$

2.1449 руб.

2.4102 руб.

Р (100)

3.1690 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

ТОНКИЙ ЛЕД НАЛОГОВОЙ МИНИМИЗАЦИИ©

20.03.2015

Вопрос уплаты налогов — всегда щепетилен, особенно если платить приходится много. В рамках данной статьи мы не станем обсуждать морально-этические аспекты фискального бремени и применения схем налоговой оптимизации. Остановимся на сугубо практическом вопросе, интересующем меня как адвоката, чья задача — по возможности предотвратить конфликт между клиентом и законом и минимизировать последствия такого столкновения.

Виталий Коледа, кандидат юридических наук, адвокат Минской городской коллегии адвокатов

Сейчас модно использовать статус индивидуального предпринимателя (далее — ИП) для минимизации налогообложения. Виной тому не столько алчность бизнесменов, сколько достаточно высокие ставки ФСЗН. Однако, увлекаясь схемами оптимизации, нужно помнить о наличии в отечественном законодательстве ст. 243 УК «Уклонение от уплаты сумм налогов, сборов».

Остановимся на одном аспекте использования ИП в качестве инструмента минимизации налоговых платежей — оформление работников в качестве ИП — и рассмотрим возможные риски таких действий. Первое, что надо уяснить, прибегая к таким методам оптимизации, — это понятие предпринимательской деятельности, которая определяется в ст. 1 ГК как

а) самостоятельная деятельность юридических и физических лиц;
б) осуществляемая ими в гражданском обороте от своего имени;
в) на свой риск и под свою имущественную ответственность;
г) направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи вещей, произведенных, переработанных или приобретенных указанными лицами для продажи, а также от выполнения работ или оказания услуг, если эти работы или услуги предназначаются для реализации другим лицам и не используются для собственного потребления.

Из этого следует очень важный вывод: предпринимательство не ограничивается получением свидетельства о государственной регистрации в качестве ИП. Для того чтобы деятельность ИП была предпринимательской, она должна соответствовать вышеперечисленным критериям. Отвечает ли им простой переход наемного работника в статус ИП? Для этого предлагаю подумать над следующими вопросами:

– кто был автором идеи о регистрации в качестве ИП?

– какие ИП приложил усилия, чтобы заключить с вами контракт и определить размер вознаграждения?

– отличается ли размер вознаграждения ИП от размера заработной платы по рынку, пускай и скорректированной на уменьшенный налог на доходы и ФСЗН?

– для выполнения работ ИП находится ли в офисе Заказчика постоянно или нет?

– выполняет ли ИП правила внутреннего трудового распорядка Заказчика?

– имеет ли ИП других заказчиков и предпринимал ли он меры по их поиску?

– кто ведет бухгалтерию ИП?

– действует ли ИП от имени и как работник Заказчика?

– насколько равномерны ежемесячные доходы ИП?

Список вопросов можно продолжить. Ответив на них, вы сможете понять, насколько блестящая идея по переводу работников в ИП будет выглядеть для сотрудников налоговой и ДФР правдоподобной. Для себя же вы и так будете знать ответ, поскольку, положа руку на сердце и признавшись себе, что все это вы и затеяли исключительно ради уменьшения сумм уплачиваемых налогов.

Статья 81 Налогового кодекса закрепляет права налоговых органов Республики Беларусь и их должностных лиц, в перечень прав которых входит в том числе:

– признание осуществляемой плательщиком (иным обязанным лицом) деятельности незаконной в случае нарушения установленного порядка ее осуществления, а также признание сделок (договоров) недействительными;

– проводить проверки и изымать документы, в т.ч. в электронном виде.

Теперь представим ситуацию, когда фирма резко перевела штат работников на ИП. В налоговом органе по месту постановки фирмы на учет практически сразу сработает система управления рисками, и налоговики обратят внимание на существенное снижение выплат организации по налогу на доходы физических лиц, а в ФСЗН также отметят резкое падение объема причитающихся платежей при сохранении общих оборотов организации.

Этого будет достаточно, чтобы фирма попала в поле зрения проверяющих и была назначена проверка. В лучшем случае проверять будет налоговая, в худшем — Департамент финансовых расследований КГК Республики Беларусь.

Теперь представляем: в один прекрасный день на пороге вашего офиса появляются сотрудники налоговой или ДФР с предписанием на проведение проверки, изымаются компьютеры и первичная документация, сотрудники разводятся по отдельным кабинетам, и у каждого берутся объяснения, а также производится осмотр их рабочих мест.

Далее возможны два наиболее вероятных варианта развития событий.

Первый — если вы просили своих сотрудников, оформленных как ИП, подписывать первичные учетные документы без реального выполнения хотя бы части указанных в актах работ, а те признаются, что часть перечисленных по указанным актам денег возвращали назад, то при достижении необходимой суммы появится стопроцентный повод для возбуждения в отношении директора фирмы уголовного дела по ст. 243 УК.

Второй — если работникам действительно выплачивались деньги за реально выполненные работы и оказанные услуги. Если субъекты опроса в состоянии пояснить и предоставить доказательства выполнения таких работ и услуг, названных в актах, а их стоимость не вызывает сомнений у проверяющих, то проблемы могут возникнуть лишь в части попытки налоговых органов признать индивидуальное предпринимательство формальным, созданным без целей осуществления предпринимательской деятельности.

При этом диалог проверяющего с работником может выглядеть так:

– Кто был инициатором регистрации в качестве ИП?
– Ко мне подошел директор и попросил оформить индивидуальное предпринимательство, чтобы было проще платить зарплату!
– Кто оформлял первичные учетные документы и вел отчетность по вашей предпринимательской деятельности?
– Это все делала бухгалтерия нашей фирмы, мне лишь давали документы на подпись.
От каких еще организаций были поступления на ваш расчетный счет?
– Ни от каких, я получал деньги только от фирмы, где работаю.
– Поясните, почему при работе с третьими лицами вы использовали корпоративную почту фирмы, от которой получали деньги и в офисе которой постоянно находились, представлялись работником фирмы, занимающим должность «N»?
– Ну, потому что я работал на этой фирме, а то, что меня оформили как ИП — это было формально, сказали — так меньше платить налогов надо будет.
– Что изменилось в перечне ваших обязанностей и функций, после того, как вы были уволены с фирмы «А» и оформились в качестве ИП для работы с фирмой «А»?
– Ничего не изменилось.

После такой беседы работнику разъяснят содержание ст. 234 УК «Лжепредпринимательство» и предложат дать соответствующие показания. Заодно ему объяснят разницу между процессуальным статусом свидетеля и пособника по ст. 243 УК со всеми вытекающими последствиями для директора фирмы, а возможно, и для главного бухгалтера и иных лиц.

Думаю, какие-либо еще комментарии и выводы по поводу побочных свойств таких схем налоговой оптимизации излишни.

В заключение добавим, что налоговое законодательство России, США и стран ЕС уже давно руководствуется в вопросах налогообложения не формальным подходом, а принципом обоснованности получения налоговой выгоды. Упрощенно можно сказать: суть этого принципа заключается в том, что сделка, совершенная только ради налоговой выгоды, без наличия коммерческого обоснования не дает права для предоставления налоговых льгот и вычетов. Более того, во многих странах существуют прямые запреты на налоговые вычеты и льготы при наличии определенных факторов. Например, в Швеции ИП по умолчанию не может применить налоговую льготу и/или налоговый вычет, предоставляемый ему предпринимательским статусом, если он имеет только одного клиента. Подобные законы дают налоговым органам экономию времени и усилий при доказывании в суде незаконности схем минимизации. В свою очередь, предприниматели четко видят, какие схемы недопустимы, и могут заблаговременно провести их «краш-тесты», чтобы ясно представлять себе выгоды и риски от использования различных способов снижения налоговой нагрузки.

Итак, отдавайте им то, что вы им должны: кому налог, кому подать, кому уважение, кому почет.
(Послание к Римлянам 13:7)

От редакции

Вступившим в силу с 4 января т.г. Законом от 30.06.2014 № 165-З «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения» в новой редакции изложена ст. 235 УК «Легализация (“отмывание”) материальных ценностей, приобретенных преступным путем».

Если ранее нормы этой статьи не касались случаев приобретения материальных ценностей в результате совершения преступлений, предусмотренных ст. 243 УК, то теперь такой оговорки нет. А потому уклонение от уплаты сумм налогов вполне может быть переквалифицировано в более тяжкое преступление по ст. 235 УК, что, кстати, прямо предусматривается в Рекомендациях FATF. Ведь средства, оставшиеся в распоряжении компании или ИП в результате недоплаты налогов и сборов, несомненно так или иначе используются для осуществления хозяйственной деятельности, в т.ч. для приобретения активов, оплаты работ и услуг, выплаты зарплат, премий, дивидендов и т.п.

Более того, руководитель предприятия и лица, причастные к планированию и осуществлению финансовых операций, включая бухгалтеров и консультантов, дающих слишком «смелые» советы, могут оказаться в поле действия самой «тяжкой» части 3 ст. 235 УК — преступления, совершенные организованной группой, которые наказываются лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Согласно примечанию к ст. 235 УК организаторы (руководители) организованной группы несут ответственность за все совершенные группой преступления, если они охватывались их умыслом, а другие участники такой группы — только за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали. Таким образом, особую актуальность приобретают нормы ст.ст. 24–27 Общей части НК, регламентирующие статус законных и уполномоченных представителей плательщика в отношениях, регулируемых налоговым законодательством.