$

2.1058 руб.

2.4041 руб.

Р (100)

3.1947 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Резонанс

ТОЧКА ЗРЕНИЯ©

11.10.2013

Мы попросили специалистов оценить возможные последствия планируемого повышения ставки НДС для предприятий и экономики страны в целом.

Ольга ШУЛЕЙКО,

заведующая сектором бюджетно-

налогового

регулирования Института экономики НАН Беларуси,

кандидат

экономических

наук:

— Корректировка налоговых ставок всегда требует очень взвешенного решения, поскольку речь идет о влиянии мер налогового регулирования как на доходы государственного бюджета, так и на условия для инвестирования и предпринимательской деятельности, а также на уровень инфляции в стране.

Даже при неизменной выручке повышение ставки НДС может принести дополнительные поступления в бюджет. При одновременном снижении ставки налога на прибыль до 15% возможно определенное снижение налоговой нагрузки субъектов хозяйствования, прежде всего — для высокорентабельных. Однако у нас немало низкодоходных и убыточных предприятий и, как свидетельствуют данные Белстата, их число в текущем году существенно выросло.

Доля НДС в доходах белорусской казны существенно выше, чем в странах ЕС, а также в России и Казахстане, где ставка этого налога составляет 18% и 12% соответственно. Предполагаемые изменения еще больше увеличат разрыв в ставках, что может оказать негативное влияние на экспортные возможности наших субъектов хозяйствования в условиях существенного усиления конкуренции, и прежде всего на российском рынке. Правда, в экономической теории НДС считается «внутренним», косвенным налогом, нейтральным по отношению к субъектам хозяйствования. Однако анализ показывает, что его влияние на финансовое состояние предприятий весьма существенно. Напомню, что в рейтинге Всемирного банка Doing Business, несмотря на довольно существенное продвижение вперед, Беларусь по-прежнему уступает России и особенно Казахстану.

Увеличение ставки НДС до 22% вплотную приблизит нас к Литве и Латвии, где она составляет 21%, и скандинавским странам, где ставки еще выше. Но одновременно там намного выше ВВП на душу населения и многие другие макроэкономические параметры. Так что равняться с ними было бы некорректно. Впрочем, в ряде стран в последние 2 года существенно повышали налоги, в т.ч. НДС. Это было связано с последствиями финансового кризиса и очень значительным дефицитом государственного бюджета. В Беларуси такой дефицит не прогнозируется.

С другой стороны, предлагаемые изменения повлияют на инфляцию, которая, согласно прогнозу правительства, в следующем году не должна превысить 11%. Однако увеличение ставки НДС обязательно скажется на уровне розничных цен — не зря же это налог на конечное потребление. Таким образом удастся поспособствовать связыванию денежной массы, но есть гораздо более эффективные методы, и прежде всего — регулирование соотношения роста оплаты труда и его производительности. К тому же увеличение потребительских цен из-за ставки НДС негативно скажется на внутреннем спросе и, следовательно, на динамике ВВП, а это может оказаться весьма болезненным для экономики в условиях неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры.

В определенной мере повышение ставки НДС может поспособствовать сокращению потребительского импорта. Но не в меньшей степени пострадает инвестиционный и промежуточный импорт. А ведь доля импортной составляющей в белорусской промышленной продукции очень высока. Так что, несмотря на применение зачетного метода исчисления НДС, неизбежен рост цен и на отечественные товары, в т.ч. из-за определенных ограничений по вычету «входного» налога и нюансов распределения налоговых вычетов. Кроме того, механизм подтверждения правомерности применения нулевой ставки при экспорте в государства Таможенного союза, на наш взгляд, по-прежнему чрезмерно усложнен.

Сегодня реформирование налогообложения должно быть ориентировано прежде всего на стимулирование экономического роста и привлечение инвестиций. Конечно, нужно учитывать и сложности с формированием доходной части бюджета. Но для этого не обязательно изменять действующие ставки налогов. Есть и другие пути, в т.ч. сокращение неэффективных налоговых льгот и усиление инвестиционного стимулирования налогом на прибыль.

Евгений ГЕРШТЕЙН,

заместитель председателя Ассоциации

аудиторских

организаций:

— Возможные по-следствия повышения ставки НДС сегодня бурно обсуждаются в разных аудиториях. Казалось бы, НДС — это универсальный нейтральный налог и его ставка сама по себе не имеет значения для субъектов хозяйствования. Но это лишь теория, а на практике следует различать влияние НДС на производителя и продавца и на конечного потребителя.

Основы принципов и способов взимания НДС заложены еще в 50-е годы XX века. Накопленный опыт показывает, что изначальная концепция этого налога не совсем сообразуется с практикой. Полагаю, что гипотеза об «идеальном налоге на потребление» не выдержала испытания временем по ряду причин. Во-первых, распределение нагрузки на потребителей неравномерно из-за существования различных ставок НДС и наличия в любом государстве, применяющем этот налог, освобождений от его уплаты. Эта неравномерность со стороны плательщиков усугубляется субъективными условиями применения налоговых вычетов и возмещений сумм НДС при экспорте (возможности бюджетов каждого из государств существенно отличаются), а также из-за применения особых режимов налогообложения в свободных, индустриальных и «особых» экономических зонах, технопарках и т.п., что привносит разнообразные нюансы в вопросы взимания НДС. К тому же в таких геополитических образованиях, как Евросоюз, Таможенный союз и других имеются свои особенности взимания и администрирования косвенных налогов внутри них и за пределами.

Поэтому сегодня универсальность НДС вызывает серьезные сомнения. Соответственно, и внутренняя «страновая» методология его взимания даже в рамках интегрированных сообществ может различаться.

Действительно, в целом, если исходить, например, из белорусского налогового законодательства, для предприятия в конечном итоге НДС, рассчитанный по любой ставке, принимается к вычету, и собственные обязательства по уплате НДС уменьшаются на предъявленные поставщиками суммы налога. Но в данный конкретный момент затрачиваются дополнительные средства в результате повышения ставки.

Однако парадокс НДС состоит в том, что в конечном итоге это не только многоступенчатый, не имеющий каскадного характера платеж, но и, по крайней мере, отчасти налог с оборота. Поэтому, будучи добавленным к отпускной цене, он в любом случае увеличивает объем денежных потоков всех участников торгового оборота, причем на любом его этапе. Да, в идеале благодаря налоговым вычетам оптовая цена должна оставаться неизменной. Но на самом деле увеличение ставки НДС влечет прямое повышение как оптовых, так и розничных цен, разве что не прямо пропорциональное. Особенно данный фактор значим на конечной стадии потребления — в розничной торговле. Поскольку рядовой покупатель ни на какие вычеты права не имеет, то увеличение ставки НДС оплатит именно он. Поэтому если для производителя (оптовика) НДС действительно почти нейтрален с точки зрения исполнения налоговых обязательств, то на стоимость покупок домашних хозяйств он влияет прямо и непосредственно.

Другое дело, что по сравнению с налогами с доходов (прибыли) НДС, а еще в большей степени акцизы, намного легче собирать, поскольку они принципиально не зависят от финансовых результатов деятельности субъекта хозяйствования. Но это уже несколько разные аспекты и иная тема: привлекательность или обременительность налога для предприятия, потребителя и интересов бюджета.