$

2.0788 руб.

2.4500 руб.

Р (100)

3.1389 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

213.67 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Мнение специалиста

Точки роста и линии отставания

01.11.2016

Перед отечественной экономикой стоят сегодня непростые задачи, связанные со стабилизацией текущего состояния, выходом на траекторию устойчивого роста, с преодолением рисков и угроз. О том, как мы попали в такое положение и что делать, чтобы развиваться дальше, «ЭГ» рассказал директор НИЭИ Минэкономики Александр ЧЕРВЯКОВ.

– Александр Викторович, в Беларуси очень сложная ситуация во многих секторах экономики. За 9 месяцев текущего года у нас почти 3-процентное падение ВВП. При этом снижение темпов роста началось уже достаточно давно. Каковы, с позиции экономической науки, основные причины негативных явлений?

– Много лет наша экономическая модель базировалась на традиционных механизмах экономического роста, таких как увеличение объемов производства за счет дозагрузки производственных мощностей, прямое субсидирование отдельных госпредприятий, мягкая монетарная и фискальная политики. На определенном этапе это было правильным и позволило увеличивать ВВП, сохранить производственный потенциал, провести частичную модернизацию отраслей и развить социальную сферу. Однако сегодня в мире все очень динамично, растет конкуренция на внешних рынках, повысились требования к качеству и технологичности продукции. И наша продукция, откровенно говоря, не самая высокотехнологичная, стала сдавать позиции.

Факторный анализ показал, что на протяжении многих лет, особенно до 2006 г., прирост ВВП обеспечивался в основном за счет экстенсивных факторов, в т.ч. загрузки производственных мощностей и роста занятости, но затем вклад этих факторов стал снижаться и к 2015 г. упал ниже 1 п.п. прироста потенциального ВВП. Весомым фактором стали колебания цен на нефть.

– Причинами снижения темпов роста также называют внешние и внутренние шоки...

– Правильно. Мировой финансово-экономический кризис 2009 г. привел к падению ВВП на 6 п.п. Следствием ухудшения ситуации на мировых рынках стало замедление темпов экономического роста и падение ВВП в 2015 г. При этом наша экономика стала терять свою конкурентоспособность за счет отставания в технологиях, низкого роста производительности труда, неэффективного распределения финансовых ресурсов, невысокого качества инвестпроектов и сдерживания открытой конкуренции, а многие инструменты экономического развития постепенно превратились в механизмы искусственного расширения внутреннего спроса для поддержания высоких темпов роста экономики.

Увеличение зарплаты, опережающее динамику производительности труда, привело еще к одному дисбалансу. Экономика начала потреблять больше, чем производить, а возросший внутренний спрос стал покрываться за счет импорта, что оказало давление на платежный баланс. Факторы, которые ранее обеспечивали рост экономики, постепенно стали его сдерживать. А кризисные явления на мировом рынке усилили эти процессы.

– Что оказалось наиболее значимым для изменения в траектории движения нашего ВВП?

– Во-первых, директивное кредитование и господдержка ограниченного количества предприятий, создание «тепличных условий» не стимулировали их к повышению отдачи от вложенных средств и росту конкурентоспособности.

Во-вторых, сохранялась невысокая инновационная составляющая экономики и низкая отдача от инвестиций. Поэтому отраслевая структура существенно не изменилась, и экономика осталась высокозатратной и низкотехнологичной. Доля промежуточного потребления в валовом выпуске даже возросла относительно 1990 г. и в 2015 г. составила 54,4%, а удельный вес материальных затрат в себестоимости промышленной продукции – более 75%. В промышленности в 2015 г. доля высокотехнологичного сектора составила 3,2%, а низкотехнологичных производств – более 33%. В итоге у нас почти 3-кратное отставание от развитых стран по доле высоких технологий и 4–5-кратное – по производительности труда в промышленности.

В-третьих, сохраняется невысокая географическая и товарная диверсификация экспорта, что стало причиной высокой уязвимости внешней торговли: 85% экспорта приходится на 10 стран, из них в 5 поставляется около 75% продукции.

– Какие драйверы роста экономики будут особенно важными в ближайшей перспективе?

