Авторизуйтесь Чтобы скачать свежий номер №38 (2535) от 27.05.2022 Смотреть архивы
picture
USD:
2.5432
EUR:
2.6454
RUB:
4.1545
Золото:
150.87
Серебро:
1.79
Платина:
77.11
Палладий:
163.04
Назад
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений
Распечатать с изображениями Распечатать без изображений

Торги в Беларуси бойкотированы

На конкурс по приватизации четырех белорусских предприятий нефтехимии и нефтепереработки, намеченный на 4--5 июня, инвесторы не подали ни одной заявки...
На конкурс по приватизации четырех белорусских предприятий нефтехимии и нефтепереработки, намеченный на 4--5 июня, инвесторы не подали ни одной заявки.

РЕАКЦИЯ руководства фонда по управлению госимуществом уже последовала: "О продлении сроков конкурса не может быть и речи. Мы должны объявить, что конкурс 4--5 июня не состоялся из-за отсутствия заявок, и думать, что нам делать дальше... Возможно, будут пересмотрены условия и объявлен новый конкурс. Соответствующие предложения должен подготовить теперь концерн "Белнефтехим", -- заявил Петр Лукьянов.

Пущенным по следу журналистам прояснить удалось немногое. А именно, что в государственном концерне по нефти и химии расценивают игнорирование конкурса инвесторами, как "попытку надавить на организаторов торгов с целью снизить цены и упростить прочие условия конкурса".

Одновременно все ждут, что правительство, убежденное в "прозрачности, справедливости и оправданности с точки зрения ценности белорусских нефтехимических объектов" условий торгов, сочтет более разумным внести изменения в позицию, оказавшуюся нерезультативной.

Поражение чиновников, выразивших интересы государства при отчуждении собственности в постановлении правительства от 2002-11-22г. N 1628, "НЭГ" прогнозировала давно (см. N 12 за 2003г.). Аналитики из России и Беларуси указали на то, что притязания государства -- сохранить полный контроль над акционерными обществами и за счет привлекаемых инвестиций на неопределенный срок увеличить стоимость принадлежащих ему ценных бумаг -- ловушка для простаков. Желающих стать миноритарными акционерами, которые будут бесконечно вносить дополнительные инвестиции без права на управление и надежды на дивиденды, не нашлось. Бойкот конкурса -- тому подтверждение.

У потенциальных покупателей не было и нет оснований к тому, чтобы просто согласиться с объявленной ценой на госпакеты акций, усмехаются консалтеры. О том, что цена, которую заломили за неконтрольные пакеты акций, неоправданно высока, сказано немало. Это видно и при сравнении стоимости акций белорусских предприятий с любой из крупнейших компаний Европы.

Номинальная цена одной акции ОАО "Гродно Азот" установлена в 66 тыс.руб., а ее начальная цена на конкурсных торгах -- 157,65 USD. Номинальная цена акции ОАО "Гродно Химволокно" -- 33 тыс.руб., стартовая на торгах -- 55,169 USD. Открыв рейтинг 500 крупнейших компаний Европы, опубликованный Financial Times, увидим, что номинальную цену акции "Азота" (в пересчете на доллары -- около 32 USD) впору соотносить со стоимостью ценных бумаг корпорации DаimlеrСhrуslеr (30 USD/1 акция), а ценные бумаги гродненского ОАО "Химволокно" Минэкономики возвысило до уровня котировок голландской Рhiliрs Еlесtrоniсs (16,3USD/1 акция). Аналогично ценные бумаги "Нафтана" и "Полимира" по 3300 руб. (примерно 1,5 USD) согласно представлениям белорусских чиновников могут поспорить в цене с акциями британской Rоlls Rоусе (1,2 USD/1 акция). Инвесторы, присматривавшиеся к белорусскому нефтехимическому комплексу, ознакомившись с извещением Минэкономики РБ о проведении конкурса, не могут не насторожиться. Самый мощный пункт в нем, который приковывает потенциальных партнеров друг к другу намертво, буквально звучит так: "Инвестиции возврату не подлежат'(!). С него начинаются все комментарии экспертов, поясняющие принципы неэтичного ведения бизнеса. Далее, согласно извещению право собственности переходит к победителю конкурса после выполнения им условий в части осуществления инвестиционной программы в полном объеме. То есть инвестор, купивший пакет акций, но не выполнивший (по мнению государства) некоторых дополнительных условий, может лишиться инвестиций. Надо ли говорить, что рейтинг доверия продавцу, который одновременно будет арбитром в случае возникновения конфликтных ситуаций, крайне низок!

Все "выгоды" от владения неконтрольным пакетом белорусских предприятий становятся ясны из деталей. Например, инвесторов заранее предупредили о том, что они не могут инициировать принятие управленческих решений, вследствие которых ухудшаются финансово-хозяйственные результаты работы АО. А развивать конкретное предприятие позволено лишь с одновременным увеличением объема производства продукции и исключительно на собственные средства. Запрет на привлечение заемных средств с одновременным требованием по обеспечению предприятий сырьем сузил количество потенциальных покупателей госпакетов акций до десятка компаний. А весь перечень дополнительных обязательств перечеркнул представления об инвестиционной привлекательности белорусского нефтехимического комплекса.

Поэтому вполне закономерным оказалось, что покупка миноритарных пакетов не вписывается в стратегии "Лукойла", ЮКОСа, Сургутнефтегаза, ТНК, направленные на укрепление позиций на российском и зарубежном фондовых рынках, повышение капитализации, модернизацию российских предприятий нефтепереработки и нефтехимии (в Киришах, Ярославле, Туапсе), а также -- производственных мощностей, купленных в Центральной и Восточной Европе. Никто из них не пошел на снижение своего кредитного рейтинга из-за инвестиций, которые не обеспечивают им в среднесрочной перспективе контроль над белорусскими НПЗ.

Повторный бойкот инвесторами (первый был при продаже доли Славнефти) крупных торгов по продаже госсобственности в Беларуси не может не беспокоить: имидж страны-изгоя -- не бог весть какое достояние. Продолжить переговоры с потенциальными инвесторами сейчас труднее, чем обиженно прощаться. Сделать это результативно можно только с привлечением авторитетных оценщиков к сопровождению приватизации, настаивают эксперты.