$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

УЧИТЬ ИЛИ ПОМОГАТЬ©

06.05.2014

Проблема начисления взносов в Фонд социальной защиты населения с оплаты за обучение на семинарах вышла на новый уровень. После бурного обсуждения на заседании Общественно-консультативного совета при Минэкономики 24 апреля вопрос будет передан на рассмотрение правительства. Но если учеба на семинарах и тренингах в результате может подешеветь, то останутся другие, более глобальные трудности.

Наши читатели хорошо знакомы с историей вопроса (см. «ЭГ» № 25 и № 27 за 1 и 7 апреля т.г.). Очевидно, что позиция ФСЗН, изложенная в письме от 4.04.2014 № 08-09/1143, не устраивает деловое сообщество. Проведение семинаров, как бы их ни трактовало действующее законодательство, в реальности имеет очень мало общего с обучением в вузах. Поэтому здесь никто никогда не использовал трехсторонние договоры. Участники заседания так и не получили ответа, чем мотивирована позиция чиновников ФСЗН, помимо желания собрать побольше денег. Не только предприниматели, но и сотрудники Минэкономики не видят, в чем заключается экономическая выгода направляемых на обучение работников в рамках выполнения своих трудовых функций. Конечно, создание человеческого капитала — материя тонкая: если, с одной стороны, компания вкладывает в него деньги в своих интересах, то аккумулируются они, с другой стороны, в конкретных персонах, повышая их ценность на рынке труда. Но в мировой практике никто не пытается объявить это доходом работников в фискальных целях. Собственно, такой подход принят и в отечественном налоговом законодательстве: подп. 2.14 ст. 153 НК однозначно не признает объектом обложения подоходным налогом стоимость обучения плательщиков, осваивающих содержание образовательных программ дополнительного образования взрослых при их переподготовке, профессиональной подготовке, повышении квалификации, стажировке, обучении на обучающих курсах, связанных с осуществляемой нанимателем деятельностью, оплаченных за счет средств бюджета, организации или индивидуального предпринимателя, являющихся местом их основной работы (службы, учебы). К сожалению, законодатели не всегда придерживаются единообразия в смежных сферах регулирования.

Нет желания и действовать окольными путями, называя обучение информационными и консультационными услугами. Большинство бизнесменов не привлекает перспектива создания притворных договоров даже ради экономии на взносах. К тому же это невозможно, если речь идет об обучении сотрудников в иностранных компаниях, которые не в состоянии постигнуть всю бездну наших проблем, а также в случаях направления на обязательные курсы в государственных организациях — там тоже не хотят «входить в положение». Кстати, в числе пострадавших от ФСЗН оказались и бюджетные организации, в т.ч. ряд министерств и ведомств, которым тоже приходится направлять работников на семинары, ведь статья сметы на обучение в текущем году не предполагает увеличения на треть.

Поэтому в Минэкономики, кажется, находит понимание позиция представителей бизнес-союзов и компаний, настаивающих на корректировке позиции ФСЗН, а также на внесении изменений в постановление Совмина от 14.12.2013 № 1083, утвердившее новую редакцию перечня выплат, на которые не начисляются взносы в ФСЗН. Оптимальным решением видится внесение в постановление № 1083 четких и однозначных формулировок, определяющих, что затраты на любое обучение не рассматривались как доход сотрудника и не облагались взносами в ФСЗН — по аналогии с упомянутой статьей НК. Это должно исключить в дальнейшем произвольное толкование норм перечня чиновниками.

Аргументы делового сообщества выглядят весьма убедительно: увеличение расходов на обучение ложится дополнительным бременем на бюджеты компаний, увеличивает затраты, снижает прибыль и мотивацию осуществления инвестиций в человеческий капитал. Это затрудняет создание в стране инновационной и конкурентоспособной экономики, которая невозможна без постоянного повышения квалификации кадров. В ответ ФСЗН может, по-видимому, выдвинуть лишь одно возражение: фонду очень нужны деньги — не корысти ради, а исполняя социальную политику государства. Ухудшение демографической ситуации и нежелание властей реформировать пенсионную систему заставляют чиновников искать любые «нетрадиционные» пути восполнения скудеющих ресурсов для выплаты пенсий и пособий. Отсюда расширение перечня выплат, облагаемых взносами в ФСЗН, изменение методики расчета больничных и пенсий. К сожалению, если в отношении взносов заинтересованные бизнесмены дружно встали на защиту своих прибылей, то во втором случае подобной активности не наблюдалось. Общественность довольно равнодушно восприняла очередную девальвацию социального государства, и робкие призывы исправить положение до сих пор не дали результата.

Поэтому если правительство сейчас внимет советам апрельского заседания Общественно-консультативного совета по одной важной, но далеко не единственной проблеме, ФСЗН придется искать другие варианты покрытия дефицита своего бюджета — пенсии-то не только надо платить, но и планируется понемногу повышать. А поскольку других источников, кроме наших карманов, для этого нет, появятся новые проблемы, для решения которых понадобится еще много советов…

Леонид ФРИДКИН