$

2.0820 руб.

2.4488 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

«ТРИ КИТА» ИНВЕСТИЦИЙ: СТАБИЛЬНОСТЬ, ПРАВО, ПРАКТИКА©

12.03.2013

На вопросы о том, насколько плодородно для иностранных инвестиций белорусское правовое поле в плохо предсказуемых экономических условиях, отвечает управляющий партнер юридической фирмы «Сысуев, Бондарь, Храпуцкий» Александр БОНДАРЬ.

— Александр Юрьевич, исходя из вашего опыта, что для иностранных инвесторов является основными стимулами и препятствиями для сотрудничества?

— Практика показывает, что важными факторами инвестирования являются объем внутреннего рынка и покупательная способность населения, доступность внешних рынков, развитая инфраструктура, здоровая конкурентная среда, деловая активность в стране и грамотные кадры. Конечно, не последнюю роль играет налоговая, валютная и приватизационная политика, развитость рынка ценных бумаг, регулирование отношений собственности и защита прав инвесторов, т.е. общее и инвестиционное законодательство, а также правоприменительная практика.

Важное значение имеет репутация страны и ее международные рейтинги. Сегодня у Беларуси очень высок страновой риск. Для крупных международных компаний информация о вложениях средств в такую страну может повлечь снижение курса акций, которые обращаются на фондовых биржах. Поэтому даже совершенное инвестиционное законодательство и полное отсутствие налогов не гарантируют, что деньги потекут рекой. Только, может быть, из любопытства начнут осторожно приезжать, смотреть, изучать…

Для инвесторов, пробующих работать в Беларуси, самой большой проблемой является бюрократическая волокита, а иногда и недружелюбное отношение представителей госорганов. Они не всегда готовы идти навстречу, часто подходят к проектам формально, стремятся обременить инвестора дополнительными обязательствами, а зачастую просто грубят… В нашей практике был случай, когда для реализации проекта предложили перенести одно из производственных предприятий за пределы Минска, чтобы на его территории построить комплекс зданий. Иностранный инвестор был согласен, но когда в стоимость переноса включили строительство двух жилых домов для сотрудников, несколько служебных автомобилей и еще ряд условий, наши клиенты отказались от проекта.

— Во многих странах инвестиционная политика меняется. В одни периоды льготы устанавливаются, затем упраздняются. Как это сказывается на движении капитала?

— Если иностранным инвесторам предоставляются огромные преференции, то зачастую национальные компании выводят деньги за границу и потом возвращают под видом иностранных инвестиций. Реальный же приток зарубежных ресурсов больше зависит не столько от преференций, сколько от общеэкономических факторов, стабильности в стране и наличия понятных для инвестора правил игры. Например, отмена в 2005 г. для предприятий с иностранными инвестициями льгот по налогу на прибыль и таможенным платежам при ввозе имущества для внесения в уставный фонд не сказалась существенно на общем притоке капитала в страну. Хотя, конечно, изменение условий работы для действующих инвесторов — это «минус».

— Как можно оценить отечественное инвестиционное законодательство? Что здесь стоит изменить?

— Сегодня наше инвестиционное законодательство выглядит довольно неплохо. Вопрос в практике его применения. Например, Инвестиционным кодексом предусмотрена «рыночная» компенсация при национализации, но не известно ни одного случая, когда бы национализация активов осуществлялась посредством использования описанных в нем механизмов, с выплатой предусмотренной компенсации. Да и вообще практика получения государством прав на активы частных компаний, имевшая место в последнее время, очень настораживает потенциальных инвесторов, проявляющих интерес к приватизации. Можно порекомендовать инвесторам определять в договоре с государством в случае национализации сроки выплаты компенсации и оценку ее размера аудиторскими компаниями «Большой четверки», а в качестве органа разрешения споров устанавливать международные арбитражные институты. В инвестиционном договоре, согласно Декрету Президента РБ от 6.08.2009 № 10 «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности», можно определить особые условия налогообложения, таможенные льготы и пр.

Однако такие договоры заключаются в основном для получения от государства преференций в сфере строительства. Но в настоящее время инвесторы предпочитают сотрудничать с частными компаниями, осуществляя портфельные инвестиции и предоставляя им займы. Зачастую они вкладывают средства, свой профессионализм и высокие стандарты в развитие компании, а затем, через 3–5 лет, получив прибыль (или зафиксировав убыток), выходят из проекта. Таким образом работают инвестиционные фонды, помогая развить бизнес до определенного уровня, а потом привлечь в него стратегического партнера. Подобное сотрудничество полезно для всех участников рынка и нашего государства, т.к. оно позволяет поднять отечественный бизнес на значительно более высокий уровень.

Тормозит инвестиционные процессы неразвитость фондового рынка, что во многом связано с медленной приватизацией и отсутствием на рынке достаточного количества акций ОАО. Чтобы достичь здесь хотя бы российского уровня, нужно увеличивать количество национальных ОАО, акции которых будут находиться в обращении, а также изменить законодательную базу и создать практику ее применения. Пока у нас есть лишь отдельные ее элементы, необходимые для развития.

