$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

В ФИРМЕ ЛАД БЕЗ ПЕРЕПЛАТ©

07.09.2012

Преодоление пресловутой «местечковости» для белорусского бизнеса является не просто модным девизом, а объективным условием выживания на фоне глобализации мировой экономики. Умение привлекать инвестиции, в т.ч. иностранные, анализировать рынки, применять передовой маркетинговый опыт, внедрять производственные инновации — все это становится ключевым условием успеха любого коммерческого проекта. Хорошим подтверждением тому стали результаты работы еще молодого, но уже опытного белорусского бизнесмена Сергея ЛЕВИНА, специализирующегося на сегменте товаров массового потребления FMCG.

— Чтобы стать успешным, проект должен быть высоко конкурентоспособным. Достигается это на всех этапах — начиная от исследования рынка, составления бизнес-плана, привлечения финансирования и заканчивая маркетингом, мотивацией работников, дистрибуцией и многими другими составляющими. Необходимо быть готовым к ведению бизнеса на предельно высоком профессиональном уровне. Если мы видим, что в чем-то неконкурентоспособны, то мы проект не начинаем. Если расчеты позитивны — серьезно готовимся всей командой, задавая себе высокие стандарты работы. Это правило № 1, позволяющее нам создавать бренды не хуже, чем у глобальных игроков. Правило в равной степени касалось создания пивоваренной компании «Сябар» (бренд «Бобров»), предприятия по производству соков «Старая крепость» (соки «Сочный») и нового проекта — компании «Сонца», вышедшей на рынок с товарами бытовой химии марок «Мара», «April» и «Чайка».

— Подобные производственные проекты требуют серьезных капиталовложений. Где искали деньги?

— На все наши проекты удалось привлечь инвестиции, в т.ч. от таких крупных игроков, как Международная финансовая корпорация. И это при крайне неблагоприятных внешних условиях и негативном информационном фоне вокруг нашей республики. Поскольку Беларусь не является какой-то модной страной для инвестиций, единственным серьезным аргументом для инвестора является опять-таки высокая конкурентоспособность проекта в сравнении с другими странами или аналогичными секторами.

Разумеется, на этапе разработки проекта не обойтись без привлечения специалистов для анализа тех или иных сегментов рынка. Я либо кто-то из моих партнеров можем иметь хорошее бизнес-чутье и большой опыт практического ведения бизнеса, но мы не можем быть экспертами в каждом направлении, поэтому поиск качественных консалтеров — обязательное условие.

— Иностранные инвесторы доверяют аналитическим данным и выводам белорусских консалтеров или требуют заключения их западных коллег?

— Только в части финансового анализа и аудита есть выраженное предпочтение компаний «Большой четверки». По остальным направлениям (техническому, маркетинговому аудиту и др.) западные инвесторы вполне доверяют белорусским консалтинговым компаниям.

Принципиально важно для потенциального инвестора, чтобы проект мог выжить в случае его сильного дисконтирования, если что-то вдруг пойдет не по плану. Это, знаете, как банк смотрит на залог по кредиту — удастся ли покрыть основную часть долга в случае продажи обремененного имущества со значительной скидкой. Поэтому мы всегда тщательно рассчитываем запас прочности проектов, чтобы убедить партнеров в надежности инвестирования.

— По результатам реализации нескольких проектов можете ли вы сказать, что инвесторы остались довольны?

— Этот вопрос стоило бы задать им. Но, как мне кажется, все завершенные проекты успешны. В классическом стиле инвесторы входят в проект, развивают его и потом выходят из него, фиксируя свою прибыль. Яркий пример этой модели — компания «Сябар».

— Вы неоднократно выступали с предложением купить некоторые госактивы, ранее речь шла о льнозаводах, в этом году — о пяти пищевых предприятиях белорусской столицы, но создается впечатление, что государство как-то прохладно восприняло эти инициативы. Почему?

— Среди реализованных нами проектов действительно нет приватизации в классическом виде, когда инвестор покупает высоколиквидный актив. Да, мы приобрели обанкротившийся бобруйский пивоваренный завод «Дедново», некоторое неиспользуемое госимущество, но мы никогда не участвовали в приватизации устойчиво работающих госкомпаний. Вернее, пытались и сейчас пробуем, но успешного опыта у нас пока нет. То в цене с чиновниками не сходимся, то в структуре сделок, а где-то — в конечных целях.

Возможно, мы начали раньше, чем следовало бы. До сих пор государство не обозначило четко выраженных целей по приватизации, а значит, невозможно говорить о некоем приватизационном тренде, под который предприниматель должен подстроиться, чтобы что-то купить. Пока о приватизационных сделках в Беларуси приходится говорить как о каких-то исключениях. Наши неудачи в этом вопросе вполне вписываются в существующие реалии.

— Позвольте напомнить, что еще в 2009 г. в наше законодательство было введено понятие «инвестиционный агент», а в 2010 г. данный статус среди прочих получила компания Renaissance Investment Limited. Государство доверило ей представлять интересы республики в деле поиска инвесторов за рубежом, однако в августе этого года решением правительства такие полномочия отозваны. Поскольку вы в недавнем прошлом представляли Ренессанс в Беларуси, позвольте задать вопрос: почему «не срослось»?

