Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №35 (2532) от 17.05.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.51
EUR:
2.6141
RUB:
3.9482
Золото:
145.73
Серебро:
1.71
Платина:
75.7
Палладий:
156.07
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Тупика нет. Просто тоннель оказался слишком длинным

Намеченные на 12 января переговоры глав правительств России и Беларуси о поставках газа в нашу страну отложены...
Намеченные на 12 января переговоры глав правительств России и Беларуси о поставках газа в нашу страну отложены. Визит премьер-министра С.Сидорского в Москву для их проведения не состоялся.

В конце прошлого года официальный Минск стоял на перепутье -- согласиться на рыночные условия поставок от Газпрома по украинской модели, при которой цена 1 тыс. кубометров снижается с базовых для этого региона 80 USD до 50 USD, а ставка тарифа на транзит газа через Беларусь устанавливается льготной (например, на уровне 0,73 USD) или создать СП на предложенных концерном условиях продажи акций по стоимости, близкой к балансовой. Тогда цена голубого топлива была обещана на уровне российских регулируемых ставок, как и предусмотрено межправительственным соглашением.

Сегодня же заключение контракта на поставку газпромовского газа принципиально увязано с созданием совместного газотранспортного предприятия. Пока этого не произошло, российский газовый концерн рекомендует обращаться за топливом к "независимым" поставщикам. В роли последних в январе -- МГК "Итера" и ЗАО "Транснафта", известная как оператор экспортных поставок Газпрома. Совокупный объем законтрактированных ресурсов -- около 8 млрд. куб. м по цене 46,68 USD за тысячу куб. м. Кроме того, в Осиповичское и Прибугское подземные газохранилища закачано 610 млн.куб.м газа. Таким образом, поставки газа белорусским потребителям осуществляются в необходимом объеме, и зиму мы переживем даже без контракта с Газпромом. Но до конца года все равно потребуется еще 10--12 млрд. кубометров газа.

Выигрыш времени может быть использован по-разному. С одной стороны, остается больше возможностей согласовать наконец позиции по созданию СП на базе Белтрансгаза. Соотношение 50 на 50, о котором договорились главы государств, означает лишь, что каждая из сторон получает блокирующий пакет акций. Ведь согласно ст.42 Закона РБ "Об акционерных обществах, обществах с ограниченной ответственностью и обществах с дополнительной ответственностью" от 9.12.1992г. изменение устава АО, решение о прекращении его деятельности или изменении уставного фонда принимается не менее чем 3/4 голосов лиц, участвующих в собрании акционеров. Порядок принятия решений по всем остальным стратегическим вопросам, включая назначение администрации и аудиторов, выплату дивидендов, ценовую и инвестиционную политику и т.п., регулируется уставом АО, где могут быть записаны различные варианты. При этом Указ Президента от 14.11.1997г. N 591 допускает возможность введения "золотой акции", дающей право "вето" на любые решения руководства ОАО, независимо от доли в нем государства.

Последние уступки официального Минска -- согласие на паритетное распределение долей в СП, проведение независимой оценки -- не принесли ожидаемого результата. Россияне настаивают на стоимости акций ОАО "Белтрансгаз" не более чем 600 млн USD. Интересно, что эта цифра называется российской стороной не раз с такой уверенностью, как будто независимая квалифицированная оценка уже проведена и результат ее известен. Можно, конечно, попенять российскому газовому монополисту на то, что размер сделки, по которой он готов приобрести 16% словацкой SРР, не в пример выше (около 900 млн. USD), но вряд ли это поможет...

Неувядаемому высказыванию вице-премьера РФ Виктора Христенко о том, что "Белоруссия не самый легкий партнер, но географически -- сосед, а политически -- союзник. И в таком качестве она останется навсегда. Поэтому с ней надо терпеливо работать, а давить ценой на газ и железнодорожным тарифом -- это крайняя мера" все труднее сохранять свою ценность в реалиях, когда экспортные маршруты, контролируемые Газпромом, из каналов политического влияния Москвы превращаются в "черные дыры", через которые, минуя российскую казну, утекает валютная выручка.

Российский бизнес категорически не желает более субсидировать белорусских партнеров. Планы Газпрома -- уйти от дотирования внутренних цен на газ за счет экспортных доходов не на пустом месте выросли: за последний год убытки компании от поставок на внутренний рынок составили около 8,5 млрд.руб. Поэтому с 1 января тарифы на газ и для самих россиян вырастут на 20%. Это даст 12 млрд. руб. дополнительных налоговых поступлений в бюджет, что примерно в 3,5 раза больше суммы, которая потребуется правительству РФ, чтобы дотировать бюджетные учреждения после повышения цен на газ.

Поскольку продажа газа внутри России убыточна, то финансовое здоровье Газпрома слишком сильно зависит от поставок газа на внешний рынок -- это 76,6% всей выручки. Поэтому концерн должен постепенно подтягивать внутренние цены к мировым. Хотя бы для того, чтобы обезопасить себя от колебаний ценовой конъюнктуры и не ограничивать свои инвестиционные программы, что крайне нежелательно. Строительство Североевропейского газопровода, реконструкция Единой системы газоснабжения, освоение Ямала требуют ежегодно дополнительных вложений около 7 млрд. USD. Одновременно столько же нужно находить для погашения долгов.

Сегодня у Газпрома заложено около 70% экспортной выручки, тогда как по рекомендациям ЕБРР и других банков эта цифра не должна превышать 60%. По этой причине концерн вынужден привлекать все больше заемных средств, в том числе и необеспеченных.

В этом непростом положении российский газовый монополист не может себе позволить роскошь приобретения белорусской газотранспортной сети за 5 млрд. USD. В Газпроме эта цифра соотносится со стоимостью строительства нового газопровода (Североевропейского). Но пока он будет построен, альтернатив белорусскому транзиту все же нет. Поэтому все, что может оперативно предпринять белорусская сторона, -- это максимизировать свою выгоду от транзита в 2004г. 23 млрд.куб.м газа через территорию страны. Для этого, скорее всего, контракт с Газпромом в текущем году может быть разбит на два: один -- в качестве оплаты за транзит, второй -- собственно закупки газа.

Прервать переговоры с Минском и "перекрыть кран" Газпром тоже не может: это нельзя сделать чисто технически -- в трубе необходимо поддерживать определенное давление, а долгосрочные контракты с европейскими потребителями должны выполняться. Меры несанкционированного отбора не противоречат интересам экономической безопасности государства. Но все же дальновиднее ими не пользоваться и оценивать не только свою готовность платить за топливо рыночную цену условно "независимым" от российского газового концерна поставщикам. Поставки Итеры и Транснафты осуществляются через газпромовскую трубу. И независимость этих поставщиков простирается ровно настолько, насколько это позволяет российский супермонополист. Ведь реструктуризация газовой отрасли, которую предлагает Минэкономразвития РФ, на которой настаивает Евросоюз, похоже, отложена на долгие годы. И договариваться мы с ним будем столько, сколько потребуется.