$

2.1472 руб.

2.4250 руб.

Р (100)

3.1620 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Проблемы и решения

В ДЕБИТОРСКОМ ОКРУЖЕНИИ©

29.09.2015

Неполучение денег из-за рубежа за поставленную продукцию объявлено одной из главных проблем отечественной экономики. На борьбу с этим явлением мобилизуются все силы правоохранительных органов.

Вопросы взыскания внешней дебиторской задолженности обсуждались 23 сентября т.г. на совещании у Президента Беларуси. Глава государства заявил, что решение этой проблемы в настоящее время является чрезвычайно важным вопросом, так как предприятия, коллективы и в целом страна недополучают за поставленную продукцию значительные денежные средства, что крайне негативно сказывается на общем положении дел в экономике. Поэтому он потребовал активизировать работу по взысканию внешней дебиторской задолженности, принять все возможные меры по погашению долгов и поступлению денег в страну.

ПО ДАННЫМ Белстата, на 1 августа т.г. дебиторская задолженность в республике превысила 261,3 трлн. Br, увеличившись за год на 24%, а ее просроченная часть выросла в 1,5 раза, до 53 трлн. При этом внешняя дебиторская задолженность увеличилась на 37,3%, до 67,8 трлн. Br, а просроченная — на 72,5%, до 9,9 трлн., причем за 7 месяцев рост составил 67,7%, удельный вес просроченной дебиторской задолженности в общей сумме дебиторской задолженности достиг 20,3%, а во внешней — 14,6%. Год назад эти показатели составляли по 16,5% каждый. Казалось бы, несмотря на рублевый рост, ситуация сейчас не хуже, чем в прошлом году. К тому же отметим, что динамика в валюте теперь несколько иная: внешняя задолженность белорусских предприятий в долларах сократилась на 1 августа т.г. по сравнению с 1.08.2014 г. на 6,9%, а вот ее просроченная часть — выросла на 18%. Но, учитывая сокращение экспорта почти на 1/4, долги могли бы быть и поменьше.

Из общей суммы просроченных долгов 26% приходится на российские компании, причем за 7 месяцев т.г. они увеличилась на 63,6%. Впрочем, это еще не худшая динамика: просроченные долги Кыргызстана выросли вдвое, Казахстана — в 2,5 раза, Азербайджана в 3,2 раза, Армении — в 12 раз. Но Россия — наш главный торговый партнер: на ее долю приходится 37% экспорта. По мнению советника-посланника посольства Беларуси в РФ Владимира Колтовича, ситуация здесь тесно связана с экономическим положением в самой России. Число неплатежеспособных предприятий только в обрабатывающей промышленности РФ увеличилось в 1,6 раза. В настоящее время на территории России зарегистрировано 177 субъектов товаропроводящей сети с участием белорусского капитала, из них 45 — в сфере поставок продовольствия.

23–24 сентября т.г. по инициативе посольства Беларуси в России в диппредставительстве прошло очередное совещание с представителями субъектов товаропроводящей сети белорусских предприятий в Москве и Московской области. На нем обсуждались перспективы наращивания экспорта в Россию с учетом сложившейся экономической ситуации, пути сокращения дебиторской задолженности и урегулирования проблемных долгов. На совещание были приглашены представители российской Ассоциации корпоративного коллекторства. Они подготовили методические рекомендации о том, как не допускать просроченной дебиторской задолженности, которые будут переданы субъектам товаропроводящей сети.

Подобные рекомендации с интересом бы изучили белорусские предприятия, которые уже отчаялись взыскать внутренние долги, особенно, если речь идет о должниках из числа сельскохозяйственных и бюджетных организаций. Но это, по-видимому, слишком мелкая тема для обсуждения на высшем уровне. Как заявил Президент, «если это внутренняя задолженность, то мы быстро разберемся с данными проблемами, но самое опасное, что дебиторская задолженность — внешняя».

Примером тому служат жесткие решения, принятые по алкогольной продукции. «Мы не позволим гробить государственные и другие предприятия, которые занимаются производством, разного рода жулью», — подчеркнул Александр Лукашенко.

Надо полагать, хронические неплатежи АПК под такое определение не подпадают. Между тем тут речь идет о сумме, в полтора раза превышающей просроченные внешние долги зарубежных покупателей. Просроченная кредиторская задолженность сельхозпредприятий на 1 августа 2015 г. составила почти 14,3 трлн. Br, увеличившись с начала года на треть. А ведь это одновременно — просроченная дебиторская задолженность в балансах их белорусских поставщиков, не полученные ими деньги, которые зачастую невозможно годами взыскать ни судами, ни уговорами.

НА СОВЕЩАНИИ шла речь о решении проблем возврата задолженности на примере Минского тракторного завода, где год назад дебиторская задолженность за поставленную продукцию составляла почти 0,5 млрд. USD. По поручению Президента органы белорусской прокуратуры в тесном взаимодействии с российскими коллегами детально разбираются по каждому такому конкретному факту. Правоохранительные органы расследуют более двух десятков уголовных дел по поставкам белорусской продукции в Россию, где отмечаются признаки коррупции и недобросовестные действия покупателей и поставщиков, а также факты мошенничества, неисполнения судебных решений, преднамеренного банкротства. Генеральный прокурор Беларуси А.Конюк отметил, что принятые органами прокуратур обеих стран меры уже дали положительный результат. К примеру, на Минский тракторный завод уже поступают денежные средства за поставленную ранее продукцию. Правда, большинство проблем МТЗ, которыми занимаются силовые структуры и контролеры, «корнями уходят в прошлое», т.е. остались в наследство от предыдущих управленцев. Теперь же глава государства потребовал от правоохранительных органов и руководства завода работать скоординированно и системно на благо как самого предприятия, так и всей страны.

Отвечая на вопросы журналистов после совещания, генпрокурор отметил, что хотя взыскание дебиторской задолженности — это в первую очередь забота руководителей предприятий, прокуратура вплотную занимается этими вопросами, так как в ряде случаев образовавшаяся внешняя задолженность имеет криминогенную, коррупционную составляющую.

ТАКАЯ составляющая в долговой сфере — явление довольно любопытное. С одной стороны, брать «откаты» за выгодные условия оплаты по внешнеторговым контрактам или ее непоступление могут только очень легкомысленные люди: подобные действия невозможно спрятать, они очень быстро становятся очевидными. К тому же нарушение требований Указа от 27.03.2008 № 178 «О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций» в отношении сроков возврата валютной выручки здесь вполне однозначны.

С другой стороны, в условиях падения покупательной способности на развивающихся рынках продавать товары без отсрочки платежа практически невозможно. Выгода здесь взаимная: поставщики получают сбыт и лояльных покупателей, а последние — возможность заплатить не сразу, а через несколько месяцев. Однако есть и сопутствующие трудности. Покупатель, как правило, вынужден доплатить за получение коммерческого кредита, а поставщик сталкивается с кассовыми разрывами, а также с вероятностью возможной неоплаты отгруженного товара. Дороговизна денег и труднодоступность кредитов существенно усложняют этот процесс. Если западные компании могут кредитоваться под 3–5%, то белорусские — под 9–12% в валюте (да и то, если повезет). Поэтому необходимо тщательно просчитывать свои финансовые издержки, от которых зависят время отсрочки по каждой сделке и объемы дебиторской задолженности, допустимой для предприятия. Однако понимают это далеко не все.

Более того, система стимулирования топ-менеджеров, предусмотренная Положением об условиях оплаты труда руководителей государственных организаций и организаций с долей собственности государства в их имуществе, утв. постановлением Совмина от 8.07.2013 № 597, толкает совсем в ином направлении. Например, руководителю могут выплачиваться ежемесячное вознаграждение за обеспечение реализации продукции, товаров (работ, услуг), в т.ч. на экспорт, снижение запасов готовой продукции в процентном отношении от выручки, премии и краткосрочные бонусы за выполнение прогнозных показателей (в т.ч. тех же экспорта и выручки), а также вознаграждение за непосредственное участие в заключении внешнеэкономической сделки (договора) в зависимости от эффективности ее (его) реализации в процентном отношении от суммы сделки. Такой набор не случаен: сталкиваясь с теми или иными проблемами в экономике, власти в разное время пытались принимать меры по их решению, стимулируя достижение отдельных показателей. Но каждый из них «тянет» или «топит» другие. Так, чтобы увеличить выручку и экспорт и разгрузить склады, нужно сбыть продукцию. А поступление денег за нее никаких бонусов пока не дает. Такие же стимулы у сотрудников отделов сбыта, непосредственно занимающихся подготовкой и заключением договоров, отгрузкой продукции, но весьма далеких от вопросов стоимости заемного капитала. А вот «выбивать» потом деньги из клиентов приходится работникам финансовых служб, а иногда — рядовым бухгалтерам, причем их вознаграждения зачастую вообще не зависят от результатов этой неприятной работы.

НЕОБХОДИМА координация действий всех служб, чтобы обеспечить системный подход к выбору коммерческих условий для покупателей и сбор долгов, продумать условия договоров, широко использовать аккредитивы. Но почему-то это сплошь и рядом не делается, а к каждому директору прокурора не приставишь. Гораздо больше пользы принесла бы иная система мотивации и стимулирования менеджеров, основанная не на отдельных показателях, а на целом комплексе, характеризующем успешную работу предприятий. В рыночной экономике это — стоимость компании. Но в административно-командной системе действуют свои законы. Бюрократия постоянно ищет какие-нибудь показатели, чаще всего, второстепенные, которые, по ее мнению, способны засвидетельствовать перед обществом успехи ее трудов. Подобные манипуляции мало улучшают положение дел и чаще всего приводят к возникновению новых проблем, с которыми чиновники потом героически борются на глазах у восхищенной публики, пока запуганные менеджеры окончательно утрачивают желание что-то делать...

Леонид ФРИДКИН