В сфере страхования инвестициям мешает ограничение на участие иностранного капитала. В нашей практике это привело к отказу двух инвесторов от входа на белорусский страховой рынок. В частности, запрещается создание дочерних (с долей иностранного инвестора 20% или более) или зависимых обществ (ООО, ЗАО, ОДО) по отношению к иностранному инвестору, который менее 10 лет осуществляет деятельность в сфере страхования. В сфере страхования жизни создание дочерних или зависимых обществ по отношению к иностранному инвестору и вовсе запрещено. Но, с другой стороны, допускается создание унитарных предприятий со 100-процентным иностранным капиталом, которые не являются хозяйственными обществами, и, соответственно, указанные выше ограничения на них формально не распространяются.

Ограничение можно обойти и путем создания 6 белорусских обществ, которые выступят акционерами страховой компании (на каждую придется менее чем 20%) и формально не будут считаться дочерними или зависимыми обществами по отношению к иностранному инвестору. Таким образом, в запрете нет никакого практического смысла, а потому его лучше устранить. Либерализация этого рынка приведет к увеличению инвестиций, а развитие страхования позитивно повлияет на другие отрасли и экономику в целом. Поэтому государство должно быть заинтересовано в появлении здесь крупных международных игроков.

Кроме того, есть вопросы в валютном, налоговом регулировании, в ценообразовании, сохраняются некоторые ограничения при импорте, которые лежат, скорее, не в юридической, а в политической и экономической плоскостях. Главный вопрос — это стратегия развития государства и то место, которое в ней занимает инвестиционная политика. Если страна желает привлекать иностранные инвестиции для развития экономики, то все действия, в т.ч. законодательные, должны быть подчинены этой цели. Нужно задумываться, как повлияет на инвестиционный имидж то или иное решение. Инвестор должен быть уверен, что никакой «золотой акции» и национализации не будет, а если она обоснована вескими, а не формальными причинами, то возмещение будет честным. Разумеется, невозможно лишить государство права на национализацию, вопрос лишь в том, когда и как им пользоваться. Здесь нужно учитывать мировой опыт, ведь свой у нас слишком мал. Тем более неразумно повторять чужие ошибки.

За иностранные инвестиции в мире сегодня идет серьезная борьба. Нужно доказывать, что вкладывать средства в Беларусь выгоднее, чем в соседние страны. Есть конкурентные факторы, на которые повлиять сложно, но законодательство и практика его применения должны быть нашим преимуществом. Государство должно демонстрировать, что оно заботится об инвесторах и приветствует их приход. Здесь могут работать налоговые преференции, предоставление земельных участков под строительство без проведения аукциона и платежей за заключение договора аренды, установление льготной арендной платы до момента ввода недвижимости в эксплуатацию и т.д. Важный шаг — готовность предоставлять землю в собственность юридическим лицам, о чем некоторое время назад нельзя было даже мечтать. Но у нас земельные отношения очень дорогие, и цена участков, определяемая по кадастровой стоимости, достаточно высока. Поэтому аренда выглядит выгоднее. Одному нашему иностранному клиенту предложили купить участок под строительство в центре Минска, но назвали такую цену, что он отказался, сказав, что в Лондоне дешевле.

— Как работает в Беларуси механизм контроля за слияниями и поглощениями?

— Данный механизм связан с антимонопольным регулированием. Но в Беларуси эта сфера требует дополнительной корректировки. Во многих случаях при продаже долей и акций участники обязаны получить согласие антимонопольного органа даже по сделкам, которые никак не влекут монополизации и ограничения конкуренции. С другой стороны, регулирования часто недостаточно там, где оно должно быть жестче. Пока оно не обеспечивает честной конкуренции. За образец мы могли бы взять российский антимонопольный закон, который очень сложный и объемный, но предусматривает адекватное регулирование «на все случаи жизни».

Чаще всего законодательство развивается исходя из потребностей гражданского оборота и необходимости его обеспечения. В России много крупных частных компаний, а у нас большие предприятия в основном государственные. Поэтому их, безусловно, затронет введение ограничений, подобных российским. Для частного бизнеса это хорошо, поскольку более-менее уравняет его с госпредприятиями. А влияние последних на рынок может быть ограничено, что давно пора сделать, особенно с учетом общего рынка Единого экономического пространства. Регулирование должно быть прозрачным, четким, последовательным, независимым, а антимонопольный орган — самостоятельной структурой, а не подразделением Минэкономики. Например, ФАС в России — это очень серьезный орган, обладающий и правоприменительной функцией. Он вправе дать указания полиции на проведение оперативных мероприятий для обеспечения защиты конкурентных прав и противодействия монополистической деятельности. Подобный опыт был бы полезен и у нас.

Беседовала Эвелина ОРШЕР


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях