$

2.1102 руб.

2.3950 руб.

Р (100)

3.1973 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

Тонкая материя налогового сознания

12.08.2008

Как усовершенствовать отечественное налогообложение, чтобы оно соответствовало мировому уровню, и сохранить социальную направленность экономической политики? Что мешает развиваться белорусскому бизнесу и привлекать зарубежный капитал? Поиску ответов на эти вопросы было посвящено выездное совещание, которое провел премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский 7 августа на УП «Белкоммунмаш» с участием представителей ряда министерств и ведомств страны, предпринимательских союзов, руководителей и бухгалтеров предприятий.

Открывая совещание, глава белорусского правительства призвал собравшихся к откровенному и предметному разговору, результатом которого станет выработка конкретных предложений по совершенствованию бизнес- климата в нашей стране. По-новому обозначена цель проводимых реформ. «Нам надо посмотреть модель налоговой системы и выстроить ее так, чтобы она соответствовала европейским стандартам», — сказал С.Сидорский. — Важно, чтобы при решении назревших вопросов были выработаны системные решения по улучшению экономической среды». Премьер-министр отметил, что реформа налоговой системы «должна стать необратимой для экономики». Правительство, по его словам, готово к конструктивному диалогу с предпринимательскими объединениями. Тем более, что именно по их инициативе недавно был принят ряд решений по упрощению налоговой системы и эта работа должна быть продолжена.

Как посмотреть

Сегодня на долю прямых налогов приходится 9,3% ВВП, а косвенных — 16,5%. В развитых странах, наоборот, выше доля прямых налогов (на прибыль, на имущество и на доходы граждан). Но, чтобы добиться такого соотношения, нужны серьезные сдвиги в экономике. По данным МНС, в настоящее время в состав налоговой системы республики входит 24 основных налоговых платежа. При этом большинство плательщиков регулярно исчисляют и уплачивают только 7 из них, уверяет министр по налогам и сборам Анна Дейко. Показанные министром слайды демонстрируют, что уровень налоговой нагрузки, ставки и количество налогов в Беларуси вполне сопоставимы с показателями развитых стран мира. Правда, бегство капитала и производств из этих стран заставляет усомниться, так ли уж хорош пример для подражания. Да и в пресловутом отчете Всемирного банка данные иные. Но мало ли кому как считать вздумается.

По словам А.Дейко, начиная с 2006 г. мы отменили 17 налогов и обязательных платежей, что позволило снизить налоговую нагрузку с 34% к ВВП в 2006 г. (без учета Фонда соцзащиты) на 3,7 процентных пункта. А за 2006-2010 гг. снижение составит 4,8 п.п. Впрочем, председатель правления Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. М.Кунявского Георгий Бадей полагает, что налоговая нагрузка как доля в ВВП консолидированных в бюджете платежей, наоборот, из года в год растет: в 2005 г. — 48,4%, в 2007 г. — 50, в 2008 г. — 55,4%. Но МНС, считая такой расчет некорректным, определяет налоговую нагрузку как долю налоговых платежей в выручке предприятий, не учитывая при этом экспортные пошлины, отчисления в ФСЗН и инновационные фонды.

Последние — тема постоянных споров правительства и бизнес-союзов. Предприниматели полагают, что эти платежи серьезно ухудшают их финансовое положение и к тому же ставят их в неравные условия с госпредприятиями. Ведь платят отчисления все, а получают средства из этого источника только избранные. Но чиновники с такой позицией не согласны. Так, по словам министра торговли Александра Иванкова, 40% получателей средств из инновационного фонда Минторга — частные организации (какова в них доля государства, уточнять не стали). А первый заместитель министра архитектуры и строительства Михаил Абрамчук напомнил, что получить помощь, в т.ч. из отраслевого фонда, может любой частник — при условии выполнения прогнозных показателей роста и… передачи части акций государству. Правительство уверено в необходимости сохранения данных фондов как источника финансирования инновационных мероприятий. Правда, проверки Комитета госконтроля показывают, что средства эти порой идут на совсем иные цели.

С другой стороны, частные строительные фирмы, заложив в себестоимость 13,5% отчислений в инновационный фонд Минстройархитектуры, не могут конкурировать с предприятиями Минэнерго и других министерств, которых этот платеж не касается, отмечает Г.Бадей. Но условия тендеров такие особенности не учитывают. Кроме того, участники совещания жалуются на сложность расчета отчислений в инновационные фонды и запутанность инструкций.

Что-то особенное

Представить себе возможность существования малого по объему и простого по содержанию налогового законодательства цивилизованной страны в наши дни вообще трудно. Например, в Великобритании оно насчитывает 8,3 тыс. страниц и за последние 10 лет увеличилось вдвое. А объем только закона о подоходном налоге Новой Зеландии — почти 3 тыс. страниц. Объем нашей нормативной базы в сфере налогообложения куда меньше. Правда, в ней часто не найти многих терминов и определений, например, рекламы и маркетинга, представительских расходов, информационных и консультационных услуг, НИОКР и многого другого. Все, о чем умалчивает налоговый закон, приходится искать в других областях правового регулирования (трудовом, гражданском и т. п.), в каждой из которых порой существуют разные толкования различных терминов. Скажем, какие расходы по обеспечению нормальных условий труда можно учесть при расчете налога на прибыль? Чтобы в этом разобраться, надо проштудировать кучу СанПиНов, Трудовой кодекс и т. п. А недомолвки и противоречия нормативных актов по-прежнему возмещаются разъяснениями министерств и ведомств, где порой также встречаются весьма различные трактовки. Но если в России все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (п.7 ст. 3 НК РФ), то у нас такой нормы нет. И если суждение бухгалтера не совпадает с позицией проверяющего, прав всегда последний. Поэтому нашему бухгалтеру нужно ориентироваться в таком объеме «нормативки», что, пожалуй, и англичане удивятся. Между тем мировые стандарты предусматривают принцип ограничения форм налогового законотворчества, запрещающий включение норм о налогообложении в «неналоговые» законы и подзаконные акты. Для этого определение основных институтов, понятий и терминов должно осуществляться только в налоговом законодательстве, а ссылки на прочие законы и подзаконные акты не допускаются. Такой принцип имеется и у нас в п.1 ст.3 и ст.6 Общей части Налогового кодекса, но вступят они в силу лишь со дня введения в действие Особенной части НК, что, по словам А.Дейко, ожидается к 2010 г.

Хотелось бы надеяться, что эта часть будет не просто сложением в один документ нынешних законов по отдельным налогам, а обеспечит детализацию, минимизирующую отсылочные нормы и неясности вроде «других» и «иных» доходов и расходов. Ведь именно наличие или отсутствие подобных базовых принципов и нюансов определяет качество любой уважающей себя (и уважаемой остальными) налоговой системы. А также — трудоемкость учетного процесса.

Штрафной батальон

По словам А.Дейко, в Беларуси сегодня работает 230 тыс. бухгалтеров, обслуживающих около 400 тыс. налогоплательщиков. Такая точность не может не восхищать. Напомним, еще недавно руководители некоторых бизнес-союзов называли вдвое большую цифру (ничем ее не аргументируя). В большинстве стран назвать точное число учетных работников вообще не берутся. Например, в России в 2006 г. в ходе Всероссийской программы аттестации бухгалтеров подсчитали, что в РФ учетом занимается около 838 тыс. человек, руководствуясь эмпирически выведенной формулой: 3 бухгалтера на 1 юрлицо и 1 — на 10 индивидуальных предпринимателей. Впрочем, позднее наши соседи называли иные цифры: от 1,5 до 2 млн. Ведь если главбухи фиксируются при регистрации плательщиков в инспекциях МНС, то специальной статистики остальных учетных работников ни у нас, ни в России не ведут. В Англии, по данным доклада Совета по профессиональному учетному надзору, насчитывается 378,5 тыс. обладателей 6 бухгалтерских сертификаций (ACCA, CIMA, ICAEW и др.), значительная часть которых работает по всему миру. В США имеется около 1 млн. штатных бухгалтеров. А число подрабатывающих учетом (в основном в малом бизнесе) на Западе определить и не пытаются.

В общем, учет и контроль в современном мире — дело поистине массовое. Но всему должны быть разумные границы. Ведь, как отметил С.Сидорский, бухгалтеров у нас вдвое больше, чем всех работников легкой промышленности, и примерно столько же, сколько в транспорте и торговле (где, заметим, тоже немало бухгалтеров). Бездельничать этой армии не приходится. Именно бухгалтерам приходится удовлетворять бесчисленные требования и безграничную любознательность государства, подтверждая документально и отчитываясь за каждое движение хозяйственного механизма. Директор одной из частных фирм продемонстрировал премьер-министру пухлую пачку документов, необходимых для сделки всего на 10 тыс. Br. В его фирме из 20 человек не справляются уже 2 бухгалтера — приходится звать подкрепление. Другой руководитель заявил, что если в России для ведения учета достаточно 1,5 штатные единицы, то в Беларуси на аналогичной фирме требуется 4. Директор «Милавицы» Дмитрий Дичковский уточнил, что только расчетом экологического налога у него заняты 2 человека 30 дней в году — ради квартального платежа в 7 млн.Br. А над заполнением статотчета 5-з (Отчет о затратах на производство продукции (работ, услуг)) трудятся 6 человек 13 дней в году.

Сегодня предприятиям приходится вести 4 учета — собственно бухгалтерский, налоговый, управленческий и статистический. И все они нужны: если бухучет сегодня по-прежнему решает в первую очередь задачи расчета налогов, то у менеджмента иные потребности в финансовой и управленческой информации. Возможно, ситуацию исправит создание национальных учетных стандартов, соответствующих МСФО. Но это займет несколько лет. Пока же только статистика гарантирует постоянную занятость. Ведь если мощная бухгалтерия МАЗа сдает 170 статотчетов, то одинокий главбух какого-нибудь ООО и с формой 1-мп еле справляется. И о какой точности можно говорить, если некоторые отчеты положено сдавать на 2-5-й день после отчетного периода?

Преступление и наказание

Каждый промах бухгалтера очень дорого обходится как ему самому, так и фирме. Любая неточность в оформлении первичных учетных документов грозит штрафом по ст.23.17 КоАП — до 10% суммы в этом документе, нарушение правил ведения бухучета — от 4 до 20 базовых величин (ст.12.1), а налогового учета — от 5 до 50 БВ (ст.13.5). Штрафы за искажение статотчетности (ст.23.18 КоАП) на порядок выше. При этом в законодательстве нет ясных критериев применения максимальной и минимальной суммы штрафов в зависимости от степени вины и тяжести проступка. А это — генератор произвола и коррупции, как, впрочем, и вся система внесудебных взысканий. Но о передаче решения этих вопросов в суд бизнес-союзы уже и не вспоминают.

Председатель Белорусского союза предпринимателей Александр Калинин напомнил, что исковая давность по налоговым нарушениям — 10 лет. И в течение этого срока бизнесмена и бухгалтера могут привлечь к ответственности, что нередко и происходит. Зато вернуть переплату налогов из бюджета согласно ст.60 НК можно лишь в течение 3 лет. Не пора ли уравнять права?

Утешает, что поиск виновных государство самоцелью не считает. Более того, А.Дейко заявила, что «налоговым инспекторам не доводятся задания по взысканию штрафных санкций с предприятий». «Если на местах, в районах и есть такая практика, то за это строжайшим образом должностные лица привлекаются к ответственности», — подчеркнула она. Но результативность проверок по-прежнему один из показателей качества работы ревизора. И если он не нашел ничего для достойного пополнения казны, его непременно пожурят за бесцельно потраченное рабочее время. Да и в доходах бюджета страны все еще планируется сумма штрафов. Впрочем, людям вообще свойственно ошибаться. Может поэтому у 70% проверяемых предприятий были найдены нарушения. Причем, как отметила А.Дейко, подавляющее большинство проступков были непреднамеренными и связаны с крайне сложной системой расчета и администрирования налогов.

Облегчить ситуацию должна все та же реформа. Специальным приказом МНС до 5 дней сокращается срок закрытия предприятий. Решение этой проблемы назрело давно: только в Минске, по словам А.Дейко, скопилось за 10 лет более 5 тыс. подлежащих ликвидации предприятий, ожидающих налоговой проверки.

Предполагается отмена 13 из 112 ныне действующих административных процедур, совершаемых налоговыми органами. В следующем году начнется внедрение электронного декларирования, для которого ведется разработка соответствующего программного обеспечения.

Расписание на послезавтра

Достаточно ли принимаемых мер, чтобы радикально улучшить имидж налоговой системы Беларуси в глазах собственных плательщиков и зарубежных инвесторов и экспертов? Первые, наверняка, будут рады любому послаблению. А вот остальные могут закапризничать. Ведь законодатели повсеместно озабочены усовершенствованием казенного доильного аппарата, чтобы не травмировать его дребезгом нежную душу бизнеса и сделать процесс отъема денег в бюджет максимально комфортным и необидным. Председатель Белорусского союза налогоплательщиков Анатолий Труханович напомнил собравшимся, что еще в 2006-2007 гг. в 98 странах было проведено 200 реформ по улучшению условий для бизнеса, в т.ч. в 31 стране — по налогам. Сегодня мир не удивить ни «одним окном», ни «упрощенкой», ни плоской шкалой подоходного налога. Если у нас, единственных в СНГ, есть льгота по налогу на прибыль при осуществлении капвложений, то россияне, к примеру, обходятся т.н. «амортизационной премией» (ст.259 главы 25 НК РФ). Если для нас сокращение периодичности декларирования налога на недвижимость и экологического — прорыв, то в мире отчетность по налогу на прибыль и НДС раз в квартал, а то и в год — обычное дело. Тем не менее инвесторы внимательно следят за реформами и стремятся туда, где их проводят в чаянии прибыли, использование которой у нас тоже находится под присмотром государства.

Например, если предприятия в малых городах РБ пользуются немалыми налоговыми льготами, то дивиденды, причитающиеся их учредителям, по-прежнему облагаются налогом по ставке 15%. Устранить эту «несправедливость» призвал правительство один из участников совещания. Но С.Сидорский напомнил, что льготы даны для стимулирования регионального бизнеса, а, стало быть, прибыль должна направляться на его дальнейшее развитие, а не на другие цели. Тем временем в соседней России с нынешнего года дивиденды местным инвесторам (но только солидным) налогом вообще не облагаются. Зато никто не сможет сказать, что белорусская провинция — оффшор, где деньги запросто расходятся по личным карманам и счетам.

Между тем пока наши законодатели и эксперты обсуждают возможность отмены некоторых платежей, нормирования отдельных расходов и предоставления кое-каких льгот, иные бизнесмены не ждут милостей от закона. И успешно сводят до минимума свои платежи в бюджет с помощью ускоренной амортизации, трансфертных цен и других, менее известных и более изощренных приемов. И пока белорусские ревизоры гоняются за ошибками в заполнении накладных, их западные коллеги, не размениваясь по мелочам, обращают внимание лишь на случаи намеренного уклонения от налогов и искажения финансовой отчетности.

* * *

Завершая 5-часовое совещание, премьер министр страны пообещал, что такие встречи будут проводиться и впредь. Пожелаем же, чтобы их участники подготовили еще более конструктивные предложения и весомые аргументы. И все отпущенное время посвятили их обсуждению, не пытаясь, «пользуясь случаем», решить вопросики индивидуальных льгот, выделения земли и закупки сырья. Не каждый же день и не первому встречному дается возможность порадеть не о частном, а об общем благе и рассказать главе правительства о наболевших сложностях регистрации цен и лицензирования, ведения бланков строгой отчетности, сюрпризах рейдовых проверок. Да мало ли еще интересного…

Леонид ФРИДКИН


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях