$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

В ПОИСКАХ БАЛАНСА ИНТЕРЕСОВ©

08.06.2012

Нормы новой редакции Закона «Об аудиторской деятельности», принятого парламентом в первом чтении, затрагивают интересы многих предприятий, их собственников, государства, да и всего общества в целом. Но прежде всего они касаются, естественно, самих аудиторов. Своим мнением об этом делится заместитель председателя Ассоциации аудиторских организаций, заместитель директора ООО «Партнераудит» Евгений ГЕРШТЕЙН.

Члены Ассоциации аудиторских организаций в свое время немало поработали над проектом закона, и многие предложения были учтены разработчиками. Однако отдельные, порой принципиальные сомнения по поводу некоторых норм у членов Ассоциации остались. Ведь документ регулирует не только и не столько деятельность самих аудиторов, сколько влияет на взаимоотношения субъектов предпринимательской деятельности с аудиторским сообществом и государством.

При обсуждении в Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по бюджету, финансам и налоговой политике с участием сотрудников Минфина и членов Ассоциации в центре внимания был ряд основополагающих норм законопроекта.

Одна из проблем — неоднозначность понимания терминов «аудиторские», «профессиональные» и «сопутствующие» услуги в их взаимосвязи. Так, ст. 2 проекта закона устанавливает, что аудит бухгалтерской (финансовой) отчетности является аудиторской услугой. Здесь же говорится о том, что аудиторская деятельность — это «предпринимательская деятельность по оказанию … аудиторских услуг». Вместе с тем само понятие «аудиторская услуга» в проекте закона не дается, что обуславливает возможность неоднозначного его толкования.

Далее, в ст. 8 проекта закона говорится о том, что «аудиторская организация осуществляет аудиторскую деятельность и оказывает профессиональные услуги». Надо понимать, что последние не включаются в состав аудиторских услуг. Такой же вывод следует и из ст. 17 «Аудиторская деятельность и профессиональные услуги». Однако согласно этой же статье, помимо профессиональных услуг, аудиторские организации при осуществлении аудиторской деятельности «оказывают сопутствующие аудиту услуги, установленные законодательством».

Необходимо уточнение терминологии непосредственно в законе во избежание коллизий впоследствии.

Следующий вопрос — взаимодействие аудиторских компаний. В ст. 8 проекта закона определено, что аудиторская деятельность и профессиональные услуги, которые может осуществлять аудиторская организация, должны выполняться только с привлечением работников, состоящих в штате данной организации. Полагаем, что данная норма является сдерживающим фактором для аудиторских организаций, прежде всего в отношении оказания профессиональных и сопутствующих аудиту услуг. Необходимо разрешить аудиторским организациям привлекать на договорной основе для совместного оказания аудиторских услуг другие аудиторские организации. Это позволит осуществлять более полную и равномерную загрузку аудиторских организаций, а также выполнять значительные объемы аудиторских услуг в более сжатые сроки.

Наиболее острый как для аудиторских компаний, так и для субъектов хозяйствования момент — критерии для обязательного аудита. Статья 18 законопроекта предусматривает 5-кратное увеличение (с 600 тыс. до 3 млн. EUR) критерия выручки организации за предыдущий год, превышение которого обуславливает необходимость проведения обязательного аудита бухгалтерской (финансовой) отчетности. Введение данной нормы, как показывает анализ, уменьшит объемы аудиторских услуг минимум на 40% и, соответственно, приведет к уходу с рынка многих аудиторских организаций. Практически не останется работы для аудиторов — индивидуальных предпринимателей, обслуживающих в настоящее время, как правило, малые и средние предприятия, не подпадающие под предлагаемый критерий.

С другой стороны, преимущества получат международные аудиторские компании, работающие в Беларуси и обслуживающие, как правило, банки и крупные промышленные предприятия. Их интересы здесь окажутся практически не затронутыми. Зато такие компании будут иметь приоритет перед национальным аудитом, поскольку ст. 18 проекта закона предусматривает, что в случае проведения аудита отчетности по МСФО аудит отчетности, составленной по национальным стандартам, уже не нужен.

Полагаем, что сокращение объемов обязательного аудита означает ослабление внимания к правильности ведения бухучета и исчисления налогов. В условиях либерализации экономики, сопровождающейся отменой обязательных форм первичной учетной документации, гармонизацией отечественной системы учета и отчетности с МСФО, это, с нашей точки зрения, недопустимо.

Изменения в бухгалтерском и налоговом законодательстве, произведенные в последнее время, настолько существенны, что понадобится немало времени для их осознания бухгалтерами и практического воплощения на предприятиях. Так, с 1.01.2012 г. введены новый типовой план счетов, Инструкция по бухгалтерскому учету доходов и расходов, полностью изменившие ранее действовавшую группировку расходов и порядок их учета. Льготирование капитальных вложений заменено амортизационной премией, введены положения о трансфертном ценообразовании, переносе убытков на будущее и т.д. Очевидно, что в такой ситуации значимость аудита как независимой системы контроля достоверности бухгалтерской (финансовой) отчетности должна не уменьшаться, а расти.

Конечно, на наши аргументы у представителей государства, в частности в лице Минфина, были и будут свои ответы. Важно то, что в ходе обсуждения в парламенте, как правило, находятся компромиссные варианты и есть готовность дальнейшей «шлифовки» законопроекта после рассмотрения его в первом чтении.

Остается открытым вопрос о критериях обязательного аудита. Почему аудиторское сообщество так болезненно к ним относится и настаивает на максимально объективном подходе? Да потому что многие руководители предприятий полагают, что если нет обязательного аудита — нет и проблем. Не все собственники, как частные, так и уполномоченные государством, готовы понять, что информация по результатам аудита нужна в первую очередь им для принятия обоснованных управленческих решений, а не для наказания виновных либо подачи уточненных налоговых деклараций.

Важно поменять психологию. Аудитор — не очередной контролер и не антагонист, а аудит — не фискальная проверка с составлением акта и вынесением решения. Это, в первую очередь, партнер, а аудит — способ оценки финансово-коммерческой деятельности предприятия и своего рода ориентир (если хотите — помощь) для принятия руководителем решений по ее оптимизации.

Чтобы такие изменения произошли, потребуется немалая разъяснительная работа. Впрочем, это, наверное, забота главным образом самих аудиторов и нашей ассоциации, но во взаимодействии с государственными органами.