$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

УСЛУГИ БЛИЗКОГО СВОЙСТВА:©

19.09.2014

 

несовместимые с «упрощенкой»

Среди новшеств, содержащихся в новом проекте закона «О внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс Республики Беларусь», имеются положения, направленные на пресечение популярных схем минимизации налогов. Такие схемы возникли благодаря широкому применению упрощенной системы налогообложения, а потому не приходится удивляться, что законодатели сочли целесообразным сократить этот масштаб.

Например, планируется дополнить ст. 286 НК нормой, запрещающей применять упрощенную систему налогообложения организациям — участникам холдинга, унитарным предприятиям, собственником имущества которых является юридическое лицо, а также коммерческим организациям, более 25% акций (долей) в уставном фонде которых принадлежат одной или в совокупности нескольким другим коммерческим и (или) некоммерческим организациям, а также организациям, доля участия других организаций в которых составляет более 25%. Кроме того, предлагается установить обязанность по уплате подоходного налога в отношении доходов индивидуальных предпринимателей, применяющих УСН и являющихся одновременно учредителями (участниками), собственниками коммерческих организаций, а также состоящими в брачных отношениях, отношениях близкого родства или свойства с учредителями (участниками), собственниками имущества коммерческих организаций, в отношении доходов, получаемых от этих коммерческих организаций.

Таким образом, с 1 января планируется нанести серьезный удар по схемам, позволяющим сегодня с минимальными налоговыми потерями выводить активы в дочерние компании, уменьшать налоговую базу путем дробления организаций, применяющих общую систему налогообложения, на несколько юрлиц, применяющих «упрощенку». Масштаб ограничений будет достаточно существенным: по данным авторов законопроекта, среди юридических лиц, применявших УСН по состоянию на 1.01.2014 г., количество организаций, с долей участия в уставном фонде которых других организаций более 25%, составило 2,5 тысячи (около 4% от общего числа юрлиц, применяющих УСН).

Кроме того, предпринято наступление на широко распространенную в последнее время практику заключения организациями договоров с индивидуальными предпринимателями на оказание различного рода услуг (по управлению предприятием, маркетинговых, консультационных и т.п.). При этом индивидуальный предприниматель, получающий вознаграждения за подобные услуги, как правило, одновременно является учредителем (участником) своего «клиента», а размер получаемого вознаграждения достигает 600 млн. Br в месяц, отмечается в обосновании к законопроекту.

АВТОРЫ проекта полагают, что, пользуясь отсутствием в гражданском законодательстве ограничений на осуществление предпринимательской деятельности, лица, являющиеся одновременно учредителями частных унитарных предприятий и индивидуальными предпринимателями, минимизируют налоговые платежи путем занижения фонда оплаты труда, прибыли, остающейся после налогообложения и включения в состав затрат, учитываемых при исчислении налога на прибыль, на стоимость услуг, оказываемых ИП. Тот, в свою очередь, как правило, применяет «упрощенку». Подобные схемы стали чрезвычайно популярны, причем те, кто их применяет, практически не скрывают, что целью здесь является минимизация налогов.

Добавим, что, вступая в подобные отношения, стороны не утруждают себя сколько-нибудь убедительным документальным подтверждением факта оказания услуг. Однако для контролера договор на оказание маркетинговых, консультационных, информационных или управленческих услуг зачастую без указания конкретного состава обязанностей исполнителя и акт сдачи-приемки в 2 строчки «услуги на 100–200–300–600 млн. оказаны, претензий нет» выглядят весьма подозрительно. Доказывать фиктивность таких сделок слишком хлопотно, но сотрудники контролирующих органов не стерпели столь неуважительного отношения к казне. В результате предлагаемых изменений доходы, получаемые индивидуальными предпринимателями от компаний, учредителями (участниками) которых являются они или их близкие родственники или свойственники, будут облагаться подоходным налогом в общеустановленном порядке, т.е. по ставке 15%.

Такое предложение выглядит довольно спорно. Во-первых, в НК не определено, что такое «отношения близкого родства или свойства». До сих пор в ст. 20 НК упоминалось, что такие отношения являются основанием для признания лиц взаимозависимыми, но, поскольку практического применения эта статья почти не имела, то и уточнение ее содержания мало кого интересовало. Теперь же приходится гадать: применимо ли здесь определение ст. 60 Кодекса о браке и семье, где близким родством считаются отношения, вытекающие из кровного родства между родителями и детьми, родными братьями и сестрами, дедом, бабкой и внуками, и ст. 61, в которой свойством признаны отношения между супругом и близкими родственниками другого супруга, или следует искать какое-то иное объяснение. При этом довольно забавно будет выглядеть проверка, в ходе которой сотрудник контролирующего органа начнет истребовать документы, удостоверяющие, что ИП-исполнители по договорам не состоят в отношениях близкого родства или свойства с учредителями организации-заказчика.

ВО-ВТОРЫХ, предлагаемые нормы легко реализуемы лишь в отношении унитарных предприятий, ООО и ОДО с минимальным числом участников, каждый из которых «на виду». Но если речь идет об акционерном обществе, то отследить, не является ли ненароком ИП, с которым фирма собралась заключать договор на оказание каких-либо услуг, одновременно и акционером, будет довольно сложно. Ведь доступ к реестру акционеров ограничен законодательством. Впрочем, предлагаемые меры в первую очередь направлены именно против малых предприятий, где руководство и собственники отлично знают, с каким «управляющим» или «консультантом» собираются заключать договор. В-третьих, вводимое ограничение при некоторой сноровке можно обойти, подыскав для заключения договора третьих лиц, не состоящих с учредителями компании в близком родстве или свойстве. Тогда оснований для отказа в праве на «упрощенку» не будет, а искать бенефициарного владельца проверяющим не обязательно.

Разумеется, юристы, особенно зарабатывающие тиражированием подобных схем, расскажут немало интересного о противоправности и нецелесообразности таких нововведений. Но вряд ли их аргументы будут услышаны законодателями. В утешение признаем, что планируемые изменения выглядят гуманнее, чем широкомасштабная облава, которую могли бы устроить налоговики на фирмы, использующие названные выше схемы, обвиняя их участников в заключении притворных сделок, целью которых является не оказание услуг, а уклонение от уплаты налогов. К счастью, у нас, кажется, обойдется без внедрения печального российского опыта «дела ЮКОСа», повторенного позднее в ряде менее известных процессов...

Леонид ФРИДКИН