— У Ренессанса большой многопрофильный бизнес. В России — это один из лидирующих банков в сегменте потребкредитования, а также брокер. В Европе и Азии — он является одним из крупных участников фондового рынка. В Беларуси у Ренессанса была единственная цель — приватизация и поиск инвесторов. Ну а поскольку, как я уже говорил, в стране нет системной приватизации, в компании посчитали, что поторопились с решением стать инвестиционным агентом и свернули свою деятельность. А единичные пилотные проекты по приватизации в Беларуси не интересны для такого крупного банка, как Ренессанс.

— Сергей Леонидович, сегодня многие высказывают опасения, что в условиях открытой приватизации отечественный капитал не выдержит конкуренции с иностранным в борьбе за национальные активы. Многие даже заговорили о возможной инкорпорации нашей экономики. Видите ли вы здесь угрозу?

— Это вопрос очень спорный. Однако, с моей точки зрения, разговоры о том, что частному капиталу требуется какая-то протекция, не имеет под собой ни морального, ни юридического, ни просто здравого смысла. Создание искусственных условий для отечественных крупных капиталистических групп — это путь к формированию олигархии. И я не знаю ни одной страны, которой развитие олигархии принесло бы пользу.

С другой стороны, мы знаем десятки белорусских частных компаний, которые без протекции государства построили здесь бизнес и успешно конкурируют с мировым капиталом во многих секторах, причем не только на местных, но и на многих экспортных рынках. Иное дело, что представителям малого и среднего бизнеса государство должно создать благоприятные условия для старта. И лишь в отдельных стратегических отраслях есть смысл ставить некие ограничения для иностранного капитала. Так что я не рассматриваю возможный массовый приход западного капитала в Беларусь как некую угрозу ее суверенитету.

— У нас больше боятся российского капитала. Как правило, западный капитал вместе с собой приносит новые технологии и достаточно высокую культуру бизнеса, а вот в случае с российским — часто хромает и первое и второе…

— У Беларуси нет выраженного врага в мире, зато есть явный союзник — Россия. Поэтому было бы странно говорить о том, что мы не будем давать российским компаниям участвовать в приватизации. Для начала следовало бы провести дискуссию и определить, есть ли у нас враги. Если есть, то их следует ограничивать, если нет, то зачем кого-то бояться. Да, есть некоторые российские компании с не лучшей репутацией, которых не хотелось бы видеть тут, но такие компании можно отыскать и на Западе. Поэтому надо оценивать инвестиции не по паспорту, а по тому, куда и как они приходят, насколько они конкурентоспособны, является ли открытым приватизационный процесс.

— Позвольте от общего вновь вернуться к частном — к вашему фонду «Сябар-Капитал», созданному для реализации новых инвестиционных проектов. Может, уже есть какие-то результаты его деятельности?

— Сябар-Капитал был создан как раз для участия в приватизации, и у нас присутствовал некий оптимизм, однако, возможно, это была ошибка. Инвесторы в фонде достаточно серьезные, со значительным опытом в бизнесе и финансовыми возможностями. Мы предложили правительству создать продовольственный кластер на базе 5 известных столичных предприятий и готовы были инвестировать в это порядка 200 млн. USD. Какое-то время размер фонда останется в озвученных суммах, и мы будем ждать ответа на наше предложение. Возможно и такое, что мы в конечном итоге примем решение использовать эти средства для создания производств в формате Green Field, т.е. с ноля.

— Похоже, ваше желание стать обладателем значительных производственных активов беспокоит некоторых представителей бизнеса. Это отчетливо было видно в статье «Спаситель или олигарх?», распространенной Минским столичным союзом предпринимателей и работодателей. Как вы прокомментируете ее появление?

— Предприниматели и работодатели к этой статье отношения не имеют. Думаю, что за ней стоят грязные деньги. Ну, а поскольку в этой статье, кроме лжи, больше ничего нет, то я не могу рассматривать ее как предмет для обсуждения.

— Вы один из немногих бизнесменов, кто напоминает белорусам, что у них есть мова, активно используя белорусско-язычные бренды. Удовлетворены экономическим результатом такого позиционирования?

— Наши многочисленные исследования и контакты с потребителями показывают, что есть спрос на идентификацию белорусов. Возможно, он не так велик, но он есть. Наши маркетинговые стратегии направлены на его поддержание и удовлетворение. Пример — стиральный порошок «Мара». Однако, я не могу оценить экономический эффект от такого позиционирования, поскольку для этого попросту нет четких методик. Но мы получаем много писем и устных обращений, в которых люди говорят, что им очень нравится белорусский язык. Я вижу, что к нам относятся с повышенным уважением, и мы это ценим.

— Может, стоит уже подвести некоторые итоги по результатам почти 20 лет ведения бизнеса?

— Есть некий пройденный путь, и, думаю, впереди еще большая его часть. А то, что пройдено, я бы рассматривал по критерию «успешно или нет». Достигнутый результат я оцениваю, безусловно, как успешный, это был интересный, насыщенный и полезный период. Если сравнивать каждый новый проект с переходом в новый класс школы, то, как минимум, похвальную грамоту по окончании каждого класса мы получили. А сейчас мы уже перешли в высшую школу.

Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях