$

2.1431 руб.

2.4151 руб.

Р (100)

3.1746 руб.

Ставка рефинансирования

10.00%

Инфляция

0.10%

Базовая величина

24.50 руб.

Бюджет прожиточного минимума

214.21 руб.

Тарифная ставка первого разряда

35.50 руб.

Актуально

ТОЧЕЧНЫЙ СПИСОК:©

17.03.2015

покупай и инвестируй

Государственный комитет по имуществу опубликовал список из 61 предприятия, которые могут быть проданы в этом году на аукционах или по конкурсу. При этом по большинству объектов потенциальным инвесторам предлагается выполнить ряд условий. Одно из основных — вложение дополнительных средств, общая сумма которых составляет более 0,5 млрд. USD.

В большинстве случаев новым владельцам придется пообещать сохранить профиль приобретаемых предприятий, рабочие места и уровень зарплаты не ниже средней по отрасли, а также выполнение ряда показателей, например, уровня рентабельности, объемов производства, энергосбережения и т.п. Но главный вопрос — инвестиции в виде дополнительных эмиссий, беспроцентных долгосрочных займов. Так, условием продажи 17 акционерных обществ, подведомственных Минпрому, является вложение инвесторами дополнительно в совокупности 95 млн. USD. Концерн «Белгоспищепром» готов расстаться с акциями 8 предприятий, которым необходимо 7,8 млн. USD. Минэнерго выставляет к продаже бумаги 7 предприятий, развитие которых требует 13,4 млн. USD. «Беллесбумпром» готов рассмотреть судьбу 6 субъектов хозяйствования, подсчитав, что им необходимо 28,4 млн. USD. «Беллегпром» и Минсвязи выставили к продаже по 5 предприятий с заявленным объемом инвестиций на 7,6 млн. и 5,45 млн. USD соответственно. Минтранс надеется найти владельцев для 2 предприятий, которым необходимы 132,7 тыс. USD. Минсельхозпрод рассчитывает на приватизацию 4 предприятий, в которые просит 0,4 млн. USD.

Есть и более серьезные запросы. Так, тому, кто купит 90,5% акций ОАО «Могилевхимволокно», придется вложить в его развитие 353,2 млн. USD, а будущему обладателю 100% акций «Светлогорск Химволокно» — предоставить план перспективного развития общества и обеспечить его реализацию. Некоторые предприятия власти готовы продать полностью или по 80–99%, как, например, ОАО «Промсвязь», брестские радиотехнический и электромеханический заводы. Менее 50% можно приобрести в деревообрабатывающих предприятиях — ОАО «Ивацевичдрев» (45,06%), «Витебскдрев» (49,29%), «Могилевдрев» (47,83%), «ФанДОК» (49,84%), «Бумажная фабрика «Спартак» (49,9%). После того, как государство вложило в них значительные суммы (в т.ч. в обмен на увеличение своей доли в уставных фондах), приходится искать новые источники. Например, «Ивацевичдреву» нужно 19,5 млн. EUR на условиях беспроцентного 7-летнего займа.

Пакеты в 25% + 1 акция предлагаются в уставных фондах ОАО «БАТЭ» и УКХ «Горизонт». Но достанутся они только ТНК, занимающим ведущее положение в соответствующих мировых рейтингах производителей, которые готовы вложить в эти предприятия 40 и 30 млн. USD соответственно. Государство также намерено избавиться от 42,7% акций ОАО «Бобруйский машиностроительный завод» (который уже входит в российскую группу «ГМС») — при условии вложения 2,5 млн. USD в его модернизацию. Зато 51-процентная доля в СООО «МТС» предлагается без каких-либо условий — что неудивительно после стольких безуспешных попыток ее продать.

В СООТВЕТСТВИИ с законодательством начальная цена продажи акций (долей) устанавливается по наибольшей из их рыночной либо балансовой стоимостей, определенных на 1 января года продажи, а начальная цена продажи предприятий как имущественных комплексов — в размере их оценочной стоимости. Впрочем, о рыночной оценке акций (долей) можно будет говорить лишь после принятия решения Президента по продаже тех или иных объектов.

Заметим, что в условиях экономического спада рыночная стоимость активов обычно падает, что и привлекает инвесторов. Именно эта особенность лежит в основе утверждения «кризис — время возможностей». Однако у белорусских чиновников может быть иная точка зрения на оценку госпредприятий, даже находящихся в тяжелом финансовом состоянии. Кстати, сам факт появления такого перечня — позитивный сигнал для инвесторов и одновременно — признание ошибочности отказа от плановой приватизации в пользу «точечной».

ОДНИМ списком дело не ограничится. В пятницу во время прямой линии председатель Брестского облисполкома Анатолий Лис сообщил о планах выставить в ближайшее время на продажу ОАО «Брестское пиво». В тот же день появилось распоряжение премьер-министра Беларуси от 11.03.2015 № 90р о создании межведомственной рабочей группы по взаимодействию с Европейским банком реконструкции и развития по вопросам приватизации ОАО «Белинвестбанк».

Напомним, в ходе недавнего визита в Минск президента ЕБРР Сума Чакрабарти обсуждалась возможность компенсации выпавших объемов финансирования через дочерние структуры российских банков в нашей стране и перспективы дальнейших инвестиций в Беларуси. При этом глава ЕБРР пообещал «пристально наблюдать за реформированием банковского сектора, чтобы понять, можем ли мы направить дополнительный ресурс через новые банки». Он также отметил, что «если мы услышим четкую установку на приватизацию какого-то банка или финансового учреждения, то сможем начать с ним взаимодействовать еще до момента приватизации». Не исключено, что эти переговоры и подтолкнули белорусские власти к возврату к полузабытым планам.

ПЛАНЫ приватизации «Белинвестбанка» появились еще в 2008—2011 гг. и даже (вместе с «БПС-Банком») входили в число структурных контрольных показателей при получении кредита МВФ. Целью приватизации госбанков, как говорилось в меморандуме правительства Беларуси и фонда, должно было стать «привлечение стратегических инвесторов, способных обеспечить передачу ноу-хау и технологий, а также надежную финансовую поддержку». Тогда зарубежные эксперты (в частности, рейтинговое агентство Moody’s) отмечали, что привлечение стратегического международного инвестора было бы хорошим знаком для банков, потому что позволит повысить уровень прозрачности и риск-менеджмента и улучшит возможности республики при привлечении экстренного финансирования в случае соответствующего изменения макроэкономической политики. Также в комментарии Moody’s говорилось, что «с учетом превалирующей роли этих банков в характерной для РБ системе директивного кредитования они являются менее прозрачными и, соответственно, менее привлекательными для инвесторов. Однако, учитывая их размер, государству становится все сложнее проводить их рекапитализацию и подкреплять эти банки ликвидностью в условиях ухудшающейся экономической ситуации». Эти выводы актуальны по сей день.

В числе потенциальных покупателей тогда назывались немецкий Commerzbank, который впоследствии отказался от сделки, поскольку законодательство Евросоюза запрещает банкам, получающим господдержку, использовать средства для приобретения зарубежных активов. Затем руководство Нацбанка говорило о заинтересованности другого европейского банка, входящего в 30 мировых лидеров. Но дальше анонимных намеков дело не пошло. С тех пор ведущие российские финансовые структуры уже заняли прочные позиции в Беларуси (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Альфабанк и т.д.), а проблемы, стоящие перед отечественной экономикой, практически не изменились. «Финансовый мост» с Россией уже построен, но многие российские банки сами оказались в сложном положении из-за экономического кризиса в РФ и западных санкций. Например, чистая прибыль группы ВТБ по МСФО в 2014 г. упала в 126 раз: со 100,5 млрд. RUB до 0,8 млрд. — главным образом, из-за почти 3-кратного увеличения расходов на резервы. В условиях неопределенности и высоких процентных ставок значительные убытки прогнозируются и в 2015 г., сообщил на прошлой неделе заместитель председателя банка Герберт Моос на телефонной конференции.

Поэтому привлечение западного инвестора выглядит вполне логично. Теперь в качестве потенциальных покупателей Белинвестбанка называют сам ЕБРР или какой-нибудь европейский банк, возможно, с арабским капиталом. В любом случае продажа одного из крупнейших белорусских банков еще больше усилит роль зарубежных структур в отечественной финансовой системе. Так, на 1.10.2014 на долю банков с преобладающей иностранной долей в уставном фонде приходилось 34,5% активов, 33,7% капитала и 48,7% прибыли до налогообложения, причем рентабельность активов и капитала у них в 2,6–2,8 выше, чем у госбанков.

Кирилл ПРУДНИКОВ


Читать «ЭГ»
Подписка
Архивы «ЭГ»
Опросы
Мы в соцсетях