$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1507 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Трибуна для омбудсмена: чиновник для защиты предпринимателей от чиновников

20.12.2016

В Беларуси обещают ввести новый институт: уполномоченного по защите прав предпринимателей (омбудсмена) при Президенте. Станет ли он эффективным инструментом, способствующим улучшению деловой среды в нашей стране, или это будет очередной декоративный орган?

Перспектива создания единой структуры по защите прав предпринимателей обсуждалась на прошлой неделе на очередном заседании общественно-­консультативного (экспертного) совета по развитию предпринимательства при Минэкономики. Ранее эта идея уже неоднократно выдвигалась отдельными бизнес-союзами. Теперь в министерстве до 1 марта 2017 г. ждут от них конкретных предложений.

В некоторых странах институт омбудсмена – уполномоченного по защите чьих-либо прав создается, чтобы помогать разрешению конфликтов в тех исключительных случаях, когда ни суд, ни иные традиционные методы не дают результата. Это весьма старая традиция. Еще в Древнем Риме существовали народные трибуны примерно с такими же функциями. Возможно ли у нас нечто подобное?

В Беларуси давно имеются Совет по развитию предпринимательства при Главе государства, общественно-консультативные советы (ОКСы) при министерствах. Но право совещательного голоса, которым наделены участники ОКСов, низводит их деятельность до уровня благих пожеланий. Наиболее важ­ные для бизнеса предложения зачастую игнорируются, некоторые же и выдвигать не стоит – в силу их заведомой неисполнимости, а то и безграмотности. Ни ОКСы, ни Совет не решили проблем со штрафами и конфискациями по ст. 12.17 КоАП, с указами № 222 и 488, с отсрочкой вычета «ввозного» НДС, уплатой налогов с неполученной выручки, не говоря уже о реальном уважении чиновников к частной собственности. А от посадок по «резонансным» и не очень делам иных не защищает не только Совет, но и статус его члена или сенаторское звание. Поэтому не удивительно, что предприниматели, как показывают опросы, довольно скептически оценивают эффективность диалога бизнеса и власти.

МНОГОЕ будет зависеть от полномочий, которыми будет наделен уполномоченный по защите прав бизнеса от незаконных действий или бездействия вла­стей. Скажем, омбудсмен мог бы приостанавливать действие нор­мативных актов (хотя бы ведомственных), требовать их отмены или изменения, оспаривать действия госорганов по вопросам землепользования и аренды, предоставления и изъятия имущества, налогообложения, ценообразования, антимонопольного законодательства. Пригодилось бы участие омбудсмена на стороне предпринимателя в выездных проверках и судах, право приостанавливать предписания конт­ро­лирующих органов, обжаловать результаты проверок. Вероятно, именно омбудсмену выпала бы честь добиваться привлечения чиновников к административной и уголовной ответственности по «туго работающим» статьям за неправомерные действия, направленные против биз­неса.

Это не столь уж чрезмерные запросы. Древнеримские народные трибуны вообще обладали правом «вето» на любые законы, постановления должностных лиц, решения судов и народных собраний. Но по силам ли нашему современному омбудсмену такие полномочия? Сможет ли он объективно разобраться в ситуации, дать ей правильную правовую оценку? Можно ли доверить ему принимать решения в интересах конкретного бизнесмена, компании или группы субъектов хозяйствования, если речь идет о вещах, касающихся куда более широкого круга лиц, а порой и общества в целом? Стало быть, нужны какие-то механизмы, обе­спечивающие объективность ом­будсмена, защиту его самого от влияния заинтересованных лиц, в т.ч. от давления госорганов и отдельных чиновников, а также исключающие возможность кор­рупции.

НЕ МЕНЕЕ важна личность упо­лномоченного. Возможно, это будет рыцарь без страха и упрека – Дон Кихот и терминатор в одном лице. Он завалит прокуратуру, суды, КГК, МНС, ГТК, МАРТ, Минздрав, МЧС и Госстандарт шквалом запросов, инициирует громкие дела, полезные постановления и разъяснения. Надолго ли хватит у него сил для такой битвы? Станет ли он бескомпромиссно защищать любого пред­принимателя от чиновников, сам, кстати, будучи чиновником? От­важится ли конфликтовать с теми, кто наделил его полномочиями и платит зарплату? Ведь конфликт при добросовестном исполнении своих обязанностей неизбежен. В Древнем Риме из­лишняя принципиальность стоила трибунам – братьям Гракхам жизни. Их коллеги сделали выводы – шибко не геройствовали, зато мзду брать не стеснялись.

ИСТОРИЯ показывает, что защитник бизнесменов легко может превратиться в банального лоббиста чьих-то корыстных ин­тересов или просто в PR-­персону, символизирующую ил­люзию заботы государства о деловом климате. Кстати, этот климат гораздо больше украсила бы эффективная работа всех ветвей исполнительной, законодательной и судебной власти по созданию правовой среды для комфортного существования биз­неса. Если же такой среды нет, то способен ли ее компенсировать чиновник, наделенный некоторыми, от­нюдь не чрезвычайными полномочиями? Он, скорее, будет лишь еще одним, и далеко не самым важным винтиком пресловутого ручного уп­равления, которым у нас и так повсеместно пытаются подменить государст­венные и общественные институты.

Большинство вопросов, которые могут быть включены в сферу полномочий омбудсмена, чи­слятся среди закрепленных в законодательстве прав вполне дееспособных граждан, налогоплательщиков и субъектов хозяйствования. Это не сирые и убогие, которые не могут позаботиться о себе самостоятельно. Почему же требуется особый инструмент, заставляющий чиновников соблюдать эти права, т.е. исполнять свои обязанности? Получается, что введение уполномоченных по правам предпринимателей – чистосердечное признание в том, что государство не способно защищать бизнес, а, напротив, само является для него угрозой, для защиты от которой требуется дополнительный административный рычаг...

 

ТЕМ  ВРЕМЕНЕМ

В России институт омбудсменов существует уже не­сколько лет. Их деятельность регламентируется Законом от 7.05.2013 № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Рос­сийской Федерации». Федеральный омбудсмен назначается президентом РФ «с учетом мнения предпринимательского сообщества» на 5 лет, есть они и в регионах.

Уполномоченный вправе об­ращаться в суд с исками о защите прав предпринимателей, с заявлением о признании недействительными решений, принятых госорганами (кроме прокуратуры, судебных органов и Следственного комитета), посещать органы вла­сти, получать от них информацию, обжаловать акты ар­битражных судов при вступ­лении их в силу, участвовать в выездных проверках предприятий, на­правлять предложения президенту и правительству об изменении (отмене) нормативно-правовых актов, касающихся регулирования пред­принимательской деятельности, посещать без специального разрешения осужденных (обвиняемых) по экономическим пре­ступлениям в местах лишения свободы.

Практика показывает, что пока омбудсмены в РФ в большей степени заняты озвучиванием проблем бизнеса, чем их решением. Их деятельность сводится в основном к обращениям в различные ин­станции, влияние которых не больше, чем депутатских запросов. Поэтому уполномоченные не слишком мешают силовикам и контролерам по мере надобности «кошмарить» бизнес и не в состоянии оградить его от беззакония, произвола и коррупции чиновников.

Автор публикации: Леонид ФРИДКИН