$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

В ЭКОНОМИКЕ, КАК НА ВОЙНЕ©

11.08.2015

Запланированные на т.г. показатели должны быть выполнены в полном объеме, заявил Президент Александр Лукашенко во время рабочей встречи с премьер-министром страны Андреем Кобяковым. При этом скидок на внешние и прочие трудности не дается, а трудовые коллективы не должны пострадать.

Задачи для экономики в Беларуси определены, считает Александр Лукашенко: «Первая задача — это продавать то, что мы производим. И ни в коем случае не на склад, ни в коем случае не вывозить куда-то под ответственное хранение». При этом уже не важно, куда продали, — «продавайте, куда хотите». Гораздо важнее другой вопрос: «Деньги, где деньги? Вот это главное! — заявил глава государства. — Мои земные требования к правительству — в том, чтобы мы все-таки выполнили то, что поставили перед собой в этом году».

Учитывая стагнацию на основном для белорусского экспорта российском рынке, снижение внутреннего спроса и потери от девальвации рубля, обеспечить даже минимальные темпы роста ВВП будет весьма проблемно, тем более что для этого придется наверстывать спад прошедших месяцев. Ситуация усугубляется отсутствием эффекта «низкой базы» — во II полугодии 2014 г. в экономике наблюдалось некоторое оживление. При этим каких-либо чудодейственных рецептов решения проблем, кроме мобилизационных мер, власти предложить не могут. «Я понимаю — сложности и трудности. Но считайте, что у нас идет в экономике война, военное положение. И мы должны сделать все для того, чтобы вот в этих военных экономических условиях выполнить те задачи, которые перед собой поставили, и мы должны их решить в этом году», — заявил Президент. «Надо обязательно решить то, о чем я говорю, — отметил Александр Лукашенко. — Люди не требуют же от нас что-то сверхъестественное! Они понимают, что мы процентов на 80 попали в этот кризисный период не по своей воле. Не мы тому виной».

Интересно, что если в прошлые годы вина в основном возлагалась на «не наши» глобальные кризисы, то теперь она распределяется по своеобразному правилу Парето: 80% — по-прежнему внешние обстоятельства, 20% — внутренние. При этом не уточняется, из чего эта 1/5 складывается, виновных искать некогда. «Но вылазить из этого, напрягаясь до неимоверности, придется нам. Никуда от этого не денешься, — считает Президент. — Ждать, что будут лучшие времена у наших соседей, на наших рынках, не приходится, вы видите, как развиваются события. Поэтому придется идти, проламываясь, конкурируя, на другие рынки. Это задача каждого».

ПРЕМЬЕР-МИНИСТР доложил Президенту, что требование о том, чтобы страна и экономика жили по средствам, неукоснительно исполняются. В частности, в январе–июле полностью выполнены валютные обязательства по государственному долгу, за 5 месяцев сформировано положительное сальдо внешней торговли, принимаются меры по реализации недавно принятых указов по поддержке промышленных предприятий. Надо полагать, что закачивание триллионов рублей в убыточные машиностроительные предприятия в концепцию «жизни по средствам» вполне укладываются.

Позднее, в беседе с журналистами А. Кобяков заявил, что главной задачей Правительства во II полугодии будет восстановление экономического роста. При этом многое будет зависеть от внешних факторов, условий внешней торговли. Если они окажутся «не хуже, чем уже сложившиеся», то в правительстве ожидают заметного оживления экономики, ее адаптации к внешним факторам. Будет ли при этом соблюдаться принцип «20 на 80», премьер-министр не уточнил, зато пообещал, что реальная зарплата в Беларуси по итогам нынешнего года будет не ниже прошлогоднего уровня. Основанием для такого оптимизма служит тенденция по сокращению отставания: если на начало года реальная зарплата составляла 96,5%, то по итогам 5 месяцев — уже 96,8% к аналогичному периоду 2014 г. А. Кобяков уверен, что по итогам года она будет не ниже 100%. Для этого, по словам премьер-министра, есть все основания. Так, в Беларуси сложился значительный профицит бюджета, сальдо внешней торговли товарами и услугами по итогам 5 месяцев было положительным и составило 675 млн. USD.

ЗАМЕТИМ, что помимо этих достижений для роста зарплат требуются еще кое-какие условия. Одним из них правительство определило опережающий рост производительности труда над ростом заработной платы. К сожалению, здесь динамика обратная. Если отставание реальной зарплаты к уровню прошлого года сокращается, то темпы роста производительности труда упали со 100% в январе до 98,5% в мае — несмотря на заметное сокращение численности работающих. Если эта тенденция не изменится, то республика опять столкнется с проблемой необоснованного роста заработков. Между тем в последние годы затраты на оплату труда росли двузначными темпами: в 2011-м — на 50,7%, в 2012-м — на 92,8%, в 2012-м — на 38,2%, в 2014-м — на 16,4%. Материальные затраты и амортизация в 2013–2014 гг. росли гораздо медленнее. Отрицательные темпы роста реальной зарплаты наблюдались лишь во время кризиса 2011 г. и в т.г., однако в прошлый раз падение было относительно быстро компенсировано в 2013–2014 гг., на которые пришелся новый рывок темпов роста оплаты труда. Между тем доля оплаты труда в белорусском ВВП выросла с 46,1% в 2005 г. до 49,6% в 2010-м, а после падения до 42,2% в 2011-м снова пошла в рост, достигнув в 2013 г. уже 52,2%, что существенно больше, чем в Польше, Китае и примерно совпадало с Россией, США и ЕС.

При низких, а тем более отрицательных темпах роста ВВП и инвестиций в основной капитал, увеличение зарплат может снова привести к тем же дисбалансам в экономике, которые породили кризис 2011 г. Только в отличие от событий 4-летней давности, внешние условия тогда были несравненно благоприятнее — экономики России и Китая оставались вполне устойчивыми, уверенно росли и казались надежными рынками сбыта и источниками притока капитала.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ глава государства заявил: «…Я не хочу создать такое буржуазное или буржуазно-демократическое общество, где будет пропасть между богатыми, читай, нашими бизнесменами, предпринимателями, может, какими-то чинушами и так далее, и обычным народом. Вот эта пропасть обязательно приведет к скандалу, как минимум. А как максимум, и мы это уже проходили, — к революциям. Дестабилизировано будет общество, и, может, мы еще раньше и быстрее повторим украинский вариант. Может быть, без внешнего вмешательства». Президент в очередной раз предостерег от «последствия подобных реформ».

Заметим, что по формальным признакам в республике никакой пропасти не наблюдается. По итогам 5 месяцев т.г. у нас 31,5% населения получали зарплату менее 4 млн. Br, 29,1% — от 4 до 6 млн., 9,7% — от 8 до 10 млн., а 10,1% — от 10 млн. Br и выше. Коэффициент Джини, характеризующий уровень расслоения населения по уровню доходов, по данным ООН, в Беларуси на 1/3 меньше, чем в США, России или Китае, на 21% — чем в среднем по Евросоюзу, и находится почти на том же уровне, что и в Швеции, Финляндии, Австрии и большинстве других типично буржуазно-демократических обществах, где имущественное равенство обеспечивается не борьбой с богачами, а недопущением бедности. Зато в таких странах, как Зимбабве, Ботсвана, Боливия, Колумбия, коэффициент Джини в 2–3 раза почему-то больше, чем у нас и в скандинавских странах.

ОТ СКАНДАЛОВ и революций нас хранит и скромность отечественных богачей. Никто из них не замечен в списках Forbs и других подобных изданий. Правда, по мнению некоторых экспертов, миллионеры и миллиардеры в республике водятся. Даже составляются рейтинги «самых богатых и влиятельных». Но нет никаких достоверных открытых данных ни о размере состояния фигурантов подобных списков, ни о стоимости контролируемых ими активов. Поэтому можно считать, что у нас большая часть ресурсов находится в руках не отдельных лиц или групп населения, а контролируется государством. Правда, печальный опыт СССР свидетельствует, что это не гарантирует от нестабильности и развала — именно по причине тотального равенства и отсутствия материальной мотивации.

Но в Беларуси волноваться по этому поводу пока не приходится. По данным статистики, в I полугодии 2015 г. наши граждане купили 108,4 тыс. телевизоров и только 82 тыс. холодильников. При этом объем продаж первых сократился по сравнению с январем–июнем 2014 г. только на 13,1%, а вторых — сразу на 18,9,% Стало быть, в ближайшем будущем «партии телевизоров» обеспечен как минимум 20-процентный перевес перед «партией холодильников»…

Леонид ФРИДКИН