– При их определении на пятилетку надо учитывать существующие ограничения и возможности. Назову три основных фактора: экспорт, валовые накопления и потребительский спрос. Первый будет ограничен из-за замедления темпов развития мировой экономики, незначительного восстановления уровня цен на сырье, снижающегося спроса на традиционных рынках сбыта и прежде всего в РФ не только из-за низких темпов роста у наших соседей, но и из-за реализации там программ импортозамещения. Они уже приняты в сельском хозяйстве, машиностроении, АПК, в сфере информационных технологий и медицине.

Но, несмотря на все ограничения, мы должны найти источники наращивания экспорта. Одним из них может стать участие наших предприятий в евразийских производственных цепочках. По оценкам экспертов ЕЭК, только за счет них можно дополнительно получить около 9 млрд. USD экспортной выручки. Второй фактор роста – валовые накопления. Но здесь есть ограничения. Прежде всего сохранится недостаток внутренних источников финансирования инвестиций за счет собственных средств предприятий из-за их финансового состояния. Финансирование из бюджета, которое долго было драйвером роста, также будет ограниченным. В текущем пятилетии бюджет ориентирован в основном на выполнение социальных обязательств и выплату внешнего госдолга.

Многие годы мы пытались заместить прямые иностранные инвестиции (ПИИ) внешними кредитами для обеспечения инвестиционного спроса. Это повлияло на уровень внешнего долга и не способствовало трансферу новых технологий. Низкий приток ПИИ в производственную сферу привел к неэффективной технологической структуре производства и также снизил конкурентоспособность нашей экономики. Потенциал использования ПИИ задействован не в полной мере. Но в ближайшие годы именно он может стать основой развития и создания новых производств. Однако и здесь есть риски. К сожалению, из-за нестабильной внешней ситуации нельзя слишком надеяться на масштабный приток иностранных капиталов. Сами по себе они не придут. Нужно создавать инструменты, стимулирующие зарубежные компании к вложению средств в нашу экономику, гарантировав им стабильность, предсказуемость ведения бизнеса и защиту их прав.

Третий фактор – потребительский спрос, динамика которого зависит от уровня доходов населения и их покупательной способности. Сбалансированность экономики предполагает увязку динамики потребления и производства, а также темпов роста зарплаты и производительности труда.

Такая политика стала проводиться у нас с 2013 г. и будет продолжена. Но следует учесть, что невысокие темпы роста экономики будут сдерживать рост зарплаты, а следовательно, покупательную способность населения, а также объемы внутреннего рынка. Поэтому надо активизировать другие инструменты для роста потребительского спроса: потребительское кредитование, ипотеку, долевое строительство жилья. Но сначала для этого надо снизить инфляцию до однозначных величин, что позволит уменьшить ставки по кредитам и сделает их более доступными для населения. В то же время активизация потребительского кредитования может увеличить импорт. Поэтому важна целевая поддержка приобретения товаров с низкой импортоемкостью и стимулирование продаж отечественной продукции. При этом она по качеству не должна уступать иностранным товарам. Активнее должна развиваться фирменная торговля и новые виды услуг.

– Какие темпы роста ВВП реальны для нашей страны на ближайшую перспективу?

– Сегодня есть разные точки зрения по поводу темпов развития экономики. Наш подход – не количество, а качество роста. Надо произвести столько продукции и услуг, сколько сможет потребить внутренний рынок и принять внешний. Расчеты показывают, что при существующей структуре белорусской экономики максимальные темпы роста ВВП, которые можно обеспечить без внешних займов и чрезвычайного финансирования, ориентировочно составят 1,1–1,2% в год, т.е. за пятилетку – около 6%. Мы должны реализовывать стратегию параллельного роста, когда наряду с традиционной экономикой не мозаично, а целенаправленно и комплексно будут создаваться и развиваться новые сектора.

– Что надо сделать для реализации этой стратегии?

– Во-первых, создать благоприятную макроэкономическую среду и для этого снизить инфляцию до однозначных величин, удешевить кредиты, обеспечить масштабную поддержку предпринимательства, стабильные условия для инвестирования и защиту прав инвесторов. Также потребуется сформировать инструментарий, позволяющий найти компромисс между поддержанием низкой инфляции и сохранением деловой активности бизнеса.

Во-вторых, требуется реанимировать систему стратегического планирования экономики. Ее стержнем должна стать стратегия технологического развития и формирование на ее основе программ развития производительных сил, которые послужат фундаментом и основной составляющей Национальной стратегии устойчивого развития. Технологическая стратегия как научно-технологический прогноз должна разрабатываться на принципиально новых подходах и решать три основные задачи. Первая – дать четкий ответ, куда движется мир, технологии, рынки, каково место Беларуси в глобальных и региональных цепочках и на каждом из этих рынков. Вторая – определить наши возможности, в т.ч. научный, производственный, кадровый, сырьевой, т.е. внутренний потенциал страны. Третья – определить приоритеты, точки роста и программы развития, на реализации которых должны сосредоточить усилия наука, производство, образование и финансы.

По сути, речь идет о «дорожной карте» развития экономического потенциала страны на 10–15 лет с учетом внешнего и внутреннего спроса. В рамках разработки технологической стратегии нужно определиться, на какие рынки ориентироваться, какие технологии развивать самостоятельно, а какие и у кого приобретать, с кем кооперироваться, выбрать приоритетные сектора. В итоге должны быть сформированы программы развития с конкретными инвестиционными проектами. Их можно разделить на стратегически важные, которые будет реализовывать государство, проекты, к реализации которых надо привлечь ТНК или встраиваемые в производственные цепочки в рамках ЕАЭС, а также бизнес-проекты на конкурсной основе. При разработке программ развития преимущество должно отдаваться программам с мультиплицирующим эффектом по вовлечению большего количества отраслей и производств, создающим новые рабочие места и высокий уровень добавленной стоимости, формирующим устойчивый внутренний и внешний спрос и не создающим нагрузку на платежный баланс.

Не менее важно наполнение программ развития инвестпроектами. Причем должен быть баланс между проектами, инвестиции в которые генерируют доход в бюджет, и с теми, которые в дальнейшем повлекут расходы бюджета. Такое стратегическое планирование даст четкие ориентиры для бизнеса и инвесторов: куда вкладывать ресурсы, за счет чего будет обеспечиваться спрос, какая поддержка со стороны государства будет оказываться. Это также позволит перейти от отраслевого планирования к планированию по приоритетам, от «мозаичной» схемы развития (при которой государство направляет средства на поддержку многих отраслей) к системной, где должны сосредотачиваться ресурсы на ключевых направлениях, формирующих новую экономику. Полагаем, что это могут быть энергетика и электроиндустрия, органическое сельское хозяйство и переработка сельхозсырья, высокотехнологичное здравоохранение, информатизация.

– Какие изменения подобные подходы потребуют в системе государственного управления?

– Прежде всего следует разделить управление стратегическим развитием и текущим состоянием экономики. Для координации деятельности по реализации программ развития нужно создать Центр проектного управления при Совмине, в состав которого войдут высокопрофессиональные менеджеры, имеющие опыт в организации бизнеса и способные формировать проектные команды по различным направлениям. Основная цель такого Центра – сконцентрировать усилия государства на прорывных проектах, стать катализатором деловой активности и инвестиций в приоритетные направления развития. То есть выстраивается трехуровневая модель: первый – управление стратегическим развитием, второй – управление текущей деятельностью, третий – оперативное управление планами развития и инвестпроектами.

Сегодня у нас есть Банк развития, Национальное агентство инвестиций и приватизации, Белорусский фонд финансовой поддержки предпринимателей, Белорусский инновационный фонд, технопарки и инкубаторы. Но их недостаточно, а по многим направлениям нет вообще. Поэтому надо создать специализированные агентства по продвижению экспорта субъектами малого и среднего бизнеса, сформировать полноценный финансовый рынок путем развития всех сегментов: банковского, страхования, рынка ценных бумаг, инвестфондов, микрофинансовых и лизинговых организаций.

Беседовала Валерия ГЕРАСИМОВА