$

2.1222 руб.

2.4045 руб.

Р (100)

3.1867 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Программы

Традиционные предложения для перспективных рынков

17.06.2016

Белорусское правительство пытается найти пути наращивания и диверсификации экспорта, который неизменно остается одним из главных приоритетов государства. К сожалению, мировые рынки явно не учитывают наши интересы: рост поставок в натуральном выражении идет гораздо быстрее, чем восстановление стоимостных показателей.

С этими проблемами и проектом Национальной программы поддержки и развития экспорта на 2016–2020 годы власти разбирались на очередном заседание Президиума Совета Министров 14 июня. Предполагается, что в программе будут учтены опыт реализации предыдущих программ, передовых мировых наработок по поддержке экспорта, а также предложения реального сектора, регионов и бизнес-ассоциаций.

По прогнозу, экспорт товаров и услуг в текущем году должен вырасти на 3,5%, в т.ч. за I квартал – на 1,1%. Однако пока за 4 месяца имеется спад на 16,1%. При этом в количественном выражении поставки рас­тут: индекс роста физического объема экспорта за 4 месяца т.г., по данным премьер-министра Андрея Кобякова, составил 102,2% к аналогичному периоду прошлого года, а на российском рынке – даже 105,9%. Но в стоимостном выражении спад продолжается. Для сохранения конкурентоспособности на российском и других рынках белорусским предприятиям необходимо активнее работать над снижением себестоимости продукции, что позволит проводить более гибкую ценовую политику, считает А.Кобяков.

ИНЫЕ компании, чтобы обеспечить уровень цен, снижают объемы поставок. Но нашим предприятиям не приходится мечтать об олигополии. Напротив, в России и Казахстане активно создаются производства, которые могут вскоре заместить отдельные белорусские товары, отметил премьер-министр. Он попросил объяснений у Минэкономики, МИДа, отраслевых министерств, Академии наук о том, как корректируются планы  по развитию отраслей с действиями основных торговых партнеров по ЕАЭС.

Заметим, что в РФ и Казахстане программы развития отраслей и производства товаров, которые белорусы всегда поставляли на рынки постсоветских стран, разрабатывались давно. Некоторые из них довольно успешно реализуются, что означает вытеснение наших производителей из привычных ниш. Это было неизбежно, поскольку разговоры о создании транснациональных групп, которые могли бы проводить согласованную производственную и сбытовую политику, так и не воплотились в реальные M&A. Упорство, с которым белорусские власти затягивали планы создания совместных промышленных групп, теперь оборачивается серьезной угрозой для отечественной экономики.

«Что мы можем предложить, кроме традиционной продукции, нефтепродуктов и удобрений на перспективные рынки? – спросил А.Кобяков. – Какие экспортные производства нуж­но создавать и развивать в 2016–2020 годах?». Заодно ГКНТ, НАН, Минэкономики должны представить планы достижения 20% высокотехнологичного экспорта в общем объеме внешнеторговых поставок к 2020 г.

ПОКА на европейском ры­нке республика потеряла более 32% стоимостного экспорта и 0,8% физических объемов. Значительно сократились поставки товаров топливно-­энергетической группы, машиностроения некоторых видов металлопродукции, признал премьер-министр.

Не лучше обстоят дела и на азиатском направлении. Почему-то пока не принесли ожидаемых результатов работы по сборочным производствам в Китае, нет прорыва во Вьетнам, ожидаемого с учетом создания зоны свободной торговли. Поставки традиционных товаров – калийных удобрений, шин, синтетических волокон, грузовых автомобилей – сократились, а новых позиций не видно.

Действительно, поставки в КНР в I квартале т.г. оказались на 64% меньше, чем в январе–марте 2015 г. Впрочем, сотрудничество с остальными странами БРИКС тоже не впечатляет. Экспорт в Бразилию сократился на 35,7%, в Индию – на 13,1%. Правда, поставки в ЮАР выросли вдвое, но их сумма составила всего 831,8 тыс. USD – в 10 раз меньше потерь на индийском рынке. Не удается пока реализовать возможности, возникшие в связи со снятием санкций с Ирана. Заметим, что пока за 3 месяца т.г. в эту страну поставки составили всего 1/5 от уровня I квартала 2015 г.

Премьер-министр считает, что можно нарастить экспорт в Канаду. После того как эта страна сняла санкции в отношении Беларуси, только в I квартале поставки белорусской продукции возросли в 11 раз. «Понятно, что база пока там не значительна (с 1,2 до 13,3 млн. USD – прим. «ЭГ»), но тенденция очень положительная, – заметил А.Кобяков. – Имеем резерв роста на данном направлении». Речь идет о поставках карьерной техники, крупногабаритных шин.

С наращиванием объемов экспорта товаров на новые перспективные рынки и удер­жанием традиционных явно что-то не ладится. К примеру, на постсоветском пространстве разновекторность такова: по­ставки в Грузию выросли в I квартале т.г. на 26,7%, Украину – на 19,1%, тогда как в Казахстан они сократились на 43,3%, в Россию – на 7,2%, а в Азербайджан – на 30,7%. Можно было бы порадоваться росту экспорта в Саудовскую Аравию в 11 раз, в Сенегал в 2,2 раза, Сирию – в 2,6 раза, Уганду – в 5 раз, Хорватию – в 30 раз, Шри-Ланку – в 2,4 раза, Люксембург – на 60,5%, Швейцарию – на 47,4%, Мексику – на 38,9%, Эквадор – на 29,2%. К сожалению, суммы поставок в эти страны чаще всего слишком малы, чтобы ком­пенсировать потери на других направлениях.

Скажем, экспорт в США и Францию упал на 2/3, а в Великобританию, Филиппины, Вьетнам и Сербию – без малого на 3/4, Чили – на 83,1%, Малайзию, Чехию – почти на 1/3, в Турцию – на  46,3%, Финляндию – на 39,4%, Эстонию – на 21,6%, Германию – на 21,1%.

Одним из путей улучшения экспорта А.Кобяков считает его информационное обеспечение с применением новейших технологий, а также активизацию работы по сервисному обслуживанию техники на зарубежных рынках.

 

В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, министр иностранных дел Владимир Макей заверил, что, хотя прогнозы по экспорту товаров пока не выполняются, видно постепенное сокращение отставания. Эта тенденция четко прослеживается с начала года в динамике экспорта на важнейший для нас российский рынок. По итогам января снижение экспорта составляло 16,1%, а за 4 месяца – уже только на 6,4%. По ряду крупных товарных позиций наблюдается значительный рост физических объемов поставок, в т.ч. сливочного масла (более чем на 34%), древесно-стружечных плит – на 82%, грузовых автомобилей – более чем на 10%. К сожалению, не все зависит только от нас, отметил В.Макей. Например, при росте физических объемов экспорта нефтепродуктов на 1,3% в стоимостном выражении снижение составило 35,5%, что связано с изменениями конъюнктуры на мировом рынке. Аналогично обстоят дела с поставками сырой нефти, сжиженного газа, удобрений, сахара. Без учета названных товарных позиций снижение экспорта за январь–апрель составило 5,1%, а по всем товарам – 18,4%, тогда как в январе – 12,2%, сообщил министр иностранных дел.

Доля белорусского экспорта в импорте основных торговых партнеров в целом сохраняется на уровне предыдущих лет, а по отдельным странам – увеличилась, заверил В.Макей. Так, за первые два месяца 2016 г. доля Беларуси в импорте России возросла на 0,29%, Украины – на 1,64%, Польши – на 0,20%, Нидерланды – на 0,16%. Есть «некоторые подвижки» и по другим направлениям, хотя не очень существенные. Все это, по мнению министра, дает основания для «сдержанного оптимизма в отношении выполнения прогнозного задания на 2016 г. в целом».

Вероятно, после доработки проекта Национальной программы поддержки и развития экспорта на пятилетку и оптимизм сдерживать не понадобится – особенно, если она начнет успешно воплощаться в жизнь.

 

 

Автор публикации: Вадим ЛЕБЕДЕВ