бизнес-омбудсмен официально направил в Минюст свой отзыв на проект изменений в УПК. Включенные в него меры названы недостаточно эффективными.

В частности, Борис Титов считает необходимым расширить практику применения залога – то, что в феврале инициировал РСПП.

Он рекомендует запретить заключение предпринимателей в СИЗО в случаях, если обвинение предъявляется по любой из экономических статей УК РФ – при соблюдении ряда условий. Так, преступление не должно быть связано с насилием, обвиняемый обладает статусом предпринимателя (например, является ИП или членом органа управления коммерческой организации) и не нарушал ранее избранную в отношении него меру пресечения, не скрывался от следствия.

Борис Титов также не согласен с авторами законопроекта и в том, что избрание судом меры пресечения в виде домашнего ареста позволит предпринимателю полноценно управлять предприятием.

Использование материала без разрешения редакции запрещено. За разрешением обращаться на op@neg.by

Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Разместить рекламу на neg.by