$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

«ТРОЕ» В РЫНКЕ, НЕ СЧИТАЯ РЕЗИДЕНТСТВА©

19.02.2013

Мрачные прогнозы о массовом поглощении в ЕЭП белорусских таможенных представителей российскими компаниями-конкурентами не сбылись. В целом «подъемным» для них оказалось и новое требование предоставлять обеспечение в 1 млн. EUR для уплаты таможенных платежей. Зато объем оказания услуг заметно увеличился. О том, что происходит сейчас в этой сфере, рассказал председатель Ассоциации таможенных представителей Андрей ГАЙШУН.

— Андрей Александрович, ЕЭП значительно упростил работу белорусских предприятий на общем рынке «тройки». Расширились ли возможности таможенных представителей?

— Работать большинству субъектов хозяйствования действительно стало проще. Снят контроль на внутренних границах, действуют единые технические регламенты, фитосанитарный контроль и т.д. С учетом емкого рынка ЕЭП возможности для бизнеса значительно расширились. А вот в области таможенной логистики ситуация иная — при оформлении грузов из третьих стран продолжает действовать принцип резидентства, не позволяя белорусским таможенным представителям свободно обслуживать товарные потоки российских и казахстанских фирм.

Четких временных планов, когда страны ЕЭП отменят этот принцип, нет, как нет и единства мнений среди участников переговорного процесса. Но я не считаю, что в этом вопросе надо спешить.

С одной стороны, в скором создании единого рынка таможенных услуг заинтересованы отечественные транспортные и логистические операторы. С другой — наша инфраструктура попросту не готова к резкому увеличению обработки грузов, нет достаточного количества пунктов таможенного оформления, складов временного хранения (СВХ), транспортно-логистических центров (ТЛЦ), а также кадров. Так, 3430 аттестованных специалистов по таможенному оформлению хватает для обработки белорусских грузопотоков. Если же объем перевозимых товаров значительно возрастет, они не справятся, а на подготовку новых специалистов потребуется немало времени.

В перспективе отказ от принципа резидентства также в интересах таможенных представителей, но надо, чтобы был обозначен некий временной рубеж реформы, тогда система успеет подготовиться. Резкая смена правил игры способна внести хаос в отрасль, а это уж точно не в национальных интересах. Не стоит забывать, что у наших конкурентов — крупных российских компаний, работающих в сфере таможенной логистики, — несопоставимо больше ресурсов, и финансовых, и кадровых. Они приспособлены к резким изменениям в ЕЭП, мы же рискуем больше потерять, чем найти.

— Еще накануне создания Таможенного союза появились разговоры об угрозе поглощения белорусских таможенных представителей (тогда — агентов), но этого не произошло…

— Боялись не напрасно. Несколько крупных российских компаний пытались войти на белорусский рынок. При этом в условиях сохраняющегося принципа резидентства они планировали работать на нашей территории с белорусскими грузами, т.е. перераспределить наш внутренний рынок услуг в свою пользу. Беларусь же заинтересована в иностранных инвесторах, которые привлекут к нам свои товарные потоки. Только принципиальная позиция Государственного таможенного комитета уберегла нас от внешней экспансии.

— Использование административного ресурса плохо стыкуется с рыночным подходом. Есть ли у нас иные конкурентные преимущества?

— Белорусские компании однозначно конкурентоспособны. Наша сильная сторона — это качество услуг таможенных представителей, а также достаточно совершенное таможенное администрирование, что в совокупности позволяет быстро и недорого оформлять товары. Например, в Беларуси можно оформить транспортное средство за 200 USD в течение одного дня. В Брянске или Смоленске импортеру такая услуга обойдется от 500 USD, в Москве — еще дороже, и в день он не уложится.

— А еще ЕЭП серьезно «проредил» ряды белорусских таможенных представителей высокими требованиями к финансовому обеспечению — с более чем 400 до 54 фирм. Можно ли говорить о насыщенности рынка предложением и нет ли угрозы монопольных проявлений?

— Действительно, требование Таможенного кодекса ТС предоставлять обеспечение по уплате таможенных платежей на сумму 1 млн. EUR оказалось не под силу многим фирмам. Некоторые были вынуждены уйти из этого бизнеса, иные — объединили свои активы. Но я бы не делал из этого драмы, поскольку для рынка принципиально важно не количество компаний, а число специалистов, вовлеченных в обслуживание товарных потоков. Число фирм сократилось, но люди остались — они перераспределились между действующими участниками рынка. По этой причине мы не только не упали, но и приросли в объемах оказания услуг, в т.ч. в 2012 г. — примерно на 15–20%.

Как глава отраслевой ассоциации, призванной в т.ч. отслеживать вопросы добросовестной конкуренции, я также могу заверить, что проблема монополизма нам не угрожает. Просто ушли слабые фирмы, а остались сильные, способные нести повышенную ответственность перед государством и клиентами.

— Андрей Александрович, помог ли расширить рынок таможенных услуг Указ Президента от 11.08.2011 № 358 «О стимулировании реализации товаров»?

— Этот нормативный правовой акт стоит рассматривать как инструмент переходного этапа до отмены принципа резидентства. Он позволяет белорусским импортерам ввозить товары из третьих стран и в дальнейшем реализовывать их в России с нулевой ставкой НДС и уплатой налога по стране назначения. При этом оформление грузов осуществляют отечественные таможенные представители, что в т.ч. помогло им в прошлом году увеличить выручку.

— Что представляет собой рынок таможенного оформления и смежных услуг в стоимостном выражении и какова экономика его участников?

— По нашим оценкам, рынок услуг таможенной логистики в Беларуси составляет порядка 200 млн. USD в год. Средняя рентабельность компаний, специализирующихся на декларировании, около 20–30%, у операторов таможенных терминалов — на несколько процентных пунктов меньше в связи с высокими капитальными затратами. Тем не менее практически каждый таможенный представитель стремится обзавестись таким терминалом, т.к. он позволяет существенно расширить спектр услуг и повысить выручку. В связи с этим очень надеемся на либерализацию законодательства, что позволит активнее создавать на объектах инфраструктуры пункты таможенного оформления.

— Судя по низким баллам Беларуси в рейтинге Doing Business (151 место в категории «Международная торговля»), а также Индексе логистики Всемирного банка (ВБ), нам есть что реформировать…

— Признаюсь, у меня серьезные сомнения насчет объективности оценок в рамках этих рейтингов. Например, на проблему кражи грузов в Индексе логистики указали 100% респондентов! Подобные цифры поражают.

По-моему, мы имеем дело с серьезными недочетами в методологии исследования, которое во многом основывается на субъективной оценке перевозчиков. Выявили на таможне неучтенный товар в кабине водителя, конфисковали — плохая служба, низкие оценки. Извините, давно прошли «лихие 90-е», когда никто не смотрел, кто, что и куда везет. Мы, конечно, можем снизить контроль на границе, повысив свои позиции в рейтинге, но тогда к нам хлынет поток контрабанды.

Зато там, где оценка ведется по объективным факторам (работа экспедиторов, таможенных представителей), мы неплохо смотримся в рейтинге.

Впрочем, есть и справедливые замечания в части длительности процедур на границе. На наш взгляд, ускорить движение товаров через нее может применение принципа «двух служб», подразумевающего передачу функций ветеринарного, фитосанитарного и документального транспортного контроля таможенной службе. Кстати, во время прошлогоднего посещения нашей страны эксперт ВБ Моника Алина Мустра признала, что на таможенное оформление уходит лишь треть времени пребывания грузов на границе.

Также по делу нас критикуют за недостаточно развитую транспортную инфраструктуру: мало полос для движения на трассах, не хватает автостоянок, объектов придорожного сервиса. А это тоже серьезный минус в Индексе логистики.

— В конце прошлого года обновили состав общественно-консультативного совета (ОКС) при ГТК, прошел ряд встреч между чиновниками и представителями бизнеса. Стала ли эта площадка эффективным инструментом по совершенствованию условий хозяйствования?

— Несмотря на отнесение ключевых регулятивных функций в таможенной сфере на наднациональный уровень, многие вопросы остаются в ведении национальных структур, и взаимодействие с ГТК для нас крайне важно. Первые результаты работы ОКС в новом формате, а также отдельные встречи с представителями таможенных служб оцениваю высоко. Так, нам удалось оперативно снять некоторые сложности с предоставлением на пунктах таможенного оформления меморандумов от производителей транспортных средств в целях определения таможенной стоимости машин. По всем группам товаров в случае дооценки стоимости в рамках дополнительного таможенного контроля и увеличения таможенных платежей не более чем на 500 EUR можно будет продолжить оформление груза без составления новой декларации с последующей доплатой сумм. Внедрить такой подход таможенные органы обещали уже в феврале.

По предложению ассоциации стартовал эксперимент по проведению таможенных платежей с использованием банковских карточек в системе ЕРИП. Если все пойдет удачно, практику можно будет распространить на всех субъектов хозяйствования страны.

Стоит признать, с прошлого года ГТК стал более открытым. Это вселяет надежду на дальнейшую продуктивную работу.

Беседовал Алесь ГЕРАСИМЕНКО


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях