$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ТРЕЗВЫЙ РАСЧЕТ©

24.07.2015

алкогольного объединения

Споры вокруг идеи объединения в холдинг крупнейших производителей спиртных напитков начались задолго до его официального появления. Приводившиеся аргументы «за» и «против» порой имели мало общего с реальностью. Зато содержание Указа от 17.07.2015 № 326 «О создании и деятельности холдинга по производству алкогольной продукции» заслуживает особого внимания — как прецедент нового этапа монополизации белорусской экономики под предлогом повышения ее конкурентоспособности.

В соответствии с Указом № 326 в холдинг объединяются 8 предприятий, занимающих суммарно до 65% внутреннего рынка крепкого алкоголя. До 1 сентября т. г. принадлежащие государству акции семи ОАО будут внесены в виде неденежного вклада в уставный фонд ОАО «МИНСК КРИСТАЛЛ», которое станет управляющей компанией холдинга по производству алкогольной продукции. Акции принимаются по балансовой стоимости (за неимением рыночной оценки, поскольку эти бумаги никогда не торговались на рынке). Обычно в соответствии с Указом от 28.12.2009 № 660 «О некоторых вопросах создания и деятельности холдингов в Республике Беларусь» и Законом от 12.12.2013 № 94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» до подачи документов для регистрации холдинга управляющей компанией должно быть получено согласие антимонопольного органа на его создание. Однако Указ № 326 избавляет новый холдинг от такой формальности — на него не распространяются требования п. 1 ст. 17 Закона № 94-З, предусматривающие согласие антимонопольного органа на реорганизацию или объединение коммерческих организаций, создание коммерческих организаций и объединений хозяйствующих субъектов, если балансовая стоимость их активов достаточно велика или кто-то из них уже является монополистом.

Участники холдинга получают право производить коньяки, бренди и коньячные напитки без учета ограничений, установленных в ч. 2 п. 1 ст. 5 Закона от 27.08.2008 № 429-З «О государственном регулировании производства и оборота алкогольной, непищевой спиртосодержащей продукции и непищевого этилового спирта» (заниматься таким производством вправе только госпредприятия или юрлица с долей государства в уставном фонде свыше 30%). Кроме того, участники холдинга имеют право на получение лицензии на осуществление оптовой торговли и хранение алкогольной, непищевой спиртосодержащей продукции и непищевого этилового спирта без учета требований к наличию периода осуществления оптовой торговли (независимо от вида товара) в Беларуси и доли государства в их уставных фондах.

Им также разрешается совершать между собой сделки мены и прекращение обязательств зачетом алкогольной продукции, в т.ч. спирта этилового, получаемого из пищевого сырья, на потребительскую упаковку, укупорочные средства, этикетку, контрэтикетку и кольеретку, транспортную упаковку, поддоны плоские для формирования транспортных пакетов. На алкогольную продукцию, производимую участниками холдинга, и реализуемую между ними, в т.ч. на спирт этиловый, получаемый из пищевого сырья, не распространяется государственное регулирование цен. Правда, реализация алкогольной продукции между этими организациями должна осуществляться по цене не ниже себестоимости.

Если участники холдинга при сделках между собой пожелают определять момент фактической реализации (передачи) подакцизных товаров по мере их оплаты, как предусмотрено Указом от 8.10.2014 № 471 «Об особенностях деятельности организаций алкогольной и пивоваренной отраслей», то таким моментом будет считаться приходящийся на налоговый период день зачисления денежных средств на счет плательщика, а в случае реализации подакцизных товаров за наличные денежные средства — день поступления указанных денежных средств в кассу плательщика, но не позднее 90 дней со дня отгрузки (в Указе № 471 — не позднее 60 дней). Авторы Указа № 326 не забыли, что возможность выбирать метод признания выручки («по отгрузке» или «по оплате») производителям алкоголя предоставлена лишь до 31.12.2016 г. А потому правительству поручено по итогам I полугодия 2016 г. внести предложение о необходимости продления действия норм Указа № 471 для участников холдинга.

И наконец, организации, входящие в состав холдинга, получают право не включать в состав внереализационных доходов, учитываемых при налогообложении, безвозмездно полученное имущество (машины и оборудование, денежные средства), хотя до сих пор в соответствии с Указом № 660 такая льгота была недоступна производителями алкогольной продукции и табачных изделий.

Ранее председатель концерна «Белгоспищепром» Александр Забелло объяснял, что консолидация активов производителей алкоголя позволит создать единую торговую компанию для централизации продаж, логистики, создания и управления брендами, а также устранения внутренней конкуренции между участниками холдинга. Это позволит снизить затраты на реализацию продукции, упорядочить и повысить эффективность собственной розничной торговой сети. Предполагается, что в дальнейшем появится управляющая компания, не привязанная ни к одному из предприятий, будет оптимизирован товарный портфель всех производителей для продвижения на рынках. Сегодня общее количество SKU (единиц одной товарной группы) достигает 1,2 тыс., число наименований алкогольной продукции превышает 400, что затрудняет реализацию. Как свидетельствует опыт мировых брендов, успешно продвигать на рынке можно не более сотни товарных позиций.

ПО МНЕНИЮ некоторых специалистов, конкуренция между предприятиями, принадлежащими одному собственнику — государству, является «нездоровой». Надо полагать, что олигополия исключительно оздоровит ситуацию — особенно, учитывая, что государство устанавливает цены на водку, реклама алкоголя запрещена, а его производство, хранение, транспортировка и реализация жестко регулируются. Другие «эксперты» наивно уверяли, что, создавая холдинг, государство стремится еще больше монополизировать сверхприбыльную деятельность по производству алкоголя. На самом деле это далеко не так. Во-первых, все участники холдинга и без того имеют лишь одного акционера — государство. Исключение составляет лишь ОАО «Веселово» где имеется еще 56 акционеров — физлиц, но им принадлежит менее 0,25% акций.

Во-вторых, из 8 участников холдинга по итогам 2014 года и I квартала т.г. пятеро имели чистый убыток, а рентабельность продаж выглядит весьма скромно (см. таблицу, в печатной версии "ЭГ"). Убытки от инвестиционной и финансовой деятельности (которые, в частности, включают курсовые разницы и проценты по кредитам) «съели» доходы от производства.

В ПОСЛЕДНЕЕ время производство и реализация алкоголя не впечатляют бурным ростом. Выпуск водки и питьевого спирта в республике сократился в прошлом году на 13,2%, а по итогам 5 месяцев т.г. на 24,1% по сравнению с январем–маем 2014 г., коньяка — на 32%. Объем продаж водки в I квартале т.г. сократился в натуральном выражении на 14,3% к январю-марту 2014 г., ликеро-водочных изделий — на 24,8%, а коньяка вырос всего на 2,6%. Таким образом, производителям алкоголя, скорее всего, предстоит пересматривать свои производственные планы, оптимизировать, а то и сокращать мощности. Тут и пригодятся нормы Указа № 326, позволяющие без ограничений и налоговых издержек перераспределять оборудование, материальные и иные ресурсы.

Любопытно выглядит и внешняя торговля алкоголем. За январь–май т.г., по данным официальной статистики, Беларусь импортировала 259,7 тыс. л водки (в пересчете на 100-процентный спирт), что в натуральном выражении на 5,8% больше, чем годом ранее, а в стоимостном — на 32,7% меньше. Менее 3% водки ввозится в Беларусь из Украины (причем объем поставок вырос на 66,3%), а почти все остальное — из стран Евросоюза. Импорт крепких спиртных напитков сократился на 17,7% в натуральном выражении (до 14 013,6 тыс. л), а в стоимостном — на 40,1%, до 11,4 млн. USD. Интересно, что поставок водки и крепких спиртных напитков из России и Казахстана в текущем году статистика вообще не зафиксировала, хотя в прошлом году они были, хотя и в весьма скромном объеме. Так что, если экспансия спиртного из стран ЕАЭС нам и грозит, то только в виде контрафакта, против которого никакой холдинг не поможет.

Мировой опыт показывает, что ни M&A, ни государственная монополия, не являются гарантиями успеха. Например, в 2011 г. польская Central European Distribution Corporation получила 1,3 млрд. USD убытка, несмотря на рост выручки почти на 1/4. Причиной убытка стало обесценивание инвестиций в российские заводы «Русский алкоголь» и «Парламент». В 2013 г. оказался убыточным финский государственный производитель алкоголя Altia — из-за слишком высоких акцизов и массового ввоза спиртного из Эстонии. К сожалению, мы вряд ли узнаем, к каким результатам привел белорусский алкогольно-холдинговый эксперимент, поскольку у нас холдинги если и составляют консолидированную отчетность, то не обязаны ее публиковать.

ЕЩЕ недавно власти обещали проводить в стране открытую конкурентную и антимонопольную политику, направленную на предотвращение монополизма и недобросовестной конкуренции. Но вместо приватизации или реструктуризации госпредприятий чиновники предлагают альтернативный лозунг — о разделении функций государства как регулятора и как собственника. В данном случае предполагается, что определение государственной политики останется в компетенции концерна «Белгоспищепром», а ведение коммерческой деятельности — функцией нового холдинга. Можно ли это считать оптимизацией управления алкогольной отраслью или же мы получим абсолютного монополиста? Ведь функции, перечисленные в уставе концерна, не изменились. И если акции 7 предприятий переданы ОАО «Минск-Кристалл», то его акции остались в управлении концерна, что позволяет государству в прежнем объеме контролировать управляющую компанию холдинга и, следовательно, всю группу.

В теории любая компания стремится к монополии на рынке, но государство как регулятор обязано ограничивать эти стремления ради обеспечения конкуренции и защиты потребителей. У нас все иначе: государство как собственник бизнеса стремится к монополии, а как регулятор устраняет все правовые ограничения к ее появлению. Но конкуренция хотя бы друг с другом — единственное, что может как-то поспособствовать повышению эффективности госпредприятий.

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях