$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ТРИ НОВЫХ ГОРИЗОНТА:©

25.04.2014

внутренний, управленческий и конкурентный

В очередном послании народу и парламенту Президент Беларуси Александр Лукашенко подчеркивает правильность выбранной им социально-экономической модели и тут же называет множество проблем, не решенных ранее и возникающих в процессе построения этой модели. А поскольку рыночные методы и теории у нас категорически неприемлемы или допускаются в минимальных дозах, то решаться очередные проблемы будут проверенными административными способами.

На фоне новых геополитических вызовов экономическая и социальная стратегия государства практически не меняется. Возможны лишь тактические решения и маневры, призванные исправить отдельные кое-где встречающиеся недостатки, которых из года в год почему-то меньше не становится.

Так, в очередном послании очень много говорилось о коррупции. Хотя у наших чиновников, как надеется Президент, нет яхт, дворцов и лимузинов (или они хорошо припрятаны), решительной, переломной победы над коррупцией не наблюдается. Перечисление выявленных ее фактов, хоть и поскромнее, чем у соседей, впечатляет. Поэтому коррупционеров ждет удар с фланга.

Функции любого порядка

Почти революционным выглядит требование о том, что «государственный аппарат должен пойти на радикальное избавление от избыточных и несвойственных для него функций», оставив себе «только те полномочия, которые никто, кроме государства, выполнять не способен и не должен, а все остальное отдать обществу, в т.ч. гражданам, предприятиям и рынку». Но этот призыв странным образом сочетается с обещанием ввести декретом обязательное согласование местной властью любого должностного перемещения руководителей, заместителей и главных специалистов всех без исключения предприятий — и государственных, и частных. Причем согласование будет касаться как назначения на должность, так и увольнения с нее.

Цель этого новшества самая благая — не допустить, чтобы «те, кто завалил дело, опять всплыли в этих же теплых местах». Можно было бы только приветствовать такую идею, если чиновники, не справившиеся со своими обязанностями, а то и ставшие знаменитыми благодаря грандиозным провалам, перестанут получать «в наказание» новые высокие посты. Существует мировая практика запрета чиновникам, оставившим госслужбу, в течение определенного срока занимать руководящие посты в частных компаниях, что считается одним из способов борьбы с коррупцией. Но согласование с исполкомами директоров коммерческих фирм вполне может обернуться очередным витком бюрократизма и коррупции, бороться с которыми власти пытаются. Президент признал, что в республике по-прежнему существует «административный ресурс», позволяющий чиновникам, в т.ч. из силовых и контролирующих органов, обложить данью бизнесмена, выкрутить ему руки, причем формально оставаясь в рамках закона, проводить заказные проверки в интересах конкурирующих фирм и т.п. Но победить эти явления можно, только ограничивая власть бюрократии, ее возможность по своему усмотрению позволять и запрещать что-либо. Дело здесь не в числе чиновников, а в диапазоне их полномочий.

Господдержка: меньше давать, меньше украдут

Необходимо выстроить новую систему государственной финансовой помощи, объявил Президент. При этом он признал, что модернизация, проводимая за «дармовые» государственные средства, зачастую оказывается в разы дороже, чем у частника, делающего ее за свои деньги. Причину глава государства видит в равнодушии и коррупции. Хотелось бы, чтобы руководитель был заинтересован в развитии предприятия, стремился сэкономить, искать и находить лучшие варианты, а не был временщиком, а то и вором. К сожалению, таковым его делает именно административно-командная система и абсолютное доминирование госсобственности, которые исключают существование институтов, стимулирующих иное отношение к управлению. Конечно, можно пойти другим путем — чем меньше давать денег, тем меньше их украдут. Правда, это вряд ли заставит директоров больше радеть об успехе вверенных им предприятий и в большей степени работать за счет заработанных средств и за счет привлеченных инвестиций.

Президент призвал не лезть в рискованные проекты там, где этот риск готов взять на себя частный бизнес. Но если государство не захочет тратить средства из своего кармана (наполняемого, кстати, налогоплательщиками), то где гарантии, что у частного бизнеса возникнет такое желание? Конечно, вдохновляет признание необходимости конкурсного подхода к распределению государственных средств, в чем сможет на равных условиях поучаствовать и частник. Но готов ли он к такому риску, особенно если условием господдержки по-прежнему будет увеличение доли государства в уставном фонде? При этом выхода в приватизации Президент не видит. По его мнению, это нужно «прежде всего бездельникам, которые развалили это предприятие… умышленно или не умышленно».

Категорически неприемлемыми остаются постулаты свободного рынка, которые ничего, кроме «падения экономики, чудовищной коррупции, бандитской приватизации, жестокой ломки всех социальных устоев», не несут, а если кто и получил после шоковой терапии впечатляющие темпы экономического роста, то не надо забывать, какой у них при этом внешний долг и в чьих все это интересах.

Жаль только, что наши темпы теперь тоже можно упоминать лишь в кавычках…

Время перемен

Несмотря на заверения в том, что все изначально делалось и делается теперь правильно, Президент объявил, что сегодня назрела пора совершенствовать экономическую политику страны — эволюционно, но твердо, без затяжек и излишних колебаний. Это не означает отказа от базовых государственных приоритетов: экспорта, жилья, продовольствия, модернизации промышленности, развития сельского хозяйства. Но настало время сделать новые акценты. Ими объявлены развитие внутреннего рынка, совершенствование системы управления экономикой и всемерное развитие и поддержка конкуренции.

Хотя ставка на экспорт остается одним из основных приоритетов, вызывает беспокойство тот факт, что внешнеторговый оборот более чем в 1,5 раза превышает ВВП. Оказывается, непонятно, чему тут радоваться — это же огромная зависимость от состояния внешних рынков. Поэтому предлагается повернуться лицом к внутреннему рынку и компенсировать его расширением сложности на рынках внешних. Благо, уровень доходов наших людей многократно вырос, выросли потребности людей и их требования к качеству жизни. А потому, по мнению Президента, на внутреннем рынке сегодня можно неплохо заработать как на производстве товаров, так и на оказании услуг. Главное — не отдавать внутренний рынок иностранцам.

К сожалению, в условиях искусственного поддержания курса рубля импорт становится куда выгоднее внутреннего производства. Поэтому «не отдавать» придется в основном за счет протекционистских мер, применять которые в условиях Таможенного союза будет не так просто. Разумеется, можно вдохновиться примерами США и Китая, не обращая внимания на разницу в численности населения и уровне доходов, специфику американской финансовой и правовой системы или китайского рынка труда и экспорта. Главное — вовремя предложить новую идею.

Показатели показателей

Сенсационным выглядит признание Президента о том, что «действующая директивная система государственного планирования с массой показателей себя исчерпала». А потому с 2014 года должен быть установлен диктат экономической эффективности. Решать эту задачу мы тоже будем своеобразно — без углубления в дебри KPI и прочих рыночных моделей. В результате радикального пересмотра система показателей и отчетности «должна стать абсолютно простой». Правда, стало понятно, что нужен не вал, а результат. Если рентабельность и прибыль как считались, так и будут считаться, то придется обратить внимание и на наличие денег. Но решать проблему извечного бухгалтерского парадокса — «почему прибыли полно, а денег на счетах нет» — власти намерены решать только одним путем — проще и еще раз проще. Только так, не мудрствуя, с помощью семи заветных показателей предлагается «эту систему взять и перевернуть, с головы на ноги поставить». Может, и впрямь пойдет.

А чтобы шла, куда надо, одновременно предлагается отказаться от государственной поддержки как инструмента спасения неэффективных производств. Преференции должны предоставляться предприятиям на конкурсной основе, а неэффективные производства должны выводиться из экономики. Главный критерий — государство от своей собственности должно получать прибыль. К пакетам акций государства необходимо подходить как к рыночному активу, добиваясь максимальной доходности. Зато к предприятиям-банкротам должна применяться управляемая ликвидация. Откровенных банкротов Президент не намерен более «тянуть за уши», прощать долги, давать новые деньги. При этом руководителей и специалистов, доведших до банкротства, «если не в тюрьму, то с метлой на улицу», производственные активы, которые можно использовать, — в экономический оборот, остальное — на утилизацию. А потому правительству поручено еще раз вернуться к процедурам банкротства — санации и ликвидации, обеспечив получение максимального результата в возможно короткий срок.

Третье заданное направление — развитие конкуренции. С одной стороны, правительство склонилось над госпредприятиями и в ручном режиме выполняет функции наблюдательных советов и правлений. В итоге госпредприятия разучились работать самостоятельно, живут ожиданием указаний и поддержки. Но министерства, по сути, руководят не отраслью, а отдельными предприятиями отрасли, которые принадлежат государству, а частники остались без присмотра (чему они, пожалуй, только рады). Но теперь министерствам напомнили, что они должны в равной степени заботиться о развитии всех субъектов, а создавая новые предприятия, министерство должно отвечать за их работу. Правда, монополии были и останутся, так что процесс создания конкурентной среды выглядит несколько туманно.

В ручном режиме

Все больше жесточайших решений приходится принимать Президенту в отношении руководителей предприятий. В послании он в очередной раз раскритиковал очковтирательство, апатию и безразличие директоров, правительства и других органов и чиновников, которым «лишь бы красиво отчитаться и где-то проскочить мимо». Вероятно, одним из таких отчетов можно считать данные о минимальном росте ВВП в I квартале, не вызывающие ни особого доверия, ни радужных надежд.

Главе государства приходится лично требовать отчет по провальным вопросам и недоумевать: ну где мы кого сковали, какую инициативу, кто «душит» руководителей? По его мнению, «нечего сегодня прикрываться каким-то страхом, что инициативы не хватает! Все боятся, частники тоже боятся, и боятся еще больше, чем государственные директора». Президент и сам видит, что плохо, что работаем мы по-прежнему в ручном режиме, а еще хуже, что все больше вопросов никто, кроме него, не берется решать. Но что поделаешь: никому не удастся уйти от этой работы и от ответственности за ее выполнение.

К сожалению, проблема в том, что боязнь не угодить высокому начальству — непременный фактор моделей, подобных белорусской. А, как известно, страх сковывает именно те центры головного мозга, которые отвечают за творчество и предприимчивость